Боголюбов Л. Н. Обществознание. 10 класс. Профильный уровень


Глава IV
СОЗНАНИЕ И ПОЗНАНИЕ

§ 21. Проблема познаваемости мира

Вспомните:

 

  какие органы чувств есть у человека? Как координируется их деятельность? Что такое сознание человека? Как оно связано с речью? Какова структура любой деятельности?

      «Знание — сила», — эти слова принадлежат английскому философу Ф. Бэкону (1561—1626 гг.). В них выражена мысль об огромной роли знаний в жизни отдельного человека и человечества в целом. Действительно, знания об окружающем мире и самом себе необходимы человеку во всех видах деятельности — для строительства жилищ и производства стали, для лечения больных и государственного управления. Знания дают возможность ориентироваться в мире людей, вещей и природных явлений. В наших знаниях спрессован многотысячелетний опыт материальной и духовной деятельности людей (представим себе, что людям не удавалось бы закреплять и передавать последующим поколениям полученные знания; в этом случае каждое новое поколение начинало бы историю с чистого листа и мы сегодня жили бы так же, как наши далекие предки).
      Конечно, не все накопленные знания становятся достоянием отдельного человека. При всем огромном потоке информации, который обрушивается на нас, каждый усваивает, перерабатывает и в дальнейшем использует лишь некоторую его часть. По своему составу эти знания разнообразны. В одних случаях это знания о предметах, их свойствах и полезных для человека функциях. Основы этих знаний раскрываются на уроках физики, химии и других предметов. В других случаях интерес представляют сами способы получения знания и правила деятельности. Значение этих компонентов знаний в современном мире постоянно возрастает. Они включены в содержание многих школьных предметов, но есть и специальная дисциплина — технология.
      Особый тип знаний составляют наши представления и идеи о том, как формируется не знание отдельной предметной области, а наиболее общие принципы человеческого познания, его соотношение с реальным миром, граница между знанием и верой, пределы познавательных возможностей человека. Этот круг вопросов был и остается в центре внимания философов. Как и по многим другим проблемам, здесь сложились различные подходы и теории.

БЫТИЕ И ПОЗНАНИЕ

      Категория «бытие» — одна из центральных в философии. Раздел философии, изучающий фундаментальные принципы бытия, называется онтологией (от греч. слов «сущее» и «понятие», «учение»). Эта категория не только принципиально важна для создания обобщенной философской картины мира, но и трудна для понимания, прежде всего в силу предельной степени общности. Как вы уже знаете, чем более широкий круг явлений, объектов охватывает понятие, тем меньше имеет оно характерных признаков, отражающих его сущность. К предельно широким, а значит, наиболее трудно определяемым философским понятиям можно отнести и категорию «бытие». «Вопрос, который издревле ставился и ныне постоянно ставится и доставляет затруднения, — вопрос о том, что такое сущее», — писал древнегреческий философ Аристотель.
      Вопрос о сущности бытия, его отношении с сознанием проходит через всю историю философской мысли. Долгое время он считался основным вопросом философии. Различные ответы на него мы находим уже у древнегреческих философов. Так, Фалес Милетский полагал, что субстанцией (основой) мира является вода, Анаксимен связывал ее с воздухом, Гераклит — с огнем. Демокрит усматривал основу бытия в реально существующих неделимых атомах, а пустоту считал условием их движения. Платон к истинно сущему относил бестелесные, нематериальные идеи, которые постигаются лишь разумом. Предметный мир, окружающий человека, изменчив и не обладает истинным бытием. Аристотель выделял бытие как таковое (сущее) и сущность отдельной вещи. Бытие, первая из всех сущностей, постигается философски, а сущность вещей изучают частные науки.
      В средневековой онтологии абсолютное бытие часто отождествлялось с Богом. Однако некоторые мыслители рассматривали Бога как дарителя (источник) бытия, возвышающегося над миром сущностей.
      С развитием естествознания бытие все чаще стали понимать как природу. На первый план выходят проблемы познания мира, которые рассматриваются в разделе философии, названном гносеологией.
      Немецкий философ И. Кант различал внешний мир и изначально данные человеку до всякого опыта (априорные) формы чувственного познания (к ним он относил пространство и время), а также категории рассудка (причина и следствие, единичное, особенное, общее и др.). Соединяет их, по мысли философа, познающий человек, обладающий познавательным аппаратом. При этом человеческое знание охватывает лишь мир опыта, а за его пределами лежат непознаваемые «вещи в себе».
      Восходящую к Платону «линию идеализма», как назвали это течение в дальнейшем, проводили немецкие философы XVIII—XIX вв., представители так называемого немецкого классического идеализма. Г. Гегель считал субстанцией мира «абсолютный дух», или «мировой разум», который, проходя в своем развитии стадию природы, сам себя познает в процессе восхождения от абстрактного к конкретному, т. е. от наиболее общих определений к более конкретным, богатым содержанием.
      Однако многие философы не разделяли такого «растворения» бытия в познании и отстаивали идею реальности, объективности бытийного мира, его независимости от познающего субъекта.
      Философы и сегодня, опираясь на труды своих предшественников и учитывая достижения современных наук, продолжают размышлять над проблемами бытия и познания.

ПОЗНАВАЕМОСТЬ МИРА КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА

      С позиций здравого смысла ответ на вопрос о том, познаваем ли мир, может быть только утвердительным. Действительно, если бы познание, а на его основе преобразование мира было невозможным, человечество вообще вряд ли вышло бы из состояния дикости. Даже на овладение основами знаний современному школьнику нужно не менее десяти лет.
      Однако для философии вопрос о познаваемости мира имеет глубокий смысл. Ведь для того, чтобы сказать, каков мир на самом деле, человеку надо выйти за пределы своего сознания, что невозможно. Поэтому, утверждают ряд философов, о том, как соотносятся внешний мир и наши представления о нем, мы ничего сказать не можем. Следовательно, реальность для человека в принципе непознаваема. Философов, разделяющих этот вывод, назвали агностиками (от греч. — непознаваемый).
      Большинство же философов признают познаваемость мира. Однако в вопросе о характере соотношения предметного мира и наших представлений о нем их позиции расходятся. Некоторые считают, что наши органы чувств с «фотографической точностью» воспроизводят действительность. Другие исходят из того, что наше знание всегда несет на себе неустранимый отпечаток субъективной деятельности человека: на наши представления о мире неизбежно влияют накопленный поколениями культурно-исторический опыт, собственные мировоззренческие приоритеты, априорные (доопытные) идеи и т. п. Поэтому уместно говорить о «субъективном образе объективного мира».
      Ряд философов пытались разделить качества, принадлежащие самим внешним предметам (первичные) и возникающие только в сознании человека при воздействии предметов на его органы чувств (вторичные). К первичным качествам были отнесены тяжесть, форма и др., к вторичным — вкус, цвет, запах и др.
      Еще одна гносеологическая проблема, которую активно обсуждают философы, — это вопрос о месте и роли познающего субъекта. Раскрыть ее суть нам поможет рассмотрение познания как специфического вида человеческой деятельности.

ПОЗНАНИЕ КАК ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

      Знания не возникают сами по себе. Они результат особого процесса — познавательной деятельности людей. Обратимся к примеру. Древний человек, охотясь, наблюдая за повадками диких животных, приобретал полезные сведения, которые помогли ему в дальнейшем в их одомашнивании. Или другой пример: ребенок, играя мячом, разбил стекло. Побочным следствием этого поступка (прямым будет наказание) станет знакомство с важнейшим признаком стекла — хрупкостью. Эти ситуации показывают, что познание может происходить непроизвольно, вплетаясь в ткань нашей повседневной жизни. Но вот другие примеры. Зоолог проводит специальные исследования по выявлению особенностей размножения диких животных в неволе. Подросток на уроках физики изучает свойства твердых тел. Здесь уже речь идет о специально организованном познавательном процессе. Ученый, если ему повезет, откроет новые закономерности. Ученик тоже откроет много нового, но для себя. Это станет достоянием его личного опыта.
      Процесс познания, как бы он ни проходил, предполагает наличие двух сторон: познающего человека (субъекта познания) и познаваемого предмета (объекта познания). Как же они соотносятся друг с другом?
      В XVII в. сложилось и долгое время господствовало представление о том, что познающий разум как бы со стороны созерцает мир и таким путем познает его. Цель познания — описать объекты такими, какие они есть на самом деле, вне и независимо от человека. Ее можно достигнуть, если правильно обобщить данные опыта и использовать правильный метод. (Мы уже отмечали, что ряд философов отвергают возможность достижения этой цели в принципе.)
      Подобному взгляду, имеющему и поныне немало сторонников, многие философы и естествоиспытатели противопоставляют иную точку зрения. Познающий субъект не отделен от предметного мира, а находится внутри его. Мы можем познать суть вещи не в качестве пассивных наблюдателей, а лишь через включение ее в нашу активную деятельность. Результаты познания будут отражать не только свойства изучаемого предмета, но и то, как мы организуем процесс познания (методы, формы познания), а также особенности нас самих как познающих субъектов (наши позиции, ранее накопленный опыт и т. д.).
      Немецкий физик В. Гейзенберг (1901—1976 гг.) говорил, что в процессе познания природа отвечает на наши вопросы, но ответы зависят не только от ее устройства, но и от нашего способа постановки вопросов.
      При таком подходе теория не является результатом лишь обобщения опытных фактов, не может быть и единственно правильного, абсолютного метода. Допускается существование нескольких различных теорий, объясняющих одно и то же явление.

ЧУВСТВЕННОЕ ПОЗНАНИЕ: ЕГО ВОЗМОЖНОСТИ И ГРАНИЦЫ

      Принято различать чувственное познание и рациональное познание (мышление).
      «Окнами в мир» называл один мыслитель наши органы чувств. Благодаря им мы получаем необходимую информацию о внешнем мире, а также о состоянии собственного организма. Из курса биологии вы знаете, что органы чувств возникли и развивались в процессе длительной эволюции и неразрывно связаны с деятельностью головного мозга. Пять основных чувств — зрение, слух, осязание, обоняние, вкус — были описаны еще Аристотелем более 2 тыс. лет назад, но и по сей день продолжается их изучение, анализ механизмов действия.
      Так, сейчас исследователям известно, что наибольший объем информации дают зрение и слух. А на ранних этапах эволюции наибольшее значение для живых существ имело обоняние. Хотя нынешний человек не может соперничать в остроте этого чувства с некоторыми видами животных, тем не менее наш нос может различать не менее четырех тысяч запахов. А наш глаз способен различать несколько миллионов градаций интенсивности света и оттенков цвета.
      Но вся та многообразная, разрозненная, нередко противоречивая информация, которая поступает к нам благодаря работе органов чувств, никогда не сложилась бы в упорядоченную картину, если бы не деятельность мозга. Он не только принимает сообщения от всех органов чувств, но и классифицирует и сохраняет полученную информацию. Так, создавая зрительную картину, мозг активно использует уже накопленные сведения, достраивая недостающие фрагменты, восполняя белые пятна. Поэтому, считают исследователи, мы не столько видим, сколько помним и воображаем.
      Различают три формы чувственного познания: ощущение, восприятие, представление. Ощущение — это исходный элемент чувственного опыта. Оно возникает в результате непосредственного воздействия предметов на наши органы чувств. Мы ощущаем форму, цвет, запах, т. е. отдельные свойства предмета. Его целостный образ дает нам восприятие. Оно позволяет выделить предмет из окружающего фона, отображая его форму, положение в пространстве. Восприятие служит также основой формирования представлений. После прекращения воздействия предмета на органы чувств впечатление о нем закрепляется и сохраняется в памяти. Чувственный образ предметов и явлений, сохраняемый в сознании без их непосредственного воздействия, называется представлением. Человек может представить себе когда-то виденное, описать то, что воспринимал раньше. При этом какие-то детали, отдельные черты предмета могут быть утрачены при сохранении его существенных свойств. Такой образ мы называем обобщенным.
      Если «окна в мир» по каким-либо причинам у человека закрыты, он превращается в беспомощное существо, не ориентирующееся в окружающей действительности. Помочь таким людям адаптироваться к окружающей среде может только специальная длительная и кропотливая работа воспитателей, обучающих своих подопечных по принципу «рука в руке» (пальцевая азбука). Это показал накопленный в нашей стране опыт обучения слепоглухонемых детей.
      Вместе с тем наши чувства и при нормальной их работе не всегда передают реальную картину. Например, ложка, опущенная в стакан с чаем, кажется нам искривленной. Многие явления и процессы социальной жизни вообще не доступны чувственному восприятию, например все духовные ценности — убеждения, вера, совесть. Невозможно отобразить при помощи чувств социальные группы, стоимость товара и многое другое.
      Это давало основание ряду философов отрицать или принижать возможности чувственного познания. Так, Платон считал, что истинное знание может быть лишь умозрительным (математика). Наука, возникшая в Новое время, базировалась на представлении о том, что для получения верного знания чувственный опыт должен быть проверен в эксперименте, где конструируются особые условия, а также обработан математически.

СУЩНОСТЬ И ФОРМЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ПОЗНАНИЯ

      Из характеристики восприятия и представления видно, что они в определенной степени уже выходят за рамки чувственного познания: восприятие предмета предполагает его соотнесенность с аналогичными образами, хранящимися в нашей памяти; в представлении одни свойства стираются, другие приобретают особое значение. Это начало мыслительной деятельности по выявлению, обобщению и закреплению наиболее существенного. Таким образом, разделить чувственное и рациональное в познавательном процессе практически невозможно.
      Психологи определяют рациональное познание — мышление — как процесс решения проблем. Их исходные условия задаются реальностью (мы привычно говорим: жизнь поставила новые проблемы), о которой нам сигнализируют наши органы чувств. А вот в том, как разрешить проблему, получить нужный результат, нам приходится полагаться преимущественно на свои мыслительные возможности. Мы получаем данные о реальных процессах и явлениях, преобразуем эту информацию, связывая ее с уже имеющимся у нас опытом. Само преобразование предполагает различные мыслительные операции: анализ, синтез, сравнение, отвлечение (абстрагирование), обобщение и др.
      Одним из результатов и одновременно инструментом познавательной деятельности является понятие, которое философы определяют как мысль, выделяющую из предметной области и собирающую в класс объекты на основе их общего и отличительного признаков.
      Рассмотрим это определение на примере понятия «сабля». В словаре читаем: «Сабля — это рубящее, холодное оружие, состоящее из изогнутого клинка с лезвием на выпуклой стороне и рукояти». Мы видим, что сабля отнесена к классу (роду) оружия, указаны и ее отличительные (видовые) признаки (составные части, особенности клинка), позволяющие выделить данный предмет из круга других, входящих в этот же класс.
      С точки зрения логики каждое понятие имеет объем — класс объектов, выделяемых из совокупности реальных объектов и обобщаемых в понятии, и содержание — присущий именно данному понятию признак. В логике известен закон обратного отношения между содержанием и объемом: чем шире объем понятия, тем беднее оно содержанием, т. е. конкретными отличительными признаками. Сравним понятия «социальная группа» и «средний класс». Первое значительно шире по объему, оно включает наряду со средним классом другие группы, в том числе выделенные и по иным основаниям. При этом второе понятие богаче конкретными характеристиками, признаками, позволяющими отличить данную группу, к примеру, от слоя элиты или группы сельскохозяйственных рабочих.
      Понятия, выраженные в речи отдельным словом, связываются между собой, образуя суждение — мысль, в которой утверждается наличие или отсутствие какого-либо положения дел. В свою очередь, определенная связь высказываний (суждений) приводит нас к умозаключениям. Из некоторых суждений (посылок) путем преобразования содержащейся в них информации мы делаем вывод. Например, мы утверждаем: зубы млекопитающих имеют корни. В этом суждении связаны несколько понятий различной степени общности: зубные корни, зубы, млекопитающие (здесь это наиболее широкое понятие). Добавим к первому суждению второе: собака — млекопитающее. Логическим выводом, связывающим два суждения, будет умозаключение: зубы собаки имеют корни.
      В заключение еще раз подчеркнем неразрывную связь отдельных форм чувственного и рационального познания, а также этих двух видов познания между собой. Мы уже отмечали, что такие формы чувственного познания, как восприятие и представление, содержат элементы, присущие мышлению. Наблюдения за развитием детей первого года жизни показали, что осязание развивает другие органы чувств, формирует умственные способности. Так, недоношенные младенцы, прошедшие курс массажа, демонстрируют большие умственные и физические возможности, чем их сверстники. Ученые обнаружили также, что, когда ребенок засовывает в рот какие-то предметы, он, используя наиболее чувственные органы осязания — язык и губы, не просто хочет ощутить их вкус. Пытаясь при помощи осязания выяснить форму или твердость предмета, ребенок одновременно развивает другие органы чувств, например зрение.
 Основные понятия: знание, познавательная деятельность, онтология, гносеология, чувственное познание, рациональное познание, ощущение, восприятие, представление, понятие, суждение.
 Термины: агностицизм, априорные идеи, мыслительные операции, абстрагирование.

Проверьте себя

      1) В чем заключается философский смысл категории «бытие»? 2) Что такое онтология? 3) Как в истории философской мысли решался вопрос о соотношении бытия и познания (сознания)? 4) Что изучает гносеология? 5) В чем смысл философского вопроса о познаваемости мира? 6) Какова структура познания как вида деятельности? 7) Как менялись представления о роли субъекта в познавательной деятельности? 8) Каковы основные формы чувственного познания? Дайте им краткую характеристику. 9) Раскройте роль и покажите границы чувственного познания в постижении мира. 10) Назовите основные формы рационального мышления. Кратко охарактеризуйте их. 11) В чем проявляется неразрывная связь чувственного и рационального познания?

Подумайте, обсудите, сделайте
      

      1. Сопоставьте познавательную и трудовую деятельность, используя следующие линии сравнения: цели деятельности, объекты деятельности, субъекты деятельности, специфические средства, непосредственный результат деятельности.
      2. Рассмотрите три позиции, отражающие роль субъекта в познании, попытайтесь проиллюстрировать каждую отдельным примером:
      — сторонний наблюдатель, не влияющий на процессы и явления внешнего мира;
      — преобразователь, сознательно воздействующий на предмет изучения;
      — невольный возмутитель, влияющий на внешнюю ситуацию самим фактом своего направленного внимания.
      3. Один философ сравнивал процесс познания с судом: пять органов чувств — это пять свидетелей, только они могут знать истину. Если продолжить данную аналогию, кто в данном случае выступает судьей?
      4. Философ утверждал: «В нашей способности замечать сходства и различия, соответствия и несоответствия различных предметов и заключаются все операции нашего ума. Но эти способности есть не что иное, как физическая чувствительность. Все, значит, сводится к ощущению».
      Поспорьте с философом.
      5. Сравните два умозаключения. Выберите верное:
      1) Все дети любят яблоки. Света — ребенок. Следовательно, Света любит яблоки.
      2) Все дети любят яблоки. Света любит яблоки. Следовательно, Света — ребенок.

Поработайте с источником

Ниже приводится отрывок из книги современного американского социального психолога Р. Солсо.

Как мы распознаем образ?

      Узнаем ли мы собаку потому, что сначала увидели ее шерсть, четыре ноги, глаза, уши и пр., или мы узнаем эти части потому, что сначала увидели собаку? Эта проблема — начинается ли распознавание с частей паттерна (целостной «картинки»), которое служит только основанием для распознавания целого («снизу вверх»), или же оно начинается с выдвижения гипотезы о целом, которая позволяет его идентифицировать, а потом опознаем его составные части («сверху вниз») — называется «аналитический парадокс».
      Некоторые теоретики... предположили, что при определенных обстоятельствах опознание частей и целого может происходить одновременно в направлении снизу вверх и сверху вниз...
      В различных контекстах мы ожидаем увидеть определенные объекты. В кабинете врача мы обнаруживаем стетоскоп, на кухне — столовое серебро, в офисе — пишущую машинку, а на улице — пожарный кран. Похоже, что такое «знание о мире» каким-то образом облегчает идентификацию объектов в знакомых контекстах и мешает их идентификации в неподходящих контекстах...
      Одна из гипотез о том, как распознаются паттерны и формы, называется «сравнение с эталоном»... Согласно такому представлению о распознавании в процессе приобретения жизненного опыта, у нас образуется огромное количество эталонов, каждый из которых связан с некоторым значением. Так, зрительное опознание, например, геометрической фигуры происходит следующим образом: световая энергия, исходящая от этой фигуры, воздействует на сетчатку глаза и преобразуется в нервную энергию, которая передается в мозг. Осуществляется поиск среди имеющихся эталонов. Если находится эталон, который соответствует нервному паттерну, человек опознает этот паттерн. После сопоставления объекта с его эталоном может происходить дальнейшая обработка информации и интерпретация объекта.
 Вопросы и задания: 1) В чем суть аналитического парадокса? 2) Попробуйте изобразить отдельные части человеческого лица. Легко ли они распознаются, если мы соотносим их с целым — лицом? Какую мысль фрагмента иллюстрирует этот пример?

Об этом спорят

      Можно ли измерить интеллект?
      В конце XIX в. исследователи попытались отыскать некий универсальный врожденный фактор, отличающий умников от тупиц. Француз А. Бине создал для Французской академии образования, анализирующей школьную успеваемость, набор тестов-испытаний на внимание, память, сообразительность, эстетические чувства. В результате родился наиболее известный сегодня показатель интеллектуального развития — IQ — коэффициент интеллекта. С тех пор миллионы людей измерили с помощью этого показателя свой интеллект. Соответствующие тесты используются кадровыми службами многих компаний.
      Однако многие ученые считают, что тесты измеряют не сам интеллект, а успешность решения ряда задач. При этом не учитывается множество как долговременных (в хорошей или плохой школе учился испытуемый), так и кратковременных факторов (был ли человек в момент тестирования чем-то расстроен), способных оказать воздействие на результат проверки.

§ 22. Истина и ее критерии

Вспомните:

 

  как в истории философской мысли решался вопрос о соотношении бытия и познания? В чем выражается взаимосвязь чувственного и рационального познания? Как менялась оценка роли и места познающего субъекта в познании?

      Категорию «истина», наряду с понятиями «добро» и «красота», можно отнести к основным ценностям общества. Как писал русский философ В. С. Соловьев, человеку важно, «чтобы предмет его воли... был объективным благом... предмет и содержание его мысли были объективно истинны и предмет его чувства был объективно прекрасен, т. е. не только для него, но и для всех безусловно».
      Вопросы о том, какое знание следует считать истинным, в какой мере оно доступно познающему человеку и какими способами достигается, были и остаются предметом обсуждения в философии и науке.
      Вы уже знаете, что некоторые философы утверждали принципиальную непознаваемость мира. Их назвали агностиками. Но и те, кто признают возможность получения истинного знания, дают различные трактовки категории «истина», по-разному видят ее критерии.

ОБЪЕКТИВНОСТЬ ИСТИНЫ

      Приведем два классических определения истины. Средневековый мыслитель Фома Аквинский утверждал, что «истина есть тождество вещи и представления». Французский философ XVII в. Р. Декарт писал: «Слово «истина» означает соответствие мысли предмету». Таким образом, истинным можно считать знание, которое точно выражает сущность и свойства рассматриваемого предмета. В этом выражается важнейшее свойство истинного знания — его объективность, независимость от сознания человека, его пристрастий и интересов.
      Такая трактовка истины восходит к Аристотелю. Он критиковал позицию философа Протагора, отрицавшего объективность истины и заявлявшего: «Что каждому кажется, то и достоверно». Если прав Протагор, рассуждал Аристотель, значит, «что одно и то же существует и не существует, что оно и плохо и хорошо, что другие противолежащие друг другу высказывания также верны». Но «придавать одинаковое значение мнениям спорящих друг с другом людей нелепо: ведь ясно, что одни из них должны быть ошибочны».
      В дальнейшем, как уже отмечалось, все более отчетливо выявлялась роль субъекта в процессе познания, его влияние не только на средства, но и на результат познавательной деятельности.
      Однако главным оставался вопрос о том, как человек может удостовериться в истинности своих знаний о предмете, если собственно сам предмет дан ему в опосредованных формах — чувственном представлении и рациональном осмыслении. Вот здесь и возникает проблема тех показателей, которые позволяют нам делать вывод об истинности полученного знания.
      Особенно строго к отбору и проверке критериев, способов обоснования истины относится наука.

КРИТЕРИИ ИСТИНЫ

      В истории философии, особенно в период Нового времени, выделились два направления, представители которых по-разному определяли роль чувств и разума в познании. Эмпирики считали, что источником и обоснованием всех знаний является чувственный опыт. В своей крайней форме это направление выражалось в сенсуализме (от лат. sensus — чувство, ощущение) — философском течении, согласно которому ощущения являются единственным источником и основанием знания. Идеалистический сенсуализм само человеческое «Я» сводил к комплексу ощущений, рассматривая мышление как производное от ощущений.
      Ограниченность эмпиризма сегодня достаточно очевидна. Во-первых, как уже отмечалось, на уровнях восприятия и представления для получения целостной картины мира наше сознание использует элементы обобщенных знаний, кроме того, наш чувственный опыт может давать искаженное представление о действительности. Во-вторых, многие теоретические постулаты, лежащие в основе научного знания, нельзя обосновать опытным путем. Кроме того, сам опыт не есть нечто изначальное, мы «видим» действительность под определенным углом зрения, концентрируем внимание на отдельных объектах, по тем или иным значимым для нас причинам, — словом, чувственный опыт есть результат понимания, интерпретации.
      Для представителей другого направления — рационалистов — критерием истины выступал разум. За образец истинного знания принималась математика, начинающаяся с очевидных истин и использующая методы логического выведения нового знания из несомненных посылок. Вместе с тем само определение этих фундаментальных и безусловных оснований познания оставалось для рационализма серьезной проблемой. Декарт считал их «врожденными идеями», немецкий исследователь Лейбниц полагал, что такими основаниями являются «врожденные интуиции». Свойственные рационализму представления об интуитивных очевидностях познания пошатнулись в связи с открытием неевклидовой геометрии (геометрия Евклида долгое время считалась идеалом теоретически обоснованного знания). Поскольку каждая из системы аксиом Евклида, Лобачевского и Римана была теоретически строга, возникал вопрос о том, какая же из них соответствует действительному пространству, является истинной.
      Многие исследователи критиковали рационализм за необоснованные, на их взгляд, претензии на исключительную роль разума в деятельности человека и развитии общества.
      Некоторые ученые предложили считать, что в определении того, что принято считать истинным научным знанием, лежит соглашение между исследователями — «конвенции». Так, французский математик, физик и философ А. Пуанкаре (1854—1912 гг.) писал: «Основные положения Евклида суть также не что иное, как соглашение, и было бы настолько же неразумно доискиваться, истинны ли они или ложны, как задавать вопрос, истинна или ложна метрическая система. Эти соглашения только удобны».
      При таком подходе вопрос об истинности или ложности наших знаний вообще неактуален. Однако то, как упорно возвращаются к нему философы разных школ и направлений, говорит о том, что и сегодня он сохраняет свое значение.
      В попытках снять односторонность указанных подходов родился еще один взгляд на главный критерий истины. Возьмем элементарный пример. Допустим, что человек видит темное пятно на белом фоне. Однако существует ли оно реально? Да, сразу скажут некоторые, при условии, что его видят другие люди. Но, может быть, дело в том, что у всех людей одинаковый психофизиологический механизм восприятия? Как выйти за рамки чувственного опыта? Это возможно разными путями. Во-первых, поставить эксперимент, используя специальные приборы. Во-вторых, осуществить практическое взаимодействие наблюдаемого явления с каким-либо другим. В зависимости от того, получили ли мы ожидаемый эффект, можно судить об истинности первоначального суждения. Оба эти пути укладываются в понятие «практика», которая и рассматривается как критерий истины. При этом данное понятие трактуется широко: в него включаются и материальное производство, и накопленный опыт, и научный эксперимент.
      Вряд ли можно оспаривать значительную роль практики в познавательной деятельности людей. Практические нужды вызвали к жизни многие отрасли научного знания. Из курса истории вы знаете, как потребности земледелия и мореплавания стимулировали развитие астрономии, геометрии. Производство создает приборы и аппараты для научного исследования, существенно расширяющие познавательные возможности человека. И наконец, опыт всего человечества в его историческом развитии является «верховным судьей» достоверности наших знаний. С точки зрения этого подхода знания о предметах и явлениях могут считаться правильными, если с их помощью мы можем сделать те или иные реальные вещи, осуществить целесообразные преобразования.
      Вместе с тем многие философы считают, что признание практики в качестве критерия истины не является окончательным решением проблемы.
      Во-первых, практика не может рассматриваться как универсальный критерий истины. К примеру, ученик сопоставляет результаты, полученные при решении задач, не с реальной действительностью непосредственно, а с теоретическими познаниями (законами, правилами, аксиомами, ранее доказанными положениями), полученными им в процессе обучения. Ученый в ходе своей научной деятельности для подтверждения выдвинутых идей во многих случаях опирается не только на эксперимент, но и на соответствующую теорию. В математических науках обоснование положений всегда завершается теоретическим доказательством: критерием истинности этих положений выступает теория.
      Во-вторых, если рассматривать практический успех как показатель правильности выдвигаемых теорий, значит, придется отказаться от принципа развития знания: если практическую задачу удалось решить, значит, полнота знания о предмете достигнута, получена полная истина. Здесь мы подходим к проблеме различения абсолютных и относительных истин.

АБСОЛЮТНАЯ И ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ИСТИНА

      Абсолютная истина — это несомненное, неизменное, раз и навсегда установленное знание. Абсолютная истина полностью исчерпывает предмет и не может быть опровергнута при дальнейшем развитии познания. Достижимо ли такое знание? Можно ли считать им, например, утверждение, что сумма внутренних углов треугольника всегда равна 180°? Да, для евклидовой геометрии это бесспорное утверждение. Однако в других геометрических системах оно ошибочно. Кроме того, претензия на абсолютное знание противоречит установке на критичность — необходимую черту научного познания. Ведь знание предполагает активную работу мысли, а думать — значит сомневаться.
      Большинство философов рассматривают абсолютную истину как образец (идеал) или предел, к которому стремится наше знание. На пути к этой цели мы получаем относительные истины, т. е. неполное, ограниченное знание. Относительность наших знаний обусловлена рядом причин. Прежде всего сам мир бесконечно изменчив. Ограниченны, как уже отмечалось, и познавательные возможности человека. Кроме того, возможности познания зависят от реальных исторических условий своего времени и определяются уровнем развития духовной культуры, материального производства, имеющимися средствами наблюдения и эксперимента.
      В итоге на каждом этапе познавательной деятельности мы получаем знания неполные, незавершенные, невечные. Но по мере накопления знания одни относительные истины сменяются другими, более полными и глубокими. Некоторые философы сравнивают путь познания с лестницей, где каждая вновь открытая истина — ступень к следующей.
      Обратимся к конкретному примеру. Проследим, как менялись знания и представления людей об устройстве Вселенной. Уже древние люди, наблюдая за небесными явлениями, обнаружили, что, кроме Луны и Солнца, есть еще пять светил, постоянно перемещающихся по небу. Их назвали планетами. Астрономические наблюдения позволили определить продолжительность года, составить первые календари. При этом господствовало представление о том, что Земля — неподвижное плоское тело, вокруг которого вращаются Солнце, Луна, планеты. Во II в. до н. э. древнегреческий астроном Птолемей выдвинул главный принцип своей системы мироустройства: шарообразная Земля — неподвижный центр Вселенной. Эти взгляды продержались почти полторы тысячи лет. И дело не только в том, что они согласовывались с религиозной картиной мира. Эти представления содержали в себе элементы истинных знаний, в частности, относительно траекторий движения планет. Это позволяло заранее вычислять движение планет, что было необходимо для ориентировки во время путешествий и для календаря.
      В XVI в. польский астроном Н. Коперник на основе наблюдений и сложных математических расчетов убедительно показал, что Земля — лишь одна из планет и все планеты обращаются вокруг Солнца. При этом Коперник считал звезды неподвижными, а орбиты движения планет — круговыми. Из курса истории вы знаете, что судьба этого нового учения была драматична, защита и пропаганда его сурово карались католической церковью. Спустя три четверти века немецкий ученый И. Кеплер доказал, что орбиты планет представляют собой эллипсы, он же вывел законы движения планет. Итальянский ученый Г. Галилей своими наблюдениями подтвердил правильность учения Кеплера.
      Новая страница в исследовании Вселенной была открыта в конце XVII в. английским ученым И. Ньютоном. Именно ему, открывшему закон всемирного тяготения, удалось выяснить истинную причину движения планет. (Кеплер ошибочно сравнивал Солнце с гигантским магнитом и полагал, что планеты движутся по орбитам под влиянием его магнетического действия.)
      Сегодня ученые, используя новейшие методы исследования, пытаются выяснить, почему происходит расширение Вселенной, как образовались галактики и ряд других вопросов.
      Таким образом, получая ответы на одни вопросы, познающий разум человека ставит новые проблемы и ищет способы их разрешения.

ИСТИНА И ЗАБЛУЖДЕНИЕ

      Если мы обладаем мощным и эффективным инструментом познания — мозгом, знаем, что такое истина, стремимся к истинным знаниям, то почему так велико количество заблуждений человечества в целом и каждого из нас в отдельности? (Здесь мы отбрасываем случаи заведомой лжи, сознательной подтасовки фактов.)
      Причины наших заблуждений отчасти кроются в некоторых особенностях познавательной деятельности человека. Об этих особенностях, уводящих с пути истинного знания, писал еще в XVI в. английский философ Ф. Бэкон. Он назвал их идолами. Вот, в частности, как характеризовал он «идолов рода», т. е. заблуждений, истоки которых коренятся в самой человеческой природе: «Ум человека уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде». Наверное, оставлять на долю людей лишь «искривление» и «обезображивание» познаваемого мира несправедливо. Но то, что человек, даже стремясь оставаться сторонним наблюдателем, невольно влияет на процесс и результаты познания, сегодня, как мы уже отмечали, признается большинством исследователей. Со времен Бэкона перечень таких «идолов сознания», искажающих истину, вводящих в заблуждение, существенно пополнился.
      В более позднюю эпоху — в начале прошлого века — проблеме заблуждения посвятил одно из своих исследований австрийский физик и философ Э. Мах. Хотя его идея о том, что окружающие нас предметы можно свести к комплексу наших ощущений, была подвергнута критике в науке и философии, ряд его подходов к анализу заблуждений можно считать вполне правомерным. Так, исследователь считал, что для выявления их причин полезно обратиться к тем реальным случаям из истории науки, опыта отдельных людей, когда познавательная деятельность завершалась неудачей, а также широко использовать достижения психологии — новой для того времени науки.
      Современная психология выявила некоторые механизмы восприятия и мышления, которые могут приводить нас к ложным выводам.
      В частности, хорошо известно, насколько мы привержены общепринятым мнениям, даже если они расходятся с достоверными фактами и научно обоснованными выводами. Некоторые из этих мнений складываются стихийно, другие навязываются пропагандой или рекламой. К примеру, долгое время многие были убеждены, что упитанность, «полнотелость» — признак здоровья. Такой взгляд сохранялся вопреки заверениям медиков в обратном. Складываются и веками держатся социальные мифы, например убеждение, что всякая власть от Бога.
      Людям также свойственно устанавливать связь там, где ее нет на самом деле. Так, встречаются люди, считающие, что землетрясения, сколь бы далеко они ни происходили, отрицательно влияют на их самочувствие. Мы слишком доверяем первому впечатлению, преувеличиваем число тех, кто разделяет наши взгляды.
      Но главное, что препятствует установлению истины, — это, говоря языком науки, отсутствие полной и точной информации об интересующем нас предмете, а также необходимых средств для ее обработки. Конечно, вряд ли можно располагать исчерпывающими сведениями, особенно о сложном объекте познания. Именно поэтому мы говорим, что наше знание образуют относительные истины. Но и то, что уже достоверно известно, далеко не всегда учитывается каждым из нас: что-то кажется несущественным, что-то мы отбрасываем как противоречащее сложившимся взглядам. Психологи считают, что это вызвано стремлением экономить познавательную энергию. С лавинообразным ростом информации мы неизбежно становимся познавательными «скрягами». Поскольку наша способность осмысливать информацию небезгранична, мы просто отбрасываем многие сведения, упрощаем сложное, часто принимаем решение, основанное не на анализе ситуации, а на использовании привычной схемы — стереотипа.
      В результате наши выводы нередко поверхностны, а порой ошибочны. К примеру, покупая в магазине какой-либо продукт, мы в первую очередь обращаем внимание на яркую картинку на упаковке и считаем, что изображенное на ней соответствует содержимому. При этом редко обращаемся к помещенному на той же упаковке тексту, который, как правило, содержит более точную и полезную информацию о составе продукта, его пищевой ценности, фирме-изготовителе. В итоге покупка далеко не всегда оправдывает наши ожидания.
      Добывать объективные, истинные знания о мире и человеке призвана в первую очередь наука. Об особенностях научного познания речь пойдет в следующем параграфе.
 Основные понятия: эмпиризм, рационализм, практика как критерий истины, относительная истина, абсолютная истина.
 Термины: сенсуализм, критерий.

Проверьте себя

      1) Каково классическое определение истины как философского понятия? 2) В чем выражается объективность истины? 3) Чем, по мнению эмпириков, обеспечивается истинность наших знаний? 4) Покажите познавательную и мировоззренческую ограниченность эмпиризма? 5) Каков главный критерий истины с позиций рационалистов? 6) В чем недостатки этого подхода? 7) Что включает в себя практика как критерий истины? 8) Раскройте возможности и границы использования критерия «практика» в оценке результатов познавательной деятельности. 9) Дайте определение понятию «абсолютная истина». 10) В чем выражается относительность добываемых нами истин? 11) Каковы, на взгляд философов и психологов, истоки человеческих заблуждений?

Подумайте, обсудите, сделайте

      1. К эмпирикам или рационалистам принадлежат авторы следующих высказываний?
      «Высшее благо заключено в разуме, а не в чувствах... разум в его совершенстве есть благо, присущее человеку, тогда как все остальные чувства — общие с животными и растениями».
      «Истина не познается расчетами, лишь язык сердца знает, где живет великая Правда, которая, несмотря ни на что, ведет человечество к восхождению».
      «Логика скорее служит укреплению и сохранению заблуждений, имеющих свое основание в общепринятых понятиях, чем отысканию истины».
      2. Прочитайте фрагмент одного философского спора.
      «Гилас. Нет ни одной вещи, относительно которой мы могли бы познать ее действительную природу или то, что она такое сама в себе.
      Филониус. Ты хочешь сказать, что я в действительности не знаю, что такое огонь или вода?
      Гилас. Ты можешь, конечно, знать, что огонь горяч, а вода текуча; но это значит знать не больше, чем какие ощущения вызываются в твоей собственной душе, когда огонь и вода соприкасаются с твоими органами чувств. Что же касается их внутреннего устройства, их истинной и действительной природы, то в этом отношении ты находишься в совершенной тьме» (Д. Беркли).
      Можно ли отнести Гиласа к агностикам? Свой вывод обоснуйте.
      3. Русский мыслитель начала прошлого века А. А. Богданов отрицал существование абсолютных истин. В своей статье «Вера и наука» он подверг критике пример такой истины, использованный Ф. Энгельсом, а затем В. Лениным: «Наполеон умер 5 мая 1821 года».
      Богданов доказывал относительность этой истины, выдвигая следующие аргументы: а) летосчисление ведется по григорианскому календарю, который отставал к 1821 г. от астрономического на 13,5 ч; б) смерть зафиксирована по прекращению дыхания и сердцебиения, их считают признаками смерти в результате договоренности, достигнутой в медицинском мире (возможно, в будущем смерть будут устанавливать по другим признакам); в) понятие «Наполеон» относительно — физиологически и психически человеческое «Я» на протяжении жизни несколько раз обновляется; умирающий Наполеон, по сути, уже не был тем, каким он был, например, в сражении под Аустерлицем.
      Разделяете ли вы вывод автора об относительности истины, выраженной в приведенном высказывании? Оцените убедительность приведенных документов.

Поработайте с источником

Прочитайте отрывок из работы В. С. Соловьева «Чтения о богочеловечестве», впервые опубликованной в 1879—1881 гг.

Вера и знание

      Что вне нас и независимо от нас что-нибудь существует — этого знать мы не можем, потому что все, что мы знаем (реально), т. е. все, что мы испытываем, существует в нас, а не вне нас (как наши ощущения и наши мысли); то же, что вне нас, а в самом себе, то тем самым находится за пределом нашего опыта и, следовательно, нашего действительного знания и может, таким образом, утверждаться лишь перехватывающим за пределы этой нашей действительности актом духа, который и называется верой.
      Мы знаем, что 2 × 2 = 4, что огонь жжет — это суть факты нашего сознания; но существование чего-нибудь за пределами нашего сознания (существование, например... существа или существ, производящих на нас действие огня), очевидно, не может быть дано в этом самом сознании, не может быть его фактом или состоянием, и, следовательно, оно может утверждаться только актом веры, «обличающей вещи невидимые».
      Но если существование внешней действительности утверждается верою, то содержание этой действительности (ее сущность, essentia) дается опытом: что есть действительность — мы верим, а что такое она есть — это мы испытываем и знаем. Если бы мы не верили в существование внешней действительности, то все, что мы испытываем и знаем, имело бы лишь субъективное значение, представляло бы лишь данные нашей внутренней психической жизни. Если бы мы не верили в независимое существование солнца, то весь опытный материал, заключающийся в представлении солнца (а именно: ощущение света и тепла, образ солнечного диска, периодические его явления и т. д.), все это было бы для нас состоянием нашего субъективного сознания, психически обусловленным...
      Все, что мы из опыта знаем о солнце... ручалось бы лишь за нашу действительность, а никак не за действительность солнца. Но раз мы верим в эту последнюю, раз мы уверены в объективном существовании солнца, то все опытные данные о солнце являются как действие на нас этого объективного существа и таким образом получают объективную действительность...
      Данные опыта при вере в существование внешних предметов, им соответствующих, являются как сведения о действительно существующем и как такие составляют основание объективного знания. Для полноты же этого знания необходимо, чтобы отдельные сведения о существующем были связаны между собой, чтобы опыт был организован в цельную систему, что достигается рациональным мышлением, дающим эмпирическому материалу научную форму.
 Вопросы и задания: 1) Почему, на взгляд автора, мы не можем знать то, что существует вне нас и независимо от нас? 2) Отрицает ли философ существование объективной реальности? Какой феномен позволяет автору дать определенный ответ на вопрос о существовании внешнего мира? 3) Есть ли, на ваш взгляд, что-либо, кроме веры, что может подтверждать существование объективной реальности?

§ 23. Многообразие путей познания мира

Вспомните:

 

  как человек познает окружающий мир? Какие способы познания существуют? Что такое истина? Чем абсолютная истина отличается от относительной?

      В истории науки о знании и познании рассматривались различные виды знаний. Так, в античные времена было установлено различие между знанием и мнением. Если мнение не обязательно носит достоверный характер, то знание достоверно по определению. Мнение обычно относится к единичным объектам, тогда как знание охватывает общие свойства ряда сходных объектов. Мнение может меняться, оно неустойчиво, а знанию присущи устойчивость и всеобщий характер. Античные ученые нередко отождествляли знание с истиной разума — идеями.
      Средневековье особенно волновал вопрос о соотношении знания и веры. Главное различие между ними усматривалось в доказательности. Если вера таковой не предполагает, то знание требует строгой, логической аргументации.
      Успехи естественных наук в Новое время привели к отождествлению знания и науки. Научное знание становилось основным объектом гносеологии — теории познания. Но именно с этого времени существует разделение знания на различные виды: обыденное, мифологическое, философское, религиозное, художественно-образное.
      Действительно, в мире знания переплетаются рациональное и чувственное, логичное и алогичное, научное и ненаучное. До того, как сформировалась наука, существовали и иные способы познавательного отношения к миру. Но и с развитием науки даже сегодня, в начале XXI в., большинство людей черпают многие сведения о мире отнюдь не из научных трактатов. Наряду с наукой как способом познания мира существуют и другие пути познания. О них речь в данном параграфе.

МИФ И ПОЗНАНИЕ МИРА

      Самым ранним способом понимания природной и общественной действительности был миф. Кто из нас не восхищался поэтичностью, волшебством мифов древних народов? Миф — это всегда повествование, причем истинность его не подлежала сомнению, а содержание всегда так или иначе было связано с реальной жизнью людей. В отличие от науки, которая стремится объяснить мир, установить взаимосвязь между причиной и следствием, миф заменяет объяснение рассказом о происхождении, творении мироздания или его отдельных частей.
      Все происходящее в мифе приобретает значение своеобразного образца для воспроизведения. Он как бы совмещает в себе обязательный рассказ о прошлом и объяснение настоящего и будущего. Так, в греческой мифологии происхождение науки, знаний о мире объясняется подвигом Прометея.
      В мифах, наряду с рассказами, повествованиями о событиях, важных для людей, утверждалась и принятая в данном обществе система правил и ценностей. Это было своеобразное моделирование человеческого поведения в определенных условиях. Сами мифы служили особой «лабораторией» человеческой мысли, в которой были накоплены и систематизированы в определенном порядке социально одобренные образцы поведения на все случаи жизни.
      Какие же сведения об окружающем мире содержали в себе мифы? Прежде всего в них описывались творения мира, животных, людей, происхождение природных сил, особенности рельефа, различные обычаи и обряды. Вероятно, вы можете припомнить такие мифы. Во многих из них творение изображалось как «добывание» героем элементов культуры (например, путем похищения у первоначальных хранителей) или как изготовление творцом. Так, в Древнем Междуречье существовал миф о первых мудрых правителях-полубогах, которые будто бы научили людей всем достижениям техники и культуры.
      Процесс творения мира часто представлялся как превращение хаоса в космос путем постепенного упорядочения, которое сопровождалось борьбой богов или героев с демоническими силами. Описывалось отделение неба от земли, выделение суши из первичного океана, появление трех миров: небесного, земного и подземного.
      Знания о смене времен года содержались в календарных мифах и были связаны с повествованием об умирающих и о воскресающих богах и героях (Осирисе, Деметре, Персефоне и др.).
      У некоторых народов еще в древности существовали так называемые эсхатологические мифы, описывающие грядущую гибель космоса, за которой следует или не следует его возрождение. Идеи гибели космоса или его частей присутствуют в мифах о потопе, который посылают всемогущие боги для испытания людей, давая возможность спастись отдельным представителям рода человеческого.
      Наряду с космическими темами в мифах присутствовали биографические мотивы: рождение, посвящение в полновозрастной статус, брак, смерть мифологических героев. Все эти мифы содержали описания определенных испытаний, через которые герои успешно проходили. Вокруг некоторых мифологических героев складывались целые циклы, как и вокруг отдельных исторических персонажей. Пример первого типа мифов — мифы об Одиссее, Тезее, Геракле. Пример мифов о реальных событиях — мифы о Троянской войне, о которой известно не только по дошедшим до нас сказаниям, но и по данным раскопок немецкого археолога Г. Шлимана.
      Мифы, очищенные от ритуала и элементов святости, дали начало сказкам. К мифам же восходит и древний героический эпос, т. е. сказание о прошлом, содержащее целостную картину жизни народа. Самыми известными примерами героического эпоса, тесно связанного с мифологией, являются «Илиада», «Одиссея», «Махабхарата», «Рамаяна», калмыцкий эпос «Джан-гар» и т. п. Былинные богатыри русского народа также напоминают героев биографических мифов.
      Мифы, сказки, эпос служили своего рода способом сохранения жизненного опыта народов. При этом запоминались не только представления о действительности, но и приемы мышления, которые помогали ориентироваться в окружающем мире.

      Итальянский философ Д. Вико (1668—1744 гг.) остроумно назвал мифы первым изданием умственного словаря человечества.

      Постигая мифы своего народа, индивид начинал соотносить свой личный опыт с родовым опытом коллектива, сообщества людей. В дописьменную эпоху мифы были вместилищем социальной памяти. Это была своеобразная «живая память», сохранявшая совокупность знаний, умений, опыта, накопленного не одним поколением людей.
      Уже в XX в. в исследовании мифов сформировалось несколько направлений. Так, Дж. Фрезер считал мифы ритуальными текстами, в которых все не случайно, всему свое место и время. От этих текстов нельзя отступать, а их истинный смысл доступен немногим, да и он является через откровение. Сторонники иного направления (функционалисты) видели в мифе способ поддержания определенного порядка, который связывает воедино не только общность людей, живущих в одно время и в одном месте, но и их предков. Функция мифа — обеспечивать преемственность культуры племени (народа).
      Мифологические представления древних людей об устройстве мира, деяниях богов и героев остались в прошлом. Но некоторые черты мифологического сознания сохраняются и поныне. Многие из нас по-прежнему верят, что с помощью нескольких простых идей можно объяснить все многообразие мира.
      В XIX в. эту роль приписывали идеям «чистоты рас», «государства всеобщего благоденствия», «царства всеобщей свободы» и т. д. И сегодня одних известных людей общественное мнение героизирует, а других демонизирует. Люди по-прежнему ждут «культурного героя», который откроет перед ними новые, невиданные возможности.

«И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ...»

      Особым способом познания мира является жизненная практика, опыт повседневной жизни. Издавна люди не только стремились объяснять мир в целом, но и просто трудились, мучились неудачами, добивались результатов. При этом они накапливали и определенные знания. В отличие от науки, где знания — самоцель, в практическом опыте они представляют собой «побочный продукт». Например, человек, живший на берегу реки или озера, строил корабль, лодку для плавания по волнам. Основным результатом такой деятельности должно было стать судно, а побочным — знание о том, какое дерево взять, как и чем его обработать, какую форму придать плавучему средству передвижения. При этом закон Архимеда не был известен строителю судна. Но если лодка получалась удачной, то, скорее всего, правила, по которым она была построена, вполне соответствовали научным положениям, пусть даже неизвестным строителю-практику. Массу знаний практического характера давала людям деятельность ремесленника, земледельца, повара, лекаря, винодела, строителя и т. д. Способом формирования практического знания являлось ученичество у опытного наставника, мастера, умельца.
      Практическому знанию, возникающему в ходе накопления опыта, соответствует и свой язык. Припомните: «на глазок», «чуть-чуть», «щепотку» и т. п. Попробуйте точно определить в граммах, минутах, сантиметрах, сколько это. Профессиональное мастерство обладателя такого практического знания требует способности определять микроны и миллиграммы, доли секунды; умения ориентироваться во всем многообразии инструментов, материалов, условий труда при помощи памятных знаков, привычки, сноровки.
      Большинство практических знаний не претендует на теоретическое обоснование и обходится без него. Сегодня трудно найти ребенка, который не умеет пользоваться телевизором, хотя вряд ли он знает принципы передачи изображения на расстояние. Каждый сможет завязать шнурки и при этом обойтись без всякой научной теории.
      В процессе приобретения жизненного опыта человек усваивает не только практические знания, но и оценки, нормы поведения, причем усваивает их как бы исподволь, без специальных усилий, действуя по образцу. Оценочные знания, связанные с повседневным опытом, иногда называют духовно-практическими. От них один шаг до народной мудрости.

НАРОДНАЯ МУДРОСТЬ И ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ

      Возрастание объема и усложнение деятельности людей, направленной на удовлетворение их потребностей, приводили к необходимости фиксировать знания, достижения практики в виде описаний. Причем такие описания содержали как бы собранный воедино обобщенный опыт разных людей, иногда даже многих поколений. Такие обобщенные практические знания составили основу народной мудрости.
      На ранних этапах истории человеческая мудрость приписывалась прежде всего богам, которые в виде дара наделяли ею отдельных людей. Считалось, что люди, которых коснулась «искра Божья», приобретали способность судить о неведомом, предрекать ход событий, направляемых самими богами. С разрушением устоев общества, в котором господствовала мифология, изменилось и понимание мудрости. Она стала трактоваться как умение разбираться в земных событиях самих по себе, без соотнесения с миром богов.
      Из обобщения опыта возникали своеобразные афоризмы, поговорки, суждения, содержащие практические выводы. Все знают выражение «Куй железо, пока горячо». Родилось это суждение из наблюдения, что металл следует обрабатывать в таком состоянии, когда он легче поддается воздействию. Оно означает призыв делать что-либо своевременно, пока условия способствуют деятельности. Сейчас оно может означать действия, вовсе не связанные с кузнечным ремеслом. Большинство свидетельств народной мудрости, зафиксированных в пословицах, поговорках, загадках, связано первоначально с практической предметной деятельностью.
      Загадки тесным образом связаны с искусством древних оракулов, предсказателей, прорицателей. И вместе с тем народная загадка доступна любому человеку, обладающему природным умом и жизненным опытом. Вспомните, как часто в сказке Иванушка-дурачок на деле оказывается достаточно сообразительным, чтобы найти ответы на загадки Василисы Премудрой.
      Отличительной чертой народной мудрости как своеобразного свода рецептов поведения для разных случаев является ее неоднородность, противоречивость. Это связано с тем, что в ней фиксируется отношение разных людей к одним и тем же явлениям, поступкам, поэтому встречаются прямо противоположные суждения по одному и тому же поводу. Например: «Работа — не волк, в лес не убежит», а рядом «Не спеши языком — торопись делом». Вы сами можете продолжить подбор такого рода суждений народной мудрости.
      Теперь обратимся к тому, что такое здравый смысл. Словарь определяет его как стихийно складывающиеся под воздействием повседневного опыта взгляды людей на окружающую действительность и самих себя, причем эти взгляды являются основанием для практической деятельности и морали. Попытаемся разобраться в этом толковании.
      Прежде всего здравый смысл включает сведения (их можно также назвать знаниями), усвоенные стихийно, без специальной познавательной деятельности. Они усваиваются в той мере, в какой человек овладевает живым, непосредственным опытом современников, навыками человеческой жизнедеятельности. В этом понимании здравый смысл составляет так называемое природное мышление и присущ каждому здоровому человеку. Так, с точки зрения здравого смысла, если не знаешь, как пользоваться каким-то прибором, целесообразно спросить у знающего, а если такового нет — не трогать прибор без крайней нужды. Здравый смысл подсказывает, что лучше не делать того, что может повредить другим и самому деятелю.
      Несомненно, здравый смысл фиксирует многократно проверенные, казалось бы, очевидные сведения. Но можно ли всегда и во всем доверять только ему? Иными словами, достаточно ли для полноценной деятельности только здравого смысла?
      Стоит заметить, что здравый смысл, будучи тесно связанным с опытом многих людей, опутан заблуждениями, предубеждениями, устойчивыми представлениями, стереотипами, принимаемыми людьми данной эпохи в качестве абсолютных, незыблемых истин. Так, во времена Гомера полагали возможным существование людей с песьими головами. Это вызывало удивление, но не сомнение. Здравый смысл — явление достаточно консервативное, он меняется мало, новые сведения с трудом вытесняют прежние, однако все-таки с течением времени изменения происходят. Может быть, и неплохо, что в процессе непрерывного развития представлений о мире остаются неизменными некоторые области знаний, опирающихся не столько на науку, сколько на живой опыт предков.

ПОЗНАНИЕ СРЕДСТВАМИ ИСКУССТВА

      Иной тип познания дает искусство. Оно имеет дело с художественным освоением мира. Конечно, искусство не ограничивается познанием мира, его назначение значительно шире. В искусстве выражается эстетическое отношение человека к действительности. (Далее своеобразие эстетической деятельности будет обсуждаться специально. Здесь мы ограничимся указанием на познавательную сторону искусства.)
      Так, можно изучать историческое прошлое по архивным документам и археологическим находкам, систематизируя и обобщая их. Но можно узнавать о прошлом и с помощью художественных произведений, созданных мастерами литературы, живописи, театра. Художественное произведение дает эмоционально окрашенное и яркое представление не только о том, как выглядели герои прошлого, но и о том, что они думали и чувствовали, как вели себя в определенных обстоятельствах, помогает ощутить дух времени.
      В свое время литературный критик В. Г. Белинский называл роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин» «энциклопедией русской жизни». Действительно, читатели знакомятся с различными сторонами жизни русского общества начала XIX в.
      Специфическим способом художественного познания является художественное обобщение, образ.
      Будучи отражением действительности, образ обладает определенными свойствами реально существующего предмета. Литературный рассказ о событии не является самим событием, но дает возможность воссоздать его при помощи фантазии читателя. Мрамор не является живой плотью, но стоит «отсечь от глыбы лишнее», как утверждал великий скульптор Микеланджело, придать холодному камню форму художественного образа — и вот перед восхищенным зрителем мощное тело красавца атлета или озаренное светом мудрости лицо философа. Плоскость холста, использованного живописцем при помощи мастерства, цвета, линии, композиции, превращается в трехмерное пространство. Такое замещение одного предмета другим ведет свое начало от первобытного миросозерцания, согласно которому все вещи могут превращаться друг в друга. Один предмет может заменять собой другой, при этом яснее становится суть и предназначение обоих.
      В античном и средневековом искусстве место художественного образа занимал канон — свод прикладных правил художественного или поэтического ремесла. Следование ему было необходимым условием художественной деятельности. В эпоху Возрождения появилось представление о стиле как праве художника создавать произведение в соответствии со своей творческой инициативой, т. е. творить мир по собственному представлению о нем. В XVIII в., когда бурно развивались знания о природе, художественная форма стала восприниматься как своеобразная организация, упорядоченность, подчиненная внутренним целям. Художник, познавая мир, преображал его в художественных образах. От Г. Гегеля ведет начало понимание искусства как «мышления в образах».
      Г. Гегель писал, что образ стоит «посредине между непосредственной чувственностью и принадлежащей области идеального мыслью». Иными словами, образ помогает представить идеальную мысль через реальное воплощение и понять это воплощение как выражение мысли. Поясним это на примере.
      У М. Ю. Лермонтова в стихотворении «Поэт» находим образ: поэзия — «колокол на башне вечевой». Здесь сопоставляются далекие друг от друга реально существующие объекты. Но с помощью замещения одного другим появляется возможность открыть в поэзии такое свойство, как способность объединять людей, созывать их в минуты, важные для жизни, и т. д. Согласитесь, что можно написать множество книг на тему «Что такое поэзия», а можно предложить яркий образ, и многое делается яснее, проникновение в мир поэзии становится глубже. Вместе с тем объяснять словами смысл художественного образа непросто. При этом неизбежно происходит его обеднение, какие-то важные детали не переводятся на язык слов, остается тайна звучащего поэтического образа.
      Поэту древности Гесиоду принадлежат слова: «Музы говорят ложь, которая похожа на правду». Будучи идеальным, а не реальным объектом, образ обладает некоторыми свойствами понятий, представлений, гипотез и других мыслительных конструкций, которыми человек пользуется, познавая мир. Он не просто отражает мир, а как бы обобщает важные свойства многих реальных объектов. Образ раскрывает в единичном, преходящем, случайном сущностное, неизменное, вечное. В нашем примере из Лермонтова несущественными являются конкретные характеристики колокола, для нас важно то назначение поэзии, которое найденный образ передает емко и глубоко.
      С помощью художественного образа искусство создает своего рода гипотезу окружающего мира или его частей. Эта гипотеза непременно требует от воспринимающего и познающего мир собственной фантазии, творчества, глубокой мыслительной деятельности, наконец, готовности воспринимать мир таким способом.
      Итак, согласимся, что познавательная деятельность весьма разнообразна. Она не может быть представлена как торжественное шествие к абсолютной истине, в ходе которого осуществляется прирост все новых и новых истин. На пути познания человека ждут и заблуждения, и разочарования, и ошибки. Передовые научные знания могут уживаться с предрассудками и невежеством. Все это не отменяет значения научного познания, но лишь подчеркивает, что многообразие проявлений человека и богатство мира вокруг него требуют и многообразия познания действительности, сочетания разных способов и форм познавательной деятельности.

ТАМ, ГДЕ КОНЧАЕТСЯ НАУКА

      Еще одним следствием существования вненаучного знания является появление время от времени таких направлений, которые получили обобщенное наименование «паранаука» (от лат. para — после, при), т. е. околонаучное знание. В отличие от здравого смысла, который неизменно стремится к ясности, однозначности, рецептурности (делай так-то и не делай того-то), паранаука грешит туманностью и загадочностью сведений, которыми она оперирует. Как часто приходится читать или слышать о неких загадочных, необъяснимых явлениях (неопознанных объектах, фантастических случаях исцеления неизлечимо больных, отвергнутых медицинской наукой и практикой, и т. д.). Нет сомнения, далеко не все тайны природы, общества, самого человека открыты, никто не возьмется утверждать, что наука проникла в самые далекие уголки мироздания. В силу ограниченности возможностей науки ответить на все без исключения вопросы всегда существует некое неисследованное пространство, проникнуть в которое стремится человек. Это пространство занимает паранаука, нередко используя сведения, не подтверждающиеся экспериментом, не вписывающиеся в принятые теории или просто противоречащие общепринятым и проверенным практикой научным знаниям.
      Вероятно, было бы неверным считать, что все, что сегодня наука объяснить не может, — это область паранауки. Конечно, возможны прорывы на отдельных участках познания, обгоняющие развитие теорий. Существуют достоверные факты, не вписывающиеся в сложившиеся научные системы. Но это не значит, что недобросовестное обращение с такими фактами дает право на отрицание их научной ценности. Подход к таким вопросам должен быть продуманным и объективным.
      Паранаука отличается претензией на универсальность: часто найденные лекарства или метод лечения, далекие от традиционной медицины, сторонники паранауки спешат объявить универсальным средством от всех болезней. Нередко паранаука, претендуя на исключительность, прибегает к псевдонаучной терминологии, труднопереводимой и загадочной или бессмысленной. Например, утверждение «Человек рождается со сферическим биополем» содержит больше вопросов, чем информации. Что такое сферическое биополе? Кто и как определил его сферичность? На какое расстояние оно распространяется? Если геометрически человек не точка, то значит ли это, что на разных участках тела биополе имеет разную толщину, чтобы оставаться сферой? Но паранаука не стремится к ответам на эти бесконечные вопросы, она безапелляционно использует подобную формулу, объясняя с ее помощью причины болезней или другие проблемы человека.
      Для паранауки характерны также завышенные претензии на внимание к себе (это выглядит примерно так: «Я предложил новое лекарство от всех болезней, но фармацевтам объяснять этого не буду, поскольку они еще не доросли. Организуйте мне доклад перед президиумом Академии наук или выступление по телевидению на всю страну, иначе я слова не скажу»). Всякие предложения провести дополнительные экспертизы или проверки воспринимаются как оскорбление и недоверие. При этом паранаука нередко демонстрирует нетерпимость к науке традиционной, апеллирует не к профессионалам, а к массам, прессе и т. п.
      Заканчивая разговор о паранауке, отметим, что, хотя она иногда и способствует выдвижению новых научных проблем, для нее характерны уход от конкретных объяснений, стремление обойти те факты, которые не соответствуют или противоречат используемым ею методам.
 Основные понятия: виды и уровни человеческих знаний, мифологическое и рационально-логическое знание, жизненный опыт и здравый смысл.
 Термины: гносеология, эсхатология, художественный образ, паранаука.

Проверьте себя

      1) В чем проявляется многообразие путей познания мира человеком? 2) Какие пути познания мира, помимо научного познания, существуют? Что их объединяет? Чем они различаются? 3) Можно ли утверждать, что ненаучное познание ведет человека к истине? Ответ аргументируйте. 4) Чем отличается результат познания средствами искусства от иных результатов познавательной деятельности человека?

Подумайте, обсудите, сделайте

      1. На примере любого мифа о творении определите, что именно люди знали об устройстве мира в период зарождения этого мифа.
      2. Отгадайте следующие народные загадки, опираясь на жизненный опыт и знания.
      Какое живое существо бывает двуногим, трехногим и четвероногим и при этом чем больше ног имеет, тем слабее становится?
      Одного не знаю, другого не вижу, третьего не помню.
      3. Почему многие загадки имеют разнообразные, в равной мере справедливые отгадки?
      4. Сделайте логическое умозаключение на основе следующих суждений:
      Различные виды знаний являются результатом познавательного процесса.
      Знание в широком смысле слова — это вся информация, полученная о предмете познания.

Поработайте с источником

Прочитайте отрывок из работы российского психолога Б. М. Теплова (1896—1965 гг.).

Практическое мышление

      Различие между теоретическим и практическим мышлением заключается в том, что они по-разному связаны с практикой: не в том, что одно из них имеет связь с практикой, а другое — нет, а в том, что характер этой связи различен.
      Работа практического мышления в основном направлена на разрешение частных конкретных задач: организовать работу данного завода, разработать и осуществить план сражения и т. п., тогда как работа теоретического мышления направлена в основном на нахождение общих закономерностей: принципов организации производства, тактических и стратегических закономерностей. <...>
      Работа практического ума непосредственно вплетена в практическую деятельность и подвергается непрерывному испытанию практикой, тогда как работа теоретического ума обычно подвергается практической проверке лишь в своих конечных результатах... Теоретический ум отвечает перед практикой лишь за конечный результат своей работы, тогда как практический ум несет ответственность в самом процессе мыслительной деятельности.
      Ученый-теоретик может выдвигать разного рода рабочие гипотезы, испытывать их иногда в течение очень длительного срока, отбрасывать те, которые себя не оправдывают, заменять их другими и т. д. Возможности пользоваться гипотезами у практика несравненно более ограниченны, так как проверяться эти гипотезы должны не в специальных экспериментах, а в самой жизни, и — что особенно важно — практический работник далеко не всегда имеет время для таких проверок. Жесткие условия времени — одна из самых характерных особенностей работы практического ума.
      Сказанного уже достаточно, чтобы поставить под сомнение одно очень распространенное убеждение, а именно убеждение в том, что наиболее высокие требования к уму предъявляют теоретические деятельности: наука, философия, искусство. Кант в свое время утверждал, что гений возможен только в искусстве. Гегель видел в занятиях философией высшую ступень деятельности разума. Психологи начала XX в. наиболее высоким проявлением умственной деятельности считали, как правило, работу ученого. Во всех этих случаях теоретический ум рассматривался как высшая возможная форма проявления интеллекта. Практический же ум, даже на самых высоких его ступенях — ум политика, государственного деятеля, полководца, — расценивался с этой точки зрения как более элементарная, более легкая, как бы менее квалифицированная форма интеллектуальной деятельности.
 Вопросы и задания: 1) Какие различия теоретического и практического мышления выделяет Б. М. Теплов? 2) Каким видам деятельности в большей мере соответствует практический тип мышления? 3) Продолжите перечень названных во фрагменте видов деятельности. По какому принципу вы включаете тот или иной вид деятельности в данный список? 4) Согласны ли вы с ученым в оценке значения практического мышления? О чем бы вы могли поспорить? Какие аргументы вы можете привести в пользу своей точки зрения?

§ 24. Научное познание

Вспомните:

 

  как связаны чувственное и рациональное в познавательной деятельности людей? Какое знание считается истинным? В чем выражается объективность истины? С какими законами развития природы, открытыми учеными, вы познакомились на уроках физики, биологии?

      Действительность постигается человечеством различными путями и способами. Основным из них уже на протяжении нескольких веков является наука. Добытые ею знания лежат в основе новейших технологий, промышленного производства, медицины, образования и многих других областей деятельности. Что же позволило науке достичь столь впечатляющих успехов? Пониманию этого поможет рассмотрение особенностей научного познания.
      В то же время сегодня возросло число людей, доверяющих ненаучным и даже антинаучным способам обретения знания. Почему это происходит? Некоторые возможные ответы на этот вопрос приводятся в параграфе.

ОСОБЕННОСТИ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ

      Прежде всего наука нацелена на получение нового для человечества знания, открытие того, что еще не известно людям. При этом ей свойственно стремление к объективности, к изучению мира таким, каков он есть вне и независимо от человека. Полученный при этом результат не должен зависеть от частных мнений, пристрастий, авторитетов. Так, известный физик М. Планк (1858—1947 гг.) говорил, что он хочет отыскать такие знания, которые истинны не только для всего человечества, но и для инопланетного разума, если тот вообще существует.
      В рамках обыденного сознания правильность своих представлений и суждений мы проверяем повседневной практикой. Особенную убедительность выводы и наблюдения приобретают в том случае, если они подтверждаются не только нашим личных опытом, но и опытом других людей. Науке этого недостаточно. Для подтверждения истинности получаемых знаний в науке используются специальные методы исследования, особые процедуры проверки результатов. В одном из американских словарей наука определяется как «наблюдение, классификация, описание, экспериментальные исследования и теоретические объяснения естественных явлений». Конечно, такое определение не может рассматриваться как исчерпывающее, но в нем указаны основные методы и средства, используемые в научном познании. Мы еще остановимся на этом вопросе.
      К принципам научного исследования относят воспроизводимость полученного результата в одних и тех же условиях (так, возможность клонирования была признана научным фактом лишь после того, как соответствующие результаты были получены в ряде научных исследовательских центров), открытость выдвигаемых положений рациональной критике.
      Для описания знаний, которые мы добываем в повседневной деятельности, нам достаточно обычных слов, используемые понятия не требуют особой точности. Науке же требуется специальный язык, включающий особые термины, строго определяемые понятия, математические символы.
      Важной чертой научных исследований является их направленность на получение таких данных, которые не только связаны с сегодняшним днем, но могут найти применение в будущем. Известны многочисленные факты, когда те или иные научные открытия рассматривались современниками как имеющие чисто теоретическое значение, бесполезное в практическом отношении. Однако проходили годы, десятилетия, и знания, добытые наукой, становились основой создания новой техники и технологий, непосредственно влияющих на жизнь людей. Какую, казалось бы, пользу можно было извлечь из открытия Г. Р. Герцем электромагнитных волн? Но спустя десятилетия наш соотечественник А. С. Попов на его основе изобрел привычное нам радио.

ДВА УРОВНЯ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

      Основу науки составляют точно установленные факты, а также выявленные в ходе наблюдений и эксперимента, обобщения и систематизации полученных данных закономерные связи между ними — эмпирические законы. Эти факты и законы образуют эмпирический (от греч. empeiria — опыт) уровень научного знания. К нему относятся хорошо известные вам из курса физики законы Шарля (зависимость давления газа от температуры), Гей-Люссака (зависимость объема газа от температуры), Ома (зависимость силы тока от напряжения и электрического сопротивления) и многие другие. Эти зависимости были выявлены экспериментально.
      Другим уровнем научного знания является теоретическое познание. Оно имеет дело с такими связями и отношениями, которые охватывают очень широкий класс явлений, а также такими объектами, которые нельзя непосредственно наблюдать, — идеальными объектами (идеальный газ, абсолютно черное тело, общественно-экономическая формация и др.). Оперируя такими объектами, теоретическое познание способно достигать высокой степени обобщения, формулировать законы. Среди законов, открытых и обоснованных на теоретическом уровне, — закон сохранения и превращения энергии, закон всемирного тяготения, законы наследственности и т. д. Подобные законы вместе с другими тесно связанными между собой компонентами — типологиями, классификациями и др. служат исходным материалом для построения научной теории. Помимо этой основы, теория, как правило, включает в себя правила логического вывода и доказательства, а также совокупность сформулированных в теории утверждений — основной массив теоретического знания.
      (Вспомните известные вам теории в области математического, естественно-научного, исторического знания.)
      Познавательное значение теорий очень велико. Они позволяют объяснять изучаемые явления и процессы, предсказывать их развитие в будущем. Например, теория Ньютона или, как ее называли, небесная механика, включающая закон всемирного тяготения, три закона движения, создала новую физическую картину мира, дала возможность рассчитывать движение небесных тел, указала направление новым научным поискам. Благодаря вычислениям Э. Галлея на основе законов небесной механики впервые была установлена дата (1758 г.) приближения к Земле кометы, получившей в дальнейшем название кометы Галлея. Расчет ученого подтвердился. Теория Ньютона помогла открыть новые планеты Уран и Нептун.

МЕТОДЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ

      Эмпирические научные знания добываются, как уже отмечалось, в ходе наблюдений и эксперимента.
      Научное наблюдение носит целенаправленный характер: исследователь, ведущий наблюдение, ставит перед собой определенные задачи, руководствуется ранее накопленными научными знаниями. Фиксируя результаты наблюдений, ученый использует метод описания и классификации.
      Экспериментальное естествознание возникло в XVII в. До этого исследователи опирались преимущественно на обобщение повседневного опыта, наблюдения. С развитием техники, появлением приборов, инструментов возникли условия для проведения эксперимента. Кроме того, человек Нового времени был нацелен на проявление активности во всех сферах жизни.
      В отличие от наблюдений в ходе эксперимента исследователь может рассматривать интересующий его предмет изолированно, а также подвергнуть специальным воздействиям. Вместе с тем нередко именно наблюдение помогало поставить экспериментальную задачу. Так, английский придворный врач У. Гилберт натирал шерстью или мехом янтарь, алмаз, стекло и наблюдал, как после этого к ним притягиваются мелкие тела. Гилберт и название придумал этому явлению — электричество (от греч. electron — янтарь). Это еще не эксперимент, но шаг к нему. А вот датский физик X. Эрстед, используя по сегодняшним меркам простейшие приборы — гальваническую батарею, проволоку, магнитную стрелку, провел настоящий эксперимент.
      Постепенно эксперименты усложнялись, становились более трудоемкими, требовали все более совершенных приборов. Современный научный эксперимент — это нередко настоящее техническое чудо, где используются сложнейшие и чувствительнейшие приборы и оборудование. Такое оборудование, как правило, очень дорогостоящее. Сэкономить значительные средства позволяет использование в науке метода мысленного эксперимента.
      А какие познавательные средства используются на теоретическом уровне научного исследования? На первый взгляд может показаться, что достичь более высокого уровня обобщения, присущего теоретическим знаниям, можно путем увеличения количества экспериментов. Но это не так. Из курса физики вы узнали, что, к примеру, закон сохранения и превращения энергии не мог быть выведен экспериментально (из опытов) на основе обобщения наблюдаемых фактов. Нельзя его было вывести и чисто логическим путем как следствие из принятых утверждений. То же самое можно сказать о законах движения и о всех других фундаментальных теоретических законах любой области науки. На этом уровне познания огромную роль играет выдвижение гипотез, научное моделирование, творческое воображение ученого.
      Многие научные положения первоначально выступают в форме гипотез, т. е. предположений, догадок. Иногда гипотезы воспринимают как что-то надуманное, искусственное. Но научный поиск без них невозможен. В ходе исследования наступает этап, когда новые факты не укладываются в рамки прежних объяснений. Вот здесь-то и необходимы различные гипотезы, отдельные из которых затем находят подтверждение. Так, физик П. Дирáк предсказал существование антиэлектрона (позитрона) за несколько лет до того, как эта частица была обнаружена экспериментально.
      Научная гипотеза в известном смысле является моделью. Здесь рассуждение строится по формуле «такое могло быть». Многие модели построены по принципу упрощения: «опустим для ясности некоторые детали». Примером подобной модели является представление об идеальном газе: в нем отсутствует столкновение между молекулами, поэтому они движутся полностью независимо друг от друга.
      Нередко модель строят по аналогии. Такие модели использовались еще в глубокой древности. Древнегреческий философ Эпикур представлял себе строение жидкости по образцу сыпучих тел, прежде всего всем известного зерна.
      В современной науке широко применяется математическое моделирование, где объектом-заместителем выступают системы математических уравнений. Вместе с тем и образные модели продолжают работать на науку. Так, по некоторым свидетельствам, толчком к открытию немецким физиком А. Кекуле формулы бензола стала его встреча на улице с телегой, на которой везли клетку с обезьянами. Те висели в клетке, цепляясь лапами и хвостами кто за стенки, кто друг за друга.
      Обобщая сказанное, можно заключить, что модель в науке используется как аналог реальности, способный заменить в определенном отношении изучаемый предмет.

ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ И ИНТЕГРАЦИЯ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

      Напомним вам значение терминов, вынесенных в подзаголовок. Дифференциация (от лат. differentia — разность) означает разделение, расчленение целого на части, формы и т. п. Термин «интеграция» (от лат. integration — восстановление) фиксирует обратный процесс — сближение и связь различных частей, процессов, явлений.
      Зачатки научных знаний появились очень давно. Уже древневосточные цивилизации накопили немало астрономических, математических, медицинских знаний. Древнегреческие мыслители первыми перешли к созданию логически связанных систем — теорий (математических, философских, космогонических). Однако элементы научных знаний были как бы растворены в более общих познавательных системах: сначала в мифологии, а затем и в философии.
      Представление о науке как самостоятельной и наиболее ценной форме постижения мира и человека складывается в эпоху Нового времени. И сразу научное знание начинает дифференцироваться — появляются отдельные науки со своими предметом и методами исследования. Вслед за математикой оформляется научное естествознание. Утверждается мысль, что изменениями объектов управляют законы — универсальные и всеобщие связи, господствующие в мире природы. Изучение этих связей становится возможным благодаря появлению наряду с теоретическими и экспериментальных научных методов. Бурное развитие промышленности в эпоху индустриальной цивилизации, изобретение новых инженерных устройств были связаны с появлением технических наук. Во второй половине XIX в. происходит становление социального и гуманитарного научного знания.
      Появлению общественных наук способствовали два обстоятельства: во-первых, начавшиеся в XIX в. глубокие общественные изменения, вызвавшие потребность в лучшем понимании социальных процессов и возможном управлении ими; во-вторых, очевидный прогресс естествознания. Последнее обстоятельство породило стремление создать научную социологию по образцу естественных наук: новое обществознание стали называть «социальной физикой». Вскоре, однако, исследователи обратили внимание и на специфику социального знания.
      Последними оформились гуманитарные науки, или, по определению одного философа, «науки о духе». Эти науки своими средствами, прежде всего методами анализа текста, изучают явления духовной культуры. У этой области научного знания есть серьезные «конкуренты» — философия и религия.
      Дифференциация научного знания продолжилась в последующие десятилетия. Особенно бурный характер она приняла в минувшем веке. В предмете исследования классических наук выделялись все новые грани, расширялась палитра методов исследований. Это позволяло выделяться все новым отраслям научного знания. Многие из них возникали на стыке традиционных областей науки: физическая химия, математическая лингвистика, социальная психология и т. п.
      Дифференциация наук позволяла добывать более глубокие знания об изучаемых объектах, выявлять ранее скрытые стороны и отношения. Вместе с тем нарастала потребность в интеграции научного знания, позволяющей объединить часто разрозненные компоненты в единую картину, а значит, проследить определяющие связи в развитии целого. Особенно остро недостаток интеграции научного знания ощущался в изучении человека как целостной развивающейся системы. Для его преодоления в нашей стране в конце прошлого века был создан специальный научный институт, объединивший специалистов разных направлений; стали выходить периодические издания соответствующей тематики.
      Интеграции научного знания, по оценкам специалистов, препятствует дефицит объединяющих научных идей; бурный рост специализированного научного знания, который не позволяет ученым стать специалистами по целому ряду научных дисциплин (иными словами, век энциклопедистов безвозвратно прошел).

КАК ПРОИСХОДЯТ НАУЧНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ

      Долгое время развитие науки представлялось постепенным сбором сведений и уточнением уже познанного, подобно тому как кирпичик к кирпичику возводится стена. При таком подходе картина мира не изменяется в своих основах, а лишь охватывает все новые сферы действительности, истоки же добываемых наукой знаний всегда можно найти в прошлом. Поэтому очень важно изучать труды предшественников.
      В середине нашего столетия американский философ Т. Кун предложил другую концепцию развития науки, согласно которой оно идет не путем плавного наращивания новых знаний, а через периодические и коренные изменения в системе научных знаний, т. е. через научные революции. На этапе так называемого нормального периода развития науки существующие научные теории позволяют успешно решать возникающие проблемы. Но постепенно накапливаются факты, не поддающиеся объяснениям в рамках этих теорий. Начинается этап кризиса, когда выдвигаются смелые гипотезы, происходят научные открытия, предлагаются новые способы решения научных проблем. В результате формируются новые, часто несовместимые с прежними научные теории, объясняющие всю совокупность накопившихся эмпирических данных. Это означает, что произошла научная революция.
      Ярким примером такой революции является смена научной картины мира, происшедшая в начале XX в. Исследования А. Эйнштейна, М. Планка и других выдающихся ученых коренным образом изменили представления о пространстве, времени, материи. И все же, существенно обогатив их, физика прошлого века не отменила прежних представлений, но указала на ту область, в пределах которой они справедливы.

НАУЧНОЕ МЫШЛЕНИЕ И СОВРЕМЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК

      Каждый из нас, будучи даже очень далек от профессиональной научной деятельности, постоянно пользуется плодами науки, воплотившимися в массе современных вещей. Но наука входит в нашу жизнь не только через «дверь» массового производства, технических новинок, бытового комфорта.
      Научные представления об устройстве мира, о месте и роли человека в нем (научная картина мира) в той или иной степени проникают в сознание людей; выработанные наукой принципы и подходы к осмыслению действительности становятся ориентирами и в нашей повседневной жизни.
      Примерно с XVII в., по мере развития индустриального общества, все более укреплялся авторитет науки, методологии (принципов, подходов) научного мышления. При этом альтернативные картины мира, в том числе религиозная, и иные способы познания (мистическое озарение и др.) постепенно вытеснялись на периферию общественного сознания.
      Однако в последние десятилетия в ряде стран с традиционно устойчивым доверием к науке ситуация стала меняться. Многие исследователи отмечают усиление влияния вненаучных знаний. В этой связи говорят даже о сложившихся двух типах людей. Первый тип ориентирован на науку. Его представителям свойственна активность, внутренняя независимость, открытость новым идеям и опыту, готовность гибко приспосабливаться к изменениям в работе и жизни, практицизм. Они открыты для дискуссий, скептически относятся к авторитетам.
      Мышлению другого типа личности, ориентированного на вненаучные картины мира, свойственна установка на практическую пользу, интерес к таинственному и чудесному. Эти люди, как правило, не ищут доказательств полученных результатов и не заинтересованы в их проверке. Приоритет отдается чувственно-конкретной, а не абстрактно-теоретической форме знания. Они полагают, что открытие может сделать каждый, а не только профессиональный исследователь. Для таких людей главная опора — вера, мнения, авторитет. (А к какому типу вы отнесли бы самого себя?)
      Но почему же возрастает влияние альтернативных научным взглядов и установок? Объяснения здесь даются разные. Некоторые считают, что в XX в. наука обнаружила свое бессилие в решении ряда важных для человечества проблем, более того, стала источником многих новых затруднений, ведя западную цивилизацию к упадку. Есть и такая точка зрения: человечество, подобно маятнику, постоянно переходит из фазы предпочтения рационального мышления и науки в фазу упадка рационализма и усиления тяги к вере и откровению. Так, первый расцвет просвещения приходится на эпоху классической Греции: именно тогда был совершен переход от мифологического к рациональному мышлению. К концу периода правления Перикла маятник качнулся в обратную сторону: центральное место заняли всевозможные культы, магическое врачевание, астрологические прогнозы. Сторонники такой точки зрения полагают, что современное человечество вступило в завершающую фазу расцвета рационализма, начало которой было положено веком Просвещения.
      Но, возможно, правы те, кто считают, что цивилизация уже накопила определенную усталость от бремени выбора и ответственности и что астрологическая предопределенность предпочтительнее научного критицизма и постоянных сомнений. (А как считаете вы?)
 Основные понятия: научная теория, эмпирический закон, гипотеза, научный эксперимент, моделирование, научная революция.
 Термины: дифференциация, интеграция.

Проверьте себя

      1) Каковы основные отличия научного познания от обыденного? 2) Чем характеризуется эмпирический уровень научных знаний? 3) Что присуще теоретическому уровню науки? 4) Соотнесите уровни и методы научного познания. 5) Что отличает эксперимент от наблюдения? 6) Какова роль гипотезы в научном познании? 7) Приведите примеры научного моделирования. 8) В чем проявляется дифференциация научного знания? Каковы ее причины? 9) Что затрудняет интеграцию научного знания в современных условиях? 10) Как развивается научная революция?

Подумайте, обсудите, сделайте

      1. Вот как доказывал ненаучность астрологии немецкий философ К. Поппер: пророчества астрологов неопределенны, их трудно проверить, многие пророчества не сбывались, астрологи используют неудовлетворительный способ объяснения своих неудач (предсказание индивидуального будущего — сложная задача; взаимное расположение звезд и планет постоянно меняется и т. п.).
      Какие критерии различения научного и вненаучного знания можно выявить на этом примере? Назовите другие критерии.
      2. Раскройте свое понимание пушкинских строк «Наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни».
      3. Л. Пастер утверждал: «Наука должна быть самым возвышенным воплощением отечества, ибо из всех народов первым будет всегда тот, который опередит другие в области мысли и умственной деятельности».
      Подтверждается ли этот вывод ходом истории?
      4. Найдите ошибки в следующем тексте.
      Строгое эмпирическое знание накапливается только путем наблюдений. Близок к наблюдению и эксперимент. Но он уже не дает строгого знания, потому что человек здесь вмешивается в естество изучаемого предмета: помещает в несвойственную ему среду, испытывает в экстремальных условиях. Таким образом, получаемое в ходе эксперимента знание лишь отчасти можно считать истинным, объективным.

Поработайте с источником

Прочитайте отрывок из работы немецкого философа К. Ясперса «Истоки истории и ее цель».

Современная наука

      ...Бросая взгляд на мировую историю, мы обнаруживаем три этапа познания: во-первых, это рационализация вообще, которая в тех или иных формах является общечеловеческим свойством, появляется с человеком как таковым; ...во-вторых, становление логически и методически осознанной науки — греческая наука и параллельно зачатки научного познания в Китае и Индии; в-третьих, возникновение современной науки, вырастающей с конца Средневековья, решительно утверждающейся с XVII в. и развертывающейся во всей своей широте с XIX в. Эта наука делает европейскую культуру — во всяком случае, с XVII в. отличной от культуры всех других стран...
      Науке присущи три необходимых признака: познавательные методы, достоверность и общезначимость...
      Современная наука универсальна по своему духу. Нет такой области, которая могла бы на длительное время отгородиться от нее. Все происходящее в мире подвергается наблюдению, рассмотрению, исследованию — явления природы, действия или высказывания людей, их творения и судьбы. Религия, все авторитеты также становятся объектом исследования. И не только реальность, но и все мыслительные возможности становятся объектом изучения...
      Современная наука, обращенная к единичному, стремится выявить свои всесторонние связи... Идея взаимосвязанности всех наук порождает неудовлетворенность единичным познанием. Современная наука не только универсальна, но стремится к такому единению наук, которое никогда не достижимо.
      Каждая наука определена методом и предметом. Каждая являет собой перспективу видения мира, ни одна не постигает мир как таковой, каждая охватывает сегмент действительности, но не действительность, — быть может, одну сторону действительности, но не действительность в целом, однако каждая из них входит в мир, беспредельный, но все-таки единый в калейдоскопе связей...
 Вопросы и задания: 1) Какие этапы познания выделяет автор? 2) Что философ понимает под такой чертой современной науки, как универсальность? 3) Как в тексте трактуется проблема интеграции и дифференциации научного знания? 4) Чем автор объясняет невозможность полного единения наук?

<<Предыдущий раздел

<Содержание>

Следующий раздел>>