Раздел II
СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД
НА ПРОБЛЕМЫ ВЫЯВЛЕНИЯ
АГРЕССИВНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ
У ПОДРОСТКОВ

 

Глава 4. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СКЛОННОСТИ ПОДРОСТКОВ К АГРЕССИИ, АУТОАГРЕССИИ И ТЕРРОРИЗМУ

      Современная цивилизация порождает кризисные явления в школьной среде. Тревожат антигуманность, снижение этических, нравственных критериев у многих подростков. Среди подростков и детей усиливаются инфантильные тенденции: недостаточная самостоятельность, скудный опыт социальной жизни.

      Опасность дегуманизации подрастающего поколения нарастает. Мир переживает вспышку наркомании, проституции, преступности.

      Волна насилия и преступности среди учащихся не спадает. Изъяны в духовном становлении учащихся — результат многих слагаемых. Здесь и неблагоприятные семейные, социальные условия, и массовая культура с ее насилием и жестокостью, и, наконец, пробелы школьного воспитания.

      Жестокость, нетерпимость к сверстникам, людям иных национальностей, убеждений, социального положения — недостаток воспитания.

      В поведении подростков, особенно тех, кого принято относить к трудным, часто прослеживается стремление самоутвердиться за счет более слабых сверстников или даже взрослых людей путем их устрашения или с помощью насилия. Такое поведение можно квалифицировать как «бытовой терроризм».

      У некоторых подростков стремление запугать окружающих, держа их в состоянии постоянного страха или психического напряжения, обычно связано с достижением конкретных, часто глубоко эгоистических целей. У таких подростков бывают сформированы потребности, которые они не могут удовлетворить доступными им средствами (например, потребности в социальном признании, доминировании, материальные, сексуальные, коммуникативные потребности и т. д.). Сам подросток, как правило, отличается рядом черт характера, сложившихся под влиянием определенных микросоциальных условий. Имеют значение при этом и элементы психофизиологических трудностей взросления (плохое самочувствие, резкие колебания настроения, неустойчивость психики в период полового созревания и т. д.).

      Для педагога важно не только понимать причины, которые могут привести к деформациям характера подростка и вследствие этого к бытовому терроризму по отношению к близким людям, друзьям, учителям, но также следует четко представлять себе, насколько опасно это явление для общества в целом, какие отдаленные последствия может иметь освоение таких болезненных форм достижения личных (или узкогрупповых) целей, как терроризм.

      Большое значение имеет решение проблемы бытового терроризма и предупреждение этого явления в обществе, где манипуляция путем насилия имеет широкое распространение, является частью бытовой культуры и не осознается большинством населения как негативное общественное явление. Педагоги должны способствовать осознанию этой проблемы родителями учащихся, поскольку именно в семье складываются главные поведенческие стереотипы подростка, развивается склонность разрешать собственные трудности путем насилия и агрессии. Это позволит снизить остроту конфликтов, возникающих между педагогами, родителями и подростками и будет способствовать решению возникающих проблем на основе взаимопонимания, толерантности и оптимизации взаимоотношений.

      Причины агрессивного поведения подростков имеют ряд психофизиологических предпосылок, лежащих в основе формирования устойчивых болезненных стереотипов взаимоотношений с людьми. Спокойное, неизменно гармоничное, застывшее, приспособленное существование человека невозможно в принципе. Динамическое равновесие с окружающей средой, в котором пребывает человек, делает необходимой постоянную к ней адаптацию. Если этот процесс протекает успешно, можно считать человека здоровым на данном конкретном промежутке времени. В противоположном случае различные формы дезадаптации приводят к заболеваниям соматического и психического характера, а также к социальным отклонениям. Например, аддиктивное поведение, направленное на поиски радости, удовольствия любой ценой (путем употребления наркотиков, алкоголя и пр.).

      Особенно трудна адаптация к средовым условиям в подростковом возрасте в силу переживаемых организмом физических и психофизиологических перестроек.

      В соответствии с определением Всемирной организации здравоохранения здоровье необходимо рассматривать не только как состояние благополучия, но и как процесс постоянного поддержания этого благополучия. Поэтому, чтобы быть здоровым, необходимо выработать особый стиль жизни, который позволял бы постоянно поддерживать здоровье, иными словами, необходимо выработать, сформировать здоровый образ жизни.

      Образ жизни подростка может считаться здоровым, если он не только позволяет ему сохранять и поддерживать здоровье, но и обеспечивает адаптацию к внешнесредовым факторам в трудный период взросления.

      Отклонения в состоянии здоровья (вплоть до болезни) часто имеют именно поведенческую основу.

      Многие болезненные и рискованные формы поведения складываются (осваиваются) именно в подростковый период, хотя их причины могли объективно влиять на ребенка и раньше.

      Например, подростков часто волнует, соответствуют ли они «норме». Знакомство с проблемой позволит им легко усвоить, что четкое определение нормы отсутствует и в различных отраслях знания о человеке, его организме и поведении существуют свои представления о так называемой норме. Примером может послужить антропологическое описание трех мальчиков-подростков 14-летнего возраста. Один из них — невысокий, с детскими мышцами, невыраженными вторичными половыми признаками. Его легко можно принять за 12-летнего. Другой — практически взрослый мужчина с широкими плечами, сильными мышцами, развитыми вторичными половыми признаками. Третий занимает как бы промежуточное положение. Несмотря на различие в показателях физиологической зрелости, все три мальчика имеют нормальное физическое развитие в соответствии с принятыми морфофизиологическими критериями нормы.

      От ресурсов здоровья зависит:

      физиологическая и психологическая «стоимость» результатов тех или иных видов деятельности, а значит, и уровень жизненного успеха;

      прогноз будущих состояний организма в конкретных внешнесредовых условиях и при определенных видах деятельности, а значит, и успешность адаптации;

      интерес к знаниям о биологических особенностях собственного организма и умение правильно их учитывать в конкретных обстоятельствах реальной жизни (фактор личностного развития);

      возможность наиболее эффективного формирования у подростка представлений о здоровье как о важном атрибуте социального успеха (реальный путь к освоению навыков здорового образа жизни).

      Здоровый человек в поведенческом плане наслаждается жизнью и всеми ее проявлениями: любовью, дружбой, любимым делом; легче осваивает трудовые навыки, успешнее приспосабливается (адаптируется) к условиям существования.

      Имея в «здоровом теле здоровый дух», человек испытывает потребность учиться и работать, он общителен, доброжелателен к людям, заботливо и бережно относится к близким, стрессоустойчив. Болезнь проявляется в субъективном совокупном ощущении дискомфорта — не только боли и физической слабости, но и слабости психической, проявляющейся в неумении рационально организовать собственную жизнь.

      Больной человек, как правило, не способен эффективно трудиться, строить продуктивные отношения с людьми, принимать решения и нести за них ответственность, заботиться о близких. Человека с болезненным поведением отличает агрессивность, конфликтность, склонность к вредным привычкам (пьянству, наркомании, токсикомании, беспорядочным половым связям и пр.).

      Поскольку создать комфортные или просто оптимальные условия во всех сферах жизни просто невозможно, человек неизбежно должен специализировать свои отношения с окружающей средой, выбирать и реализовывать значимые направления своей активности. (Аналогичное происходит в виртуальном мире, когда вживаешься в компьютерную игру: есть достаточное количество вариантов построения игры, но всегда в дефиците либо время, либо очки, либо количество попыток.) Это означает необходимость уметь оптимизировать (упростить или усложнить в соответствии с жизненно важными потребностями) взаимоотношения с окружающей средой до индивидуального уровня переносимости действующих при этом нагрузок. Понятно, что формирование здорового образа жизни заключается в том, чтобы поддерживать максимальное количество связей с миром, способных быть конструктивными и жизнеспособными, с пользой для здоровья.

      Большинство людей воспринимает жизнь как величайшую личную ценность. В то же время ценность здоровья нередко только декларируется, а на деле многие ничего не делают для того, чтобы сохранить, улучшить свое здоровье или хотя бы не наносить ему вреда. Причины этого — невежество, недостаток общей культуры, неумение правильно, в соответствии со своими возможностями организовать свою жизнь и неумение беречь собственное здоровье и здоровье окружающих людей.

      Многие подростки осознают, что не могут эффективно адаптироваться (приспосабливаться) к социальным требованиям, но не связывают это с образом жизни, неупорядоченным режимом дня, нерегулярным питанием, употреблением вредных для здоровья веществ. Причины своих жизненных проблем в первую очередь ищут в себе (низкая самооценка), в сфере общения (стремление самоутвердиться), часто — в материальной сфере, но не в образе жизни и не в сфере деятельности.

      Часто отклонение от здорового поведения является внешней, видимой причиной конфликтов, под которой коренятся проблемы взаимоотношений в семье и школе. Было бы целесообразно обратить внимание подростка на осознание корней неблагополучия, как истинного, так и мнимого.

      Отклонения в состоянии здоровья (вплоть до болезни) часто имеют именно поведенческую основу. Поведение же всегда связано с мотивацией, которая вырабатывается путем воспитания. Здоровый образ жизни современного человека не может сложиться без формирования путем целенаправленного воспитания мотивации здорового образа жизни. Ранее считали, что если человек знает, что полезно, а что вредно, то он и будет вести себя соответствующим образом. Однако идея «полезности» реализуется лишь в том случае, если она не вступает в противоречие с особенностями воспитания и не требует от индивида каких-либо усилий. Известно, что подростки, твердо знающие о вреде наркотических веществ, часто не способны противостоять давлению приятелей, компании и фактически вовлекаются в наркотическую зависимость помимо своей воли, если не подготовлены настолько, чтобы эффективно противостоять давлению «друзей». Понятно, что для этого одними рассказами о вреде тех или иных веществ не обойтись: необходимо формирование соответствующих мотивов здоровья.

      Встреча ребенка со школой происходит в возрасте, рецептивном к педагогическому воздействию и, следовательно, к формированию жизненно важных мотивов, в том числе мотивов здоровья. Поэтому необходимо использовать все возможности педагогики для решения проблемы сохранения и укрепления здоровья учащихся.

      Однако условия учебно-воспитательного процесса в школе и собственно педагогического воздействия, способные повысить риск развития у школьников заболеваний, включают три главных фактора: условия обучения, учебную нагрузку, взаимоотношение учителя и ученика.

      Фактор условий обучения объединяет реальные условия учебного процесса: освещение, размеры учебной мебели, вентиляцию учебных помещений, полиграфические параметры учебников, т. е. все средовые характеристики, подлежащие гигиеническому нормированию.

      Фактор учебной нагрузки объединяет всю информационную сторону учебного процесса и организацию обучения: объем заданий (учебная нагрузка в целом), распределение видов учебной деятельности в течение учебного дня (недели, четверти, года), проблему учебного плана и пр.

      Фактор взаимоотношений учителя и ученика определяется стилем взаимоотношений педагога и ученика, включая оценку учебной деятельности последнего. Любые нарушения в системе этих отношений непосредственно отражаются на психическом состоянии учащихся.

      Несоответствие условий, требований и характера взаимоотношений в ходе учебного процесса индивидуальным возможностям и особенностям учащегося повышает риск развития заболевания, снижает резервы здоровья и способствует отклоняющемуся поведению.

      Таким образом, любая педагогическая (учебная) ситуация, складывающаяся для ученика в школе, может иметь благоприятные и неблагоприятные последствия для его здоровья. Любые методики обучения и воспитания можно отнести к здоровьесберегающим, если их систематическое использование не приводит к снижению ресурсов здоровья и повышению заболеваемости, способствует профилактике заболеваний и предупреждению болезненного и рискованного поведения. В обратном случае применяемые педагогические технологии необходимо рассматривать как неадекватные возрастным и индивидуальным особенностям учащихся.

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ

      Современные подростки стали более прагматичными, для них резко возросла значимость материальных ценностей, а для различных категорий трудных подростков — делинквентных, неуспевающих, с аддиктивным поведением — характерно отсутствие жизненных целей, обеднение, сужение и деформация временнóй перспективы. Известно, что ценности подросткового социума могут быть негативистскими и выражаться в отрицании социально одобряемых взрослыми норм, в том числе в сфере здоровья. В этой связи очевидно, что для нормальной социализации и формирования здорового образа жизни у подростков должны быть сформированы такие идеалы, ценности и жизненные цели, которые способствовали бы позитивному развитию личности.

      Естественно, что в переходном возрасте, когда происходят существенные изменения во внешности подростков, практически всех их волнуют проблемы привлекательности и соответствия моде в одежде, значимость фактора внешности, причем переживания по этому поводу стали у современных молодых людей более острыми (влияние средств массовой информации, предоставляющих некие «образцы»).

      Нередко практикуемое подростками демонстративное поведение (развязность, упрямство, грубость и пр.) или крикливая одежда основной своей целью имеют более или менее осознанное желание привлечь к себе внимание окружающих, и в первые моменты знакомства это может сработать. Но успешность долговременных отношений и взаимодействия людей друг с другом определяются не внешними данными и не ярлыками на одежде, а личностными качествами. К сожалению, взрослые не только не пытаются вытеснять гипертрофированные ориентации подростков на внешние данные, но нередко своими критическими замечаниями и поддразниванием по поводу тех или иных особенностей физического облика детей усиливают у последних чувство собственной неполноценности. Это, в свою очередь, проявляется в замкнутости, необщительности, пониженном настроении, а порой и в депрессии и агрессивном поведении.

      Психотравмирующие высказывания допускают не только родители, но и школьные врачи, педагоги, особенно учителя физкультуры, тренеры, хореографы. И поскольку преимущества в группах сверстников более красивых, физически привлекательных начинают проявляться примерно с четырехлетнего возраста, формировать ориентацию на более важные, чем внешность, ценности необходимо своевременно, задолго до начала полового созревания. Тем более что физическая привлекательность не только не обеспечивает стабильного успеха и гармоничности в долговременных отношениях, но может быть даже своего рода фактором риска, поскольку красивые люди привыкли всем нравиться и чаще становятся объектами внимания и попыток завязывания знакомств со стороны других людей.

      Как отмечают психологи и педагоги, работающие с подростками, проблемы, возникающие в этой возрастной группе, могут быть обусловлены поисками или трудностями, связанными с удовлетворением основных потребностей:

      физиологической, связанной с физической и сексуальной активностью;

      в психологической безопасности («реакция группирования»);

      в независимости и эмансипации от родителей;

      в привязанности, в успехе, в проверке своих возможностей, в самореализации и развитии собственного «Я».

      Что касается подростковых психиатров, то, помимо традиционных для этого возраста акцентуаций характера, им чаще всего приходится сталкиваться с саморазрушающим (алкоголизм, наркомания, токсикомания, суициды) либо с агрессивным поведением в отношении окружающих. Кроме того, в последние годы все большее распространение получают социальные девиации, связанные с мистикой, оккультизмом и тоталитарными религиозными сектами.

      Ребенку необходима помощь в поиске личностных механизмов регуляции жизнедеятельности, позволяющих успешно разрешать возникающие противоречия. Саморегуляция является тем системным процессом, который способен обеспечить адекватную условиям изменчивость, пластичность жизнедеятельности ребенка благодаря использованию внутренних резервов. Она предоставляет ему свободу от обстоятельств, обеспечивает возможность самоактуализации даже в самых трудных условиях. Способность к рефлексии и произвольному управлению собственной деятельностью — показатель гармонии и зрелости личности.

      Отсутствие или недостаточная сформированность способности к саморегуляции усиливает директивность актуальных потребностей подростка и связанных с неуспехом в их реализации эмоций, способствует фиксации отрицательного эмоционального состояния в сочетании со стойкими соматическими изменениями в организме. Создается замкнутый круг: неуспех в реализации актуальной деятельности — отрицательные эмоции — защитные автоматизмы — фиксация отрицательных эмоций — неблагоприятные соматические сдвиги в организме — усиление отрицательных эмоций — фиксация болезненных соматических проявлений. Вероятность формирования подобного порочного круга повышается в критических жизненных ситуациях, требующих от ребенка (подростка, юноши) повышенной активности в области саморегуляции. Организуя адекватное социальное окружение, педагог одновременно создает условия для развития у ребенка социальных навыков, способных поддерживать его социальную адаптацию.

      Психофизиологические особенности подростков обусловлены во многом спецификой взаимодействия центральной и эндокринной систем.

      С этой точки зрения в половом созревании можно выделить два этапа. На первом этапе происходит повышение активности нервных центров, приводящее к началу полового созревания, которое стимулируется повышением активности гипоталамуса и гипофиза. На втором — происходит рост активности половых желез, усиливается выброс в кровь половых гормонов, под их влиянием начинаются сдвиги во всем организме, контролируемые центральной нервной системой.

      Половые гормоны оказывают специфическое влияние на все клетки тела без исключения, в том числе на клетки головного мозга. Это влечет за собой изменения состояния, самочувствия и настроения подростка, что отражается и на его поведении в различных ситуациях.

      Перестройка гормональной системы на первом этапе полового созревания (от 11 до 14 лет) может повлечь за собой резкую возбудимость, нервность, быструю утомляемость, эмоциональную неустойчивость и агрессивность. Отмечается повышенная активность подкорковых структур, усиление их влияния на кору больших полушарий, что в конечном итоге приводит к снижению адаптационных возможностей высших отделов центральной нервной системы, а также ухудшению восприятия и внимания.

      Для младшего подростка (особенно мальчика) характерны и сопутствующие различной деятельности дополнительные движения рук, ног, туловища, например размахивание руками во время речи, качание на стуле, постоянные попытки на что-нибудь облокотиться, опереться. Подростку тяжело сохранять стабильную прямую позу во время стояния, сидения.

      Психоэмоциональная сфера младшего подростка зачастую представляет собой комок противоречий и заключается в том, что, проявляя грубость и нетерпимость, они одновременно очень ранимы. Их настроение может меняться в короткий промежуток времени от жизнерадостного до мрачного.

      С настроением и эмоциональным состоянием тесно связана способность подростка выполнять не только трудную, но и привычную, хорошо знакомую или любимую работу: иногда они трудятся с неиссякающим энтузиазмом, иногда — медлительны и апатичны. Поэтому младшим подросткам необходим прежде всего щадящий режим, предотвращение различных перегрузок в связи с повышенной утомляемостью и раздражительностью. Несоблюдение рационального режима жизни, чрезмерные умственные, физические нагрузки и сильные эмоциональные переживания в конечном итоге могут привести к невротизации подростка и болезненным формам поведения.

      Половые различия в поведении младших подростков чаще сводятся к тому, что у девочек, несмотря на повышенную впечатлительность, наблюдается преимущественно сонливое, апатичное состояние, а у мальчиков — сравнительно более активное поведение и негативные поступки по отношению к взрослым и товарищам.

      Старшие подростки менее раздражительны, чем младшие и средние, настроение у них чаще жизнерадостное, оптимистическое. На смену неуравновешенности и неуверенности в своих силах приходит повышенная, а нередко и завышенная самооценка. Эти особенности имеют под собой глубокую физиологическую основу.

      На втором этапе полового созревания (после 12—14 лет) половые гормоны становятся не только мощным фактором усиления обмена веществ, но и, как следствие, фактором, повышающим регуляторные возможности центральной нервной системы, ее работоспособность и уравновешенность нервных процессов. На поздних стадиях пубертата в основном складывается свойственный взрослым характер корково-подкорковых взаимоотношений, усиливается и становится более экономичной функциональная активность коры больших полушарий. У старших подростков увеличивается способность к концентрации внимания, умственным и физическим усилиям, эмоциональная устойчивость и адекватность поведенческих реакций. Поэтому старшие подростки больше нуждаются в том, чтобы их избыточная энергия находила правильный выход, и в работе с ними требуется в первую очередь правильная организация и содержательное наполнение их повседневной деятельности.

      Характер течения пубертатного периода всегда определяется особенностями среды, в которой происходит развитие подростка, и при благоприятных условиях кризисы в этом возрасте совсем не обязательны. Однако нередки и отклонения в развитии различных систем (в том числе репродуктивной) организма подростка, которые могут носить не только функциональный, но и патологический характер.

      В течение первого этапа полового созревания ввиду несформированности взаимоотношений между центрами подкорковой регуляции (гипоталамус, гипофиз) и половыми железами, как правило, возникает повышенное возбуждение в подкорковых структурах, в том числе тех, которые осуществляют вегетативную регуляцию температуры организма, тонуса кровеносных сосудов и сердечной мышцы, пищеварения и обмена веществ и пр. Это может привести к таким преходящим нарушениям жизнедеятельности организма подростков обоего пола, как подростково-юношеская гипер- или гипотония, вегетосо-судистая дистония, алиментарное ожирение или похудание, повышенная сонливость, невротические состояния.

ВЛИЯНИЕ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК И СПОРТА НА ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ПОДРОСТКОВ

      В подростковом, юношеском возрасте физические упражнения, занятия различными видами спорта способствуют активизации умственной работоспособности и психической устойчивости, влияют на деятельность гормональной сферы, усиливая выработку гормонов удовольствия — эндорфинов. При этом резко сокращается выделение адреналина и «стрессовых» гормонов.

      Таким образом, двигательная активность снижает чрезмерное эмоциональное напряжение.

      В настоящее время двигательный режим большинства учащихся в основном ограничен поездкой на транспорте, подъемом на лифте, занятиями физкультурой в школе (редко — дома), непродолжительными прогулками на улице. В результате большую часть суток подростки ведут малоподвижный образ жизни, выполняя уроки или просматривая телепередачи. Недостаток двигательной активности сказывается на общем состоянии здоровья. Часто меняется артериальное давление, человек быстро утомляется, у него резко меняется настроение. Недостаток движения, гиподинамия, как и переедание, приводит к развитию сердечно-сосудистых заболеваний.

      Для сохранения здоровья, поддержания высокой работоспособности, укрепления защитных сил организма и преодоления стрессов необходимы регулярные занятия физкультурой и спортом. Главное — найти такой вид спорта или комплекс упражнений, который доставлял бы удовольствие. В этом случае хорошая физическая форма поможет удовлетворить определенные социальные, интеллектуальные и духовные потребности, а не будет самоцелью и навязчивой идеей.

      В приобщении детей и подростков к спорту очень большое значение имеет положительная мотивация ребенка к занятиям, которую создает успех, достигнутый в спортивных соревнованиях. Поэтому оздоровительная работа в школе с использованием средств физической культуры и спорта должна проводиться с учетом важной роли соревновательности в ходе занятий, а не только их полезности. Повышение двигательной активности учащихся лучше сочетать с закаливанием.

      Закаливание — это целенаправленное использование естественных факторов природы, обеспечивающее повышение устойчивости организма к их действию.

РОК-МУЗЫКА И АГРЕССИЯ

      Специальные исследования показали, что звучание рок-музыки на дискотеках и молодежных концертах приближается к 120 дБ у эстрады и к 108—110 дБ в центре зала. Такой уровень звучания, лежащий за пределами психофизиологической нормы, приводит к травмированию органов слуха и его снижению. Повышенная громкость и характер рок-музыки при длительном воздействии рассеивают внимание, угнетают умственную деятельность, приводят к состоянию повышенной возбудимости, нарушению памяти, снижению интеллектуальных возможностей человека.

      При длительном прослушивании музыки в стиле тяжелого рока нарушается нормальный режим работы головного мозга и начинают осуществляться биохимические процессы, не свойственные для него в нормальных условиях (аналогичные действию наркотических веществ) и совсем не безобидные для здоровья. Они приводят к нервному истощению, психическим заболеваниям, нарушениям норм общепринятого поведения.

      Многие фестивали рок-музыки в 70—90-х гг. XX в. заканчивались побоищами, в результате которых сотни людей получили серьезные травмы, а некоторые из них за удовольствие приобщиться к миру звуков рок-музыки поплатились жизнью.

      Данные исследования сотрудников Всесоюзного научно-методического центра по изучению и предупреждению экстремальных состояний Белорусского государственного университета свидетельствуют, что действие рок-музыки (тяжелый рок) вызывает раздражительность, агрессивность, и в конечном итоге организм попадает в экстремальное состояние и происходит нарушение его жизненно важных функций.

      Все это позволило сделать вывод, что стиль «тяжелый металл» в рок-музыке особенно агрессивен в отношении эмоциональной сферы. По мнению профессора Г. Рауха (Германия), определенные виды современной развлекательной музыки могут быть отнесены к сильным раздражителям нервной системы, способствующим активному выделению стресс-гормонов, которые «стирают» часть запечатленной в мозгу информации и таким образом оказывают отрицательное влияние на интеллектуальную сферу человека. Ученые единодушно пришли к выводу, что влечение к рок-музыке составляет одну из проблем рискованного образа жизни и требует решения не только на психофизиологическом, биохимическом, но и на социальном уровне во всем мире.

УРБАНИСТИЧЕСКАЯ СРЕДА — ИСТОЧНИК БЫТОВОГО ТЕРРОРИЗМА

      Особенности урбанистических условий жизни человека не отвечают потребностям, сформированным в процессе многовековой его адаптации к природной среде. В искусственных ландшафтах естественным путем не складываются устойчивые, веками проверенные благоприятные для человека стереотипы поведения, которыми можно было бы надежно руководствоваться и которые способствовали бы достижению психоэмоционального комфорта при соблюдении неких правил, создавая надежную психологическую защиту.

      Формами психологической защиты от стрессов повседневной жизни стали:

      в сфере социальной жизни — социальная мимикрия, социальное отшельничество, асоциальные формы поведения. В основе, как правило, лежит неспособность к производительному труду и невозможность по тем или иным причинам профессионального совершенствования в труде;

      в сфере семейной жизни — принижение лиц противоположного пола, половое отчуждение (от равнодушия до агрессивности), следствием чего является «нарочитое одиночество», снижение рождаемости или «сознательная» бездетность, наконец, разложение семьи как социального института. В основе этого, как правило, также коренится дезаптация — неумение разобраться в реалиях жизни, правильно выстроить жизненные приоритеты, своего рода инфантилизм;

      в сфере личности — эмоциональный хронический стресс вследствие невозможности своевременной переоценки ценностей и адекватного изменения поведения приводит к вредным привычкам (пьянству, употреблению наркотиков, половой распущенности и пр.).

      Эмоциональные стрессы — тяжелые переживания жизненных ситуаций, остро и длительно ограничивающие социальные и биологические потребности человека. Сейчас жизнь запрограммирована на эмоциональные стрессы и невозможна без них. Личность разрушают несильные, но длительные, постоянные, хронические отрицательные эмоции (тревога, страх, гнев, неудовлетворенность, внутренняя напряженность, неуверенность в себе, недоверие к окружающим, чувство одиночества, обиды и др.). Углубление этих эмоций может привести к нарушению трудоспособности и анатомо-физиологическим отклонениям.

      Эмоциональным стрессам подвержены холерики и меланхолики — люди, которым в разной степени присущи такие качества, как тревожность, конфликтность, чрезмерная ответственность, недооценка собственной усталости, а также такие качества, как мнительность, ранимость, робость, соперничество, максимализм, нетерпимость.

      Следствием эмоционального стресса бывают психосоматические заболевания: гипертония, ишемическая болезнь сердца (вплоть до инфаркта), ишемия мозга (до инсульта), язва желудка и двенадцатиперстной кишки, энтерит, панкреатит, запоры, нейродермит, потеря зрения и др. При повторении эмоционального стресса возможен рецидив вылеченного психосоматического заболевания. Таким образом, создается порочный круг: стресс — заболевание — стресс.

      Стресс усиливает расстройства памяти, нарушается сон, возникает депрессия, нервозность.

      Тем не менее стресс периодически необходим организму как закаливающее, развивающее и укрепляющее средство. Поэтому необходимо научиться справляться с жизненными трудностями, обязательно делать это самому, самостоятельно преодолевая стрессовые ситуации.

      К общеизвестным способам профилактики и преодоления стрессов относятся соблюдение режима дня, правильное чередование работы и отдыха, полноценный сон, хорошо сбалансированное питание. Эти способы крайне необходимы детям, поскольку волевая саморегуляция их поведения при несформированности или слабости мотивации малоэффективна, и долг учителей и родителей — обеспечить все необходимое для психологической защиты ребенка, не мирясь с дезадаптивным поведением детей, а создавая условия для нормальной адаптации к жизни.

АГРЕССИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК СЛЕДСТВИЕ НАРУШЕНИЯ КОММУНИКАТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛИЧНОСТИ

      Конфликт в отношениях обычно является следствием либо противоречий в мнениях и взглядах, либо неумения правильно общаться. В связи с этим важно научиться замечать и определять настроение и состояние другого; уметь слушать, вникая в суть слов собеседника, и точно выражать собственные чувства и мысли; быть доброжелательным, чутким, тактичным и внимательным.

      Приведем наиболее распространенные психотехнические тактики поведения в конфликтной ситуации.

      Уход от конфликта (например, переход на другую тему или же прерывание общения): это не решение проблемы, а оттягивание развязки. И хотя таким способом можно выиграть время для принятия оптимального решения, напряженность во взаимоотношениях, скорее всего, будет возрастать.

      Сглаживание конфликта: одна из сторон либо оправдывает себя, либо соглашается с предъявляемыми претензиями, но только в данный момент. Фактически это также не решение проблемы, скорее, попытка успокоить партнера по общению.

      Компромисс: открытое обсуждение мнений, позиций, имеющихся альтернатив и ресурсов, направленное на поиск наиболее удобного и приемлемого для обеих сторон решения.

      Конфронтация: каждый отстаивает свои позиции и не прислушивается к мнению другого. Обычно вместо решения проблемы этого приводит к ссоре.

      Принуждение: прямолинейное «силовое» навязывание одним из участников конфликта своего мнения или решения.

      Наиболее приемлемыми являются компромисс и в какой-то мере сглаживание. Уход от конфликта может демонстрировать либо психологическую слабость, либо равнодушие одного из партнеров. Конфронтация и принуждение одинаково плохо влияют на эмоциональное состояние и устойчивость отношений.

      Очень опасно перерастание конфликта в предсуицидальную ситуацию.

      В чем основные причины подростковых конфликтов? Первая — безудержная потребность в самостоятельности; вторая — противоречивость и неустойчивость самооценок; третья — построение своей системы ценностей и поиск смысла жизни, порождающий черно-белое видение мира. Так что совсем не случайно понятия «подросток» и «конфликт» стоят рядом.

      Существует деление конфликтов на деловые и эмоциональные. В первом случае основные противоречия связаны с различным представлением участников о целях и путях реализации совместной деятельности; во втором — с особенностями личности партнеров.

      Принято также говорить о конструктивных и деструктивных конфликтах. В последнем случае речь чаще идет не о природе самого конфликта (его причинах или структуре), а, скорее, о тех или иных способах поведения человека в конфликтной ситуации и возможных последствиях конфликтного взаимодействия.

      Деструктивный конфликт, как правило, ведет к ухудшению взаимоотношений между участниками, в нем стороны быстро «переходят на личности», нередко или забывая о самой причине конфликта, или подменяя ее другими источниками разногласий. Для него характерно расширение числа участников конфликта, нарастание эмоциональной напряженности, взаимные обвинения, рост предубежденности партнеров друг против друга. Как правило, компромисс при таком протекании конфликта невозможен. Основным признаком деструктивного конфликта является общее недовольство исходом конфликтного взаимодействия, ощущение неизбежности новых столкновений, плохое настроение. Конструктивный конфликт, напротив, является той «очищающей грозой», которая открывает перед участниками путь для нового в межличностных отношениях — новых решений, новых чувств.

      Каковы же правила поведения в конфликте или как ссориться конструктивно?

      Специалисты в этом вопросе выделяют несколько принципов, которым стоит следовать, если быть ориентированным на конструктивное разрешение конфликтной ситуации.

      С этими принципами педагог должен познакомить учащихся уже хотя бы с той целью, чтобы подростки понимали, что, кроме опасных для здоровья и жизни способов выхода из конфликта, как-то: употребление алкоголя, наркотиков, экстремальный спорт, есть и более простые и безопасные для организма варианты. Что же нужно посоветовать подросткам для выхода из конфликтной ситуации?

      Во-первых, стоит «остановиться, присмотреться, прислушаться» к партнерам и к себе самому: понять, в чем истинная причина вступления в конфликт тех или иных его участников, какие интересы они преследуют.

      Во-вторых, следует отказаться от установки «победа любой ценой» — как правило, отказ даже одной стороны от столь максималистской (максимализм — это предъявление крайних, незыблемых требований) позиции благотворно влияет на дальнейшее развитие событий.

      В-третьих, у большинства конфликтов возможно нахождение целого веера решений.

      В-четвертых, предлагая противоположной стороне тот вариант решения конфликтной ситуации, который лично нам представляется наилучшим, надо помнить, что партнер, чтобы вступить в конструктивное взаимодействие, должен, как минимум, нас услышать.

      В-пятых, не стоит забывать, что при любых, даже самых тяжелых конфликтах, всегда остается одна непреходящая ценность — межличностные отношения, которые могут быть сохранены. Только ради одного этого стоит постараться проделать все предыдущее.

      Основные задачи первичной поддержки сводятся к следующему:

      помочь подавленному сложившейся ситуацией ребенку сконцентрироваться на решении своей проблемы;

      поддерживать контакт подростка с реальностью; не обещать того, что не может быть выполнено;

      психологически «принять» подростка во взаимоотношениях, что позволит ему смягчиться, не защищаться против «плохих» чувств, снизить уровень критицизма в отношении себя, психическое перенапряжение, тревогу и стыд по поводу сложившейся ситуации;

      оценить (в рамках логической дискуссии) способность подростка рассуждать и противостоять реальности без ухода в фантазию, в симптомы физической болезни, в пессимизм и т. д.;

      при необходимости демонстрировать подростку определенные образцы поведения в качестве примера устойчивости человека к стрессовой ситуации, самоконтроля, ви́дения перспектив, логического анализа жизненных ситуаций. Это усиливает возможности «Я» подростка, который может эти образцы усвоить и со временем использовать в своем поведении;

      предоставлять подростку необходимую информацию, что повышает его мотивацию на решение проблемы, поскольку вселяет надежду, разделяет факты на те, что «внутри» личности, и те, что «снаружи», и предотвращает необоснованные ожидания, что «все утрясется само собой»;

      предоставлять советы и поддерживать собственные усилия подростка по сохранению контроля над ситуацией, уменьшать его сомнения и страх перед неизвестным, внушать надежду и способствовать возможностям подростка для самоанализа и готовности к тому, чтобы справиться с ситуацией;

      защищать права и интересы подростка, быть посредниками в переговорах с родителями, специалистами, организациями, оказывать помощь в получении доступа к необходимым социальным ресурсам и т. д.

      Психологическая поддержка подростка, оказавшегося в трудной жизненной ситуации, должна параллельно со школой осуществляться в семье. Родители должны:

      объяснять ребенку то, что произошло, в доступной для него форме;

      помочь высказать свои чувства, выслушивая ребенка без вынесения каких-либо своих суждений или оценок;

      дать понять ребенку, что переживание и слезы по поводу чего-то неприятного являются нормальным явлением и свойственны всем людям;

      дать время ребенку для того, чтобы он мог обдумать происшедшее и более четко определить свое отношение и высказать свои чувства. Домашняя обстановка, возвращение к привычной повседневной деятельности может помочь в преодолении стрессового состояния;

      если ребенок испытывает страх, показать ему, что его любят и всегда готовы защитить; в этот период очень важно, чтобы вся семья была вместе;

      если отход ко сну сопровождается какими-либо отклонениями от привычного поведения, позволить ребенку, например, спать с включенным светом;

      объяснить ребенку в зависимости от характера проблемной ситуации, что происшедшее не является его виной или же в какой-то степени стало следствием его ошибки или заблуждения, которых следует избегать в дальнейшем;

      не критиковать проявления регрессии, т. е. поведения, характерного для более ранних, «детских» ступеней развития;

      позволять ребенку выражать любые свои эмоции и не ждать от него, что он должен быть веселым и жизнерадостным;

      дать возможность ребенку почувствовать, что он может сам управлять своей жизнью, — в частности, предоставить ему возможность принимать самостоятельные решения по поводу своей одежды, еды и т. д.

      Для того чтобы помочь ребенку справиться с ситуацией, родители должны быть достаточно сдержанными в плане выражения своих эмоций и чувств по поводу происшедшего, какими бы отрицательными они ни были.

Глава 5. ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ПОДРОСТКОВ

      По международным стандартам здоровье — это социальная категория, а проблема психического здоровья населения — одна из самых актуальных в современной России. Нарушения в сфере психического здоровья существенным образом сказываются на самых разных показателях благополучия как отдельных граждан, так и всей страны. Основными показателями социально-психологических последствий неблагополучия в сфере психического здоровья являются:

      ухудшение качества жизни;

      уязвимость к различного рода стрессорам, в том числе жизненным трудностям и ситуациям;

      широкий спектр поведенческих и социальных проявлений дезадаптации.

      Качество жизни индивида определяется его позицией в жизни, основанной на системе культурных ценностей, отношением к целям, которые он ставит перед собой, ожиданиям, стандартам и заботам. Это определение подчеркивает субъективность качества жизни, включает как позитивные, так и негативные ее аспекты и является многомерным.

      К основным параметрам качества жизни можно отнести: физическое и психическое функционирование; материальный достаток (доход, дом и т. д.); социальные отношения; духовную жизнь (ориентация на будущее, религиозность, индивидуальные убеждения и т. д.); уровень независимости, окружающую среду.

      На качество жизни могут оказывать влияние возникающие проблемы:

      миграция и связанное с этим ослабление влияния традиционной системы поддержки со стороны семьи;

      появление в рамках данного общества новых запросов в области технологии, требующих от индивида новых умений и навыков;

      воздействие средств массовой информации, распространяющих идеи и ценности, противоречащие идеям и ценностям, свойственным индивиду в силу его воспитания и образования;

      влияние вертикальной социальной динамики, активно пропагандируемой и поощряемой социумом;

      возрастание частоты и роли межличностных, межэтнических и межконфессиональных контактов;

      различные факторы международного характера (экономика, угроза миру и личной безопасности, состояние окружающей среды, терроризм и пр.), воздействие которых люди не в силах контролировать.

      Все эти факторы вызывают у людей стрессы. Сила их воздействия наиболее велика в ситуациях, где у индивида мало возможностей самому определять свою судьбу или где эти возможности в силу каких-либо причин ограничены. Естественно, что дети и подростки являются одной из наиболее уязвимых групп населения. Произошедшие в нашей стране резкие перемены только усиливают эти общие для всех стран положения.

      К наиболее значимым сферам социально-психологического проявления последствий ухудшения психического здоровья относятся: личностная, социальная, производственная, семейная.

      В личностной сфере наиболее часто встречаются: изменения в самосознании (заниженная или завышенная самооценка, нарушения в самоотношении, полоролевой идентичности, саморегуляции и пр.), психосоматические заболевания (астма, мигрень, гипертония и пр.), рост конфликтности, агрессивности и раздражительности, нарушения межличностных отношений.

      В социальной сфере социально-психологические последствия проявляются в нарастании отчуждения и аномии, следствием чего являются различные формы бегства от действительности (алкоголизм, наркомания, участие в сектантских движениях, бездомность, суициды). Кроме того, отмечается рост преступных проявлений как насильственных, вплоть до терроризма, так и корыстных (особо следует отметить мало раскрываемые мелкие кражи, совершаемые бездомными и безработными).

      В производственной сфере отмечается снижение работоспособности, депрофессионализация, нарастание конфликтности в производственных отношениях, частая смена места работы, рост производственного травматизма и количества нарушений правил техники безопасности, прекращение трудовой деятельности.

      В семейной сфере отмечаются такие проявления, как конфликтность в семейных отношениях, разводы, семейное насилие, особенно по отношению к наиболее беззащитным, т. е. детям, старикам, больным.

      Естественно, что психическое здоровье подростков не может рассматриваться в отрыве от здоровья всего населения, поэтому ряд проблем является общим для всех видов психологических служб, а некоторые имеют специфический, связанный с возрастными особенностями характер.

      Первоочередной проблемой является осознание как государственными структурами, так и обществом приоритетности проблемы охраны психического здоровья населения вообще и подрастающего поколения в частности. До настоящего времени у лиц, принимающих ответственные решения, существует значительный разрыв в отношении к проблемам общемедицинской практики и проблемам психического здоровья.

      Из-за расхожего мнения о том, что «все болезни от нервов», и списывания многих жизненных проблем (от бытового пьянства и семейных конфликтов до асоциальных действий) на стресс, традиционное пренебрежительное отношение к реальным проблемам психического здоровья не только сохраняется, но и нарастает. Этому способствует широкая пропаганда антинаучных религиозно-мистических учений и практик, с одной стороны, и традиционно-негативное отношение населения к психическим болезням и больным, с другой. Жертвами подобного отношения становятся как сами больные, так и их близкие.

      Люди, обращающиеся за медико-психологической помощью, испытывают страх, часто обоснованный, оказаться среди социальных аутсайдеров. Это проявление правового и социального нигилизма существенным образом сказывается на эффективности психиатрической и психологической помощи.

Глава 6. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОДРОСТКОВОГО СООБЩЕСТВА

      В любом обществе во все времена нет, не было и не будет более подвижной возрастной группы, чем подростки. Возраст между 12 и 18 годами называют трудным, переходным, опасным. Все эти эпитеты уместны, но они не отражают сути явления. Подростки вовсе не ставят перед собой задачу осложнять жизнь и быт взрослых. Они просто живут в другом мире, редко переходя границу, отделяющую понятие «наше» от понятия «их».

      Подростковое «наше» может иметь довольно широкие границы как в пространственном, так и в личностном плане. Нам, взрослым, иногда кажется, что ребята вкладывают в него только те понятия, которые касаются школы, клуба, кружка, лагеря, «тусовки». Нет! При всем своем нигилизме, юношеском максимализме, космополитизме современные подростки в глубине души патриоты. Позитивные чувства к малой и большой Родине для них весьма значимы. И эта возрастная особенность иногда используется представителями различных черносотенных, националистических, профашистских организаций, но редко учитывается теми, кто по долгу службы должен заниматься гражданским воспитанием.

      Как помочь подросткам не стать жертвами собственной и чужой агрессии, не быть втянутыми в криминальные и террористические группировки?

      Какие особенности подросткового сообщества должны находиться в сфере внимания широких слоев педагогической общественности, чтобы она смогла помочь личности в процессе взросления?

      1. Возрастной психофизиологический кризис и связанные с ним процессы определения себя в обществе.

      2. Осознанная или неосознанная маргинальная, отличная от общественного мнения позиция, которую можно кратко выразить следующей фразой: «Я уникален и веду себя так, как хочу». Здесь необходимо отметить, что многие подростки принимают конвенционную (соглашательскую) мораль общества и не проявляют прилюдно свое неформальное «Я». Они ведут себя так, как принято в обществе, но делают это с определенной долей презрения, как бы говоря всем своим видом: «Пожалуйста, я сделаю так, как вы хотите, но я все равно с вами не согласен, мне просто связываться с вами не хочется». И это тоже позиция, достаточно благоприятная с социальной точки зрения.

      3. Ориентация на систему значимости. Этот процесс связан с поиском собственной социальной ниши, с недостаточностью внутренних природно-психологических сил, личностной незрелостью, неопределенностью в поступках и мировосприятии.

      4. Изменение системы ценностей в обществе и неприятие подростковым сообществом системы ценностей взрослых, желание изменить мир, но полное отсутствие представлений о том, как это сделать.

      Для современного исторического момента характерна попытка подростков приспособиться к правилам жестоких игр, в которые играют взрослые, когда наркотизация, проституция, криминализация несовершеннолетних превратилась в инструмент в руках циничных, как правило, асоциальных представителей общества. Подростки пытаются приспособиться к условиям существования в этой среде, уцелеть и выжить. Им это далеко не всегда удается еще и потому, что социальная часть общества не всегда достаточно активно противостоит ее асоциальной части, забывая о том, что взрослые обязаны защищать детей и подростков.

      В последнее время в подростковой среде отмечается рост здоровой «субкультурной сопротивляемости». Психологические и социальные «срезы» позволяют говорить о появлении неформальных подростковых лидеров с социальной направленностью, с позитивной жизненной установкой. Выявление таких лидеров, работа с ними будут залогом того, что построение гражданского общества в России — задача, реально выполнимая в обозримом историческом времени.

Глава 7. АГРЕССИЯ ПОДРОСТКОВ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

      Агрессия представляет собой поведение, направленное на причинение вреда или ущерба другому живому существу, имеющему все основания избегать подобного обращения. Данное определение позволяет уточнить ряд параметров, характеризующих агрессию как поведенческое проявление: это всегда целенаправленное, умышленное действие, нацеленное именно на причинение вреда. Агрессия прямо или косвенно направлена на живые объекты, и вред в конечном счете наносится именно им. Жертвы агрессии пассивно или активно противодействуют агрессору. На современном этапе агрессию рассматривают с различных позиций:

      теория инстинкта предполагает агрессивное поведение как неотъемлемое свойство всех живых существ, реализующееся в борьбе за жизнь;

      теория побуждения подразумевает, что для осуществления агрессивного поведения необходим внешний стимул;

      теория смещенной агрессии утверждает, что для реализации агрессии выбирается заведомо безобидный объект, что всегда расширяет рамки агрессии, проецируя ее вовне: например, если вас обидит сильный, то значительно проще отыграться на тех, кто слабее вас, чем вступать с ним в борьбу;

      когнитивная (познавательная) теория предполагает наличие своего рода когнитивно-аффективного маховика. В этом случае характер интерпретации человеком чьих-либо действий оказывает решающее влияние на его эмоции и поведение. В свою очередь, негативные аффективные реакции ведут к смещению познавательных процессов. Например, если вы сочтете, что коллега умышленно обрызгал вашу блузку чернилами, это возмутит вас и вы будете впредь настороженно относиться ко всем его действиям, возможно, что тогда вы заметите немало провоцирующего в его поведении и, не желая оставаться в долгу, тоже совершите агрессивный поступок;

      теория социального научения рассматривает агрессивное поведение как совокупность ранее усвоенных моделей поведения. Например, в раннем детстве ребенок в песочнице усваивает, что в драке со сверстниками куда легче добиться соблюдения своих прав, а то и навязать им свои правила игры. Подросток после просмотра фильма о войне обращает внимание, что нарочито грубый тон офицера, раздающего приказания, помог решить важную боевую задачу. Теории социального научения рассматривают агрессивное поведение как реакцию на соответствующую социальную обстановку. Теория подразумевает, что изменение социальных условий автоматически меняет и характер агрессивного поведения, возможно устраняя его целиком.

      Принято считать, что подростковая агрессия значительно превосходит агрессию взрослых. Чаще всего это объясняют необходимостью самоутверждения. Например, статистика подростковой преступности насчитывает ежегодно более тысячи убийств, несколько сот изнасилований, десятки тысяч телесных повреждений и других правонарушений с очевидным агрессивным подтекстом. Более того, за последние десять лет все отчетливее обнаруживается рост именно агрессивных преступлений, совершенных несовершеннолетними подростками, притом что общее число правонарушений, совершенных подростками, в последние годы имеет тенденцию к снижению.

      Большинство исследователей сделало следующие выводы:

      подростковая агрессия имеет непосредственные корни в самом ближайшем окружении подростка (например, в школе);

      взрослые люди самостоятельны, и зависимость их поведения от семейных и рабочих отношений относительно менее выражена;

      наиболее агрессивны те подростки, за поведением которых никто не следит, которые предоставлены сами себе (испытывают дефицит внимания), и те, которые подвергаются суровым наказаниям;

      агрессивное поведение во многом определяется непосредственным окружением подростка: друзьями, учителями, СМИ;

      дети учатся вести себя агрессивно, наблюдая за поведением сверстников, так как поведение взрослых для них менее значимо; наиболее агрессивные дети отвергаются большинством в своей группе, поэтому они находят друзей среди агрессивных сверстников. На этой основе формируются молодежные группы с выраженным асоциальным поведением: однажды отвергнутые, но сильные, они готовы бросить вызов всему обществу;

      средства массовой информации играют существенную роль в формировании агрессии у подростков, однако речь может идти не обо всех СМИ в целом, а лишь о конкретном издании, публикации, фильме и т. д.;

      агрессивное поведение подростков, как правило, сопровождает слабое развитие социальных и когнитивных навыков; при ликвидации социального и когнитивного разрыва со сверстниками агрессивность поведения снижается. Это же происходит и у лиц с пограничными формами умственной отсталости, которые резко отличаются от сверстников в школьные годы, но по достижении 18—22 лет приобретают профессию, вступают в брак, приобретают социальные навыки и могут нормально существовать в обществе;

      агрессивное поведение в подростковом возрасте имеет различное продолжение в зрелости: социально обусловленные формы агрессии обычно убывают, в то время как биологически обусловленная агрессия возрастает.

      В работе с подростковой аудиторией педагогу и психологу всегда приходится учитывать особенности агрессии у подростков.

      Работа педагога по преодолению подростковой агрессии. Большинство педагогов сталкиваются с проявлениями подростковой агрессии ежедневно. Некоторые педагоги отрицают существование проблемы либо в целом, либо в тех подростковых коллективах, с которыми им приходится работать. Существует несколько типичных заблуждений в отношении подростковой агрессии:

      1. Подростковая агрессия неизбежна.

      Агрессия присуща человеку как биологическому объекту, однако следует помнить, что в социально неблагополучных условиях она приобретает совершенно иной характер и более сложные формы, поэтому отрекаться от профилактики подростковой агрессии нелепо.

      2. Подростковая агрессия — следствие психической патологии.

      Это далеко не всегда так, как правило, подростковая агрессия следствием психических расстройств не является. Исследования показали, что наиболее опасные формы (насилие, убийства, терроризм) подростковая агрессия принимает в качестве извращенных реакций адаптации в среде.

      Механизм развития аномальных адаптационных реакций можно представить в виде следующей схемы: совокупность психотравмирующих факторов  напряжение адаптационных ресурсов  прорыв барьера психической адаптации (термин предложен Ю. А. Александровским)  дистресс  смещение компенсаторных механизмов из «социальной» в «витальную, жизненную» плоскость  аномальное реагирование, направленное на уничтожение травмирующего фактора.

      3. В нашей школе (нашем классе, отряде) этой проблемы не существует. У нас дети дружные!

      Увы, но даже самые благополучные коллективы не могут избежать межличностных конфликтов, в рамках которых формируется иерархия организованной группы. В такой группе всегда появляются лидеры и аутсайдеры, первые стремятся удержать свое положение, вторые — исправить свое. Как правило, бóльшая часть коллектива (что, кстати, и есть показатель дружного класса или отряда) следует за лидерами, в результате чего аутсайдеры оказываются в изоляции. Это является психотравмирующим фактором, провоцирующим их агрессивное поведение. В роли аутсайдеров неизбежно оказываются новички, дети с нарушением развития и дети-инвалиды, дети из неблагополучных семей.

      4. Проблема детской агрессии — проблема родителей, это недостаток воспитания.

      Конечно, есть разные семьи, но, как правило, факторов, провоцирующих агрессивное поведение, в рамках семьи меньше, чем внутри подросткового сообщества. Многие родители удивляются, читая в дневниках записи о поведении своих детей в школе, поскольку в домашних условиях они никогда так себя не ведут.

      5. Подростковая агрессия — результат дурного влияния СМИ, следствие подражания агрессивным персонажам фильмов и книг.

      Это отчасти верно, но далеко не всегда подтверждается масштабными исследованиями. Опыт показывает, что, например, после просмотра боевика шансы подростка совершить акт агрессии действительно выше, чем у его сверстников, но через 2—3 ч готовность к агрессии сравнивается со средними возрастными показателями.

      Хотелось бы, чтобы педагоги, поставившие перед собой задачу предупреждения подростковой агрессии, не оказались в плену у вышеперечисленных мифов.

      Подростковая агрессия и родители. Большинство родителей сталкиваются с проблемой агрессии в подростковой среде тогда, когда их дети оказываются в роли жертв. Если же ребенок удачно избегает неблагоприятных ситуаций либо сам ведет себя агрессивно в отношении сверстников вне семьи, проблема минует их внимание или, по крайней мере, не находится в его фокусе.

      Часто родители косвенно одобряют поведение своих детей, когда те проявляют агрессию по отношению к сверстникам: советуют «давать сдачи» обидчику, отстаивать свои права и, «если надо — драться», провоцируют недоверие к детям из неблагополучных семей («с ними не дружи, у них родители — алкоголики») и нередко межнациональную рознь.

      Формально осуждая агрессивное поведение, они, однако, делают естественное исключение для собственного ребенка. Велико бывает их удивление, когда ребенок, достигнув подросткового возраста и вступив в естественную ситуацию смены референтной группы (мнение родителей и педагогов теперь становится менее веско, чем мнение подросткового коллектива), воспроизводит в своих отношениях внутри семьи давно выработанные стереотипы агрессивного поведения.

      Задача педагога в данном случае — быть наставником и советчиком для родителей. Однако при этой ситуации педагог должен иметь высокую компетентность и авторитет. Родителей нужно ознакомить с основными аспектами проблемы. Их тревоги по поводу поведения ребенка должны получить со стороны педагога грамотную психологическую трактовку.

      В большинстве случаев с родителями рекомендуется проводить специальные семинары (не реже раза в месяц) и индивидуальные встречи (по крайней мере раз в неделю). Чаще всего для проведения групповых занятий в рамках родительских собраний рекомендуется приглашать специалистов (врачей, психологов), которые консультируют детей в данной школе, классе. Однако индивидуальные беседы с родителями должен проводить сам педагог. В ряде случаев можно сократить беседу и до непродолжительного телефонного разговора, но главное — поддерживать с родителями постоянный контакт.

      Необходимо убедить родителей, что, в случае если они не в состоянии самостоятельно корректировать приступы подростковой агрессии у своего ребенка, стоит проконсультироваться со специалистами, которые могут оказать им индивидуальную помощь или весьма результативно вмешаться в жизнь целого коллектива.

Глава 8. ГЕНДЕРНЫЕ И ВОЗРАСТНЫЕ ОСНОВЫ АГРЕССИИ

      Термин «гендерный» находит все более широкое распространение и обозначает различные социальные аспекты межполовых отличий. Ученые, занимающиеся гендерными исследованиями, изучают особенности социальных ролей мужчин и женщин. Говоря об особенностях агрессивных проявлений подростков, мы должны помнить, что у мальчиков и девочек они специфически окрашены в соответствии с половой принадлежностью. Задача педагога — вовремя заметить агрессивные проявления в характере ученика. Агрессивность мальчиков и девочек старшего школьного возраста несколько отличается по своим корневым основам. Как правило, эти основы такие же, как и у взрослых представителей определенного пола.

      Мальчики-подростки испытывают агрессию в таких межличностных отношениях, как учеба, спорт, личная угроза, ситуация алкогольного опьянения. Девочки более бурно реагируют на интрапсихические события (недооценивание внешних или духовных данных, неблагодарность, психологическое ущемление). Их гнев зачастую определяется качеством межличностных отношений, в результате чего и возникает неконтролируемая ситуация.

      Физическое самовосприятие мальчиков-подростков обостреннее, им трудно «завуалировать» видимые физические недостатки, которые могут быть причиной агрессивности.

      Практические рекомендации для педагога. Агрессивность у детей и подростков проявляется в разных формах и детерминирована возрастными кризисами, этапами психического развития и логикой основной культуры. Значит, при работе по коррекции поведения вы можете опираться на знание об этих составляющих.

      Агрессивному ученику третьего класса педагог может сказать: «Ты уже большой и не должен так себя вести, мы ждем от тебя более разумных поступков, ты можешь». В этом случае слово «большой» воспринимается как комплимент, поощрение, поднимает мальчика в собственных глазах и заставляет заняться самокоррекцией. В надежде, кстати, и на дальнейшее поощрение словом. А вот корректируя поведение ученика шестого класса, педагог должен для себя сделать рефлексивное замечание, что этот ребенок пока еще маленький и не в состоянии понять некоторые логические доводы взрослых. Начальные формы агрессивного поведения в этом возрасте корректируются с помощью шутки, доброго отношения. Главное, чтобы педагог сам был спокоен.

      Старшеклассникам необходимо логическое обоснование педагогических указаний. Неплохой результат дает беседа, с помощью которой педагог и ученик могут дойти до причины, вызвавшей агрессивное состояние.

      Практически в любом возрасте весьма сильным инструментом в борьбе с агрессивностью может выступать представление о конкурентности. Условно и ребенку, и подростку, и людям, находящимся в раннем юношеском возрасте, можно напомнить простую, но весьма ядовитую пословицу: «На злых воду возят» — и предложить развить ее в любом направлении. Например, вполне логично следующее построение последствий: вот ты сердишься, попусту тратишь свое время, а между тем, если бы ты поупражнялся в прыжках, переписал бы сочинение, отдохнул и выспался и т. д. — в зависимости от ситуации, завтра ты бы добился успеха, а твои соперники были бы посрамлены.

      Агрессия часто возникает из-за слабости самоконтроля и имеет способность фиксироваться в сознании как наиболее легкий путь разрешения трудных ситуаций. На этом тоже необходимо остановить внимание ученика, склонного к агрессии. Объяснить ему, что общество стремится к отторжению, вытеснению агрессивных членов.

      У агрессивного человека, как правило, плохое настроение, он насторожен, беспокоен, постоянно готовится к нападению либо находится в бесконечной обороне. И то и другое отнимает время и силы. Агрессивные люди менее успешны, а их успехи, достигнутые агрессивным путем, непрочны.

      В силу возрастной слабости нервных процессов у детей и подростков иногда бывает непросто отличить познавательную и исследовательскую активность ребенка от агрессивности. Чтобы не ошибиться, стоит понаблюдать за развитием процесса. Познавательный и творческий процессы продуктивны, агрессия разрушительна. Если ребенок ломает игрушку для того, чтобы изучить ее устройство или создать из частей новую, к этому процессу нужно относиться положительно, если разрушение — это просто выход скопившихся отрицательных эмоций, то можно говорить об агрессии и принимать иные меры.

      Драка между двумя подростками может разгореться по самым разным причинам. В том числе и из-за девушки. Можно ли в данном случае однозначно относиться к этому весьма агрессивному действию? Видимо, нет. А вот драка «стенка на стенку» — явление опасное. Необходим тщательный анализ происходящих в подростковой среде процессов.

      Трудность работы педагога по профилактике и коррекции агрессивного поведения заключается еще и в том, что отсутствуют возрастные социальные нормы детской и подростковой агрессии. Каждый случай требует индивидуального подхода.

Глава 9. АУТОАГРЕССИЯ КАК ЛИЧНОСТНАЯ ПРОБЛЕМА ПОДРОСТКОВ

      С точки зрения современных психологических теорий, аутоагрессивное поведение является проекцией агрессии на собственную личность. Аутоагрессия проявляется в различных формах, в частности — в форме самоуничтожающего поведения (пьянство и алкоголизм, наркомания, суицидальное поведение, раскованное сексуальное поведение, рискованные виды спорта, провоцирующее поведение) и в форме самоповреждения и суицидального поведения. Вредные привычки могут рассматриваться и как причина, и как следствие социальной дезадаптации подростков, ведущие к различным формам аутоагрессивного поведения.

      Пьянство и алкоголизм. К числу вредных привычек (пагубных пристрастий) принято относить в первую очередь употребление наркотических веществ, алкогольных напитков и табакокурение.

      О разрушительном действии алкоголя было известно науке еще в начале XX в. Об этом свидетельствует и постановление съезда русских врачей в 1915 г., в котором отмечалось, что у человека нет ни одного органа, на который алкоголь не оказывал бы разрушительного действия.

      Особенно сильно от употребления алкоголя страдает центральная нервная система, головной мозг. В настоящее время наука располагает достоверными данными, свидетельствующими о том, что злоупотребление спиртными напитками приводит к уменьшению объема мозга, сморщиванию и разрушению нервных клеток, нарушениям процессов внутриклеточного обмена и психики человека, появлению алкогольной зависимости.

      Современное развитие технологий производства дешевых крепких напитков способствует массовому формированию алкогольных привычек в различных возрастных группах населения. Особенно опасно такое пристрастие к алкоголю для здоровья молодых людей, подростков, так как алкоголь обладает ярко выраженной токсичностью. Широкое распространение алкоголизма требует правильного понимания этого явления.

      Алкоголизм — это коварная болезнь, которую необходимо лечить. Начинается она с пьянства — привычки употребления спиртных напитков в небольших дозах, затем возникает влечение к алкоголю — и человек вступает на путь алкоголизма.

      Механизм этой болезни раскрыт в результате многолетних исследований ученых-физиологов. В головном мозге обнаружены центры положительных эмоций и определенные вещества, которые, попадая в организм, активизируют деятельность их клеток. К таким веществам относится и алкоголь. Попадая в головной мозг и влияя на обмен веществ в нервных клетках, он на первых порах снижает нервное напряжение, способствует до некоторой степени подавлению чувства тревоги и страха, активизирует положительные эмоции.

      Центры положительных эмоций, на которые действует алкоголь, расположены в промежуточном отделе головного мозга — гипоталамусе. Он невелик по размерам, но жизненно важен, так как является высшим центром регуляции функций вегетативной нервной системы организма. Поэтому возбуждение центров гипоталамуса (питания, жажды, голода, половой и других потребностей организма) лежит в основе множества мотиваций поступков человека.

      Алкоголизм в юношеском возрасте формируется значительно быстрее, чем у взрослых. Чем моложе человек, тем в более короткие сроки формируется это заболевание. Страшно и опасно оно потому, что алкоголь разрушает не только физическое здоровье человека, но и психическую сферу, его интеллектуальные возможности.

      Характерными симптомами алкоголизма являются на поведенческом уровне: влечение к алкоголю, психическое возбуждение, страхи, неумение сосредоточиться, потеря памяти, нарушение функций жизненно важных органов, а также немотивированная и спонтанная агрессия.

      Действие алкоголя на нервную систему, головной мозг происходит стадийно, поэтому человек и испытывает в период опьянения различные ощущения.

      Первая стадия — это состояние возбуждения (говорливость, жестикуляция, прилив тепла и сил). Она характеризуется высокой концентрацией алкоголя в клетках головного мозга. Ее продолжительность зависит от состояния организма, его здоровья.

      Вторая стадия — состояние общей расторможенности функций мозга. На этой стадии в клетках головного мозга увеличивается концентрация продуктов распада алкоголя — ацетальдегида, наиболее ядовитого вещества, угнетающего деятельность коры головного мозга, убивающего его клетки. Поэтому даже малые дозы алкоголя, которые могут показаться вполне безобидными, угнетают клетки мозга, заметно изменяют биотоки мозга, что делает человека раздражительным, утомленным, не способным контролировать свои действия.

      Даже при умеренном, но постоянном употреблении спиртных напитков мозг молодого человека может иметь целые «склады» мертвых клеток. Его объем уменьшается — вот в чем причина резкого изменения сложных психических процессов, падения интеллектуального уровня.

      Под влиянием алкоголя изменяется синтез многих белков в ткани головного мозга, и прежде всего тех, что отвечают за память. Кроме того, уменьшается доставка к мозгу соединений, дающих энергию нервным клеткам.

      Дети, которые были подвержены влиянию алкоголя, отстают в развитии, отличаются неусидчивостью, вялостью, быстро утомляются, страдают головными болями, заиканием, недержанием мочи (энурезом). Эти дети неуравновешенны в общении, капризны, жестоки и составляют группу риска в отношении формирования агрессивных форм поведения.

      Наркомания и токсикомания. Результаты многочисленных социологических и медицинских исследований в нашей стране и за рубежом свидетельствуют о значительном омоложении возрастных групп, пристрастившихся к наркотикам. В последние годы к ним приобщаются дети 8—11 лет.

      Установлено, что курение и употребление алкоголя в подростковом возрасте создают наиболее благоприятный фон для различных видов наркомании и токсикомании. При этом довольно быстро исчезают границы между пьянством, токсикоманией и наркоманией, так как все средства данного ряда (побуждающие к возникновению привыкания, зависимости) относятся к наркотическим ядам, действие которых приводит к пагубной, плохо поддающейся лечению болезни.

      В настоящее время широкое распространение и возрастное омоложение различных видов наркомании и токсикомании вызывает тревогу и озабоченность в отношении физического и психического здоровья молодого поколения, его будущего потомства.

      Всестороннее освещение аспектов проблемы наркомании: причин, побуждающих к пристрастию, влияние на организм и его последствия, механизм возникновения зависимости, мер по предупреждению и борьбе с этим страшным злом человечества — требует особого внимания.

      Токсикомания и наркомания — это не что иное, как болезненное влечение к веществам, обладающим наркотическими свойствами, с целью привести себя в одурманенное состояние.

      Вещества, вызывающие зависимость, запрещенные законом к свободному распространению и производству, называются наркотиками, а возникающее к ним болезненное пристрастие — наркоманией. Подобными свойствами обладают и некоторые лекарственные препараты, используемые не в лечебных целях, а также пахучие жидкости, вещества бытовой химии, синтетические препараты, относящиеся к группе галлюциногенов. Все они по праву относятся к токсическим веществам, а болезненное пристрастие к ним, привыкание называется токсикоманией. Лица, употребляющие данные вещества, называются наркоманами или токсикоманами.

      Особой токсичностью, а следовательно, и опасностью для здоровья обладают вещества, имеющие нейро- и психотропные свойства, действующие на нервную систему человека и его психику. Рассмотрим некоторые из них.

      К группе опиоидных препаратов относятся морфин, героин, извлекаемые чаще всего из сгущенного сока незрелых коробочек мака. Опийные препараты принимаются внутрь в виде отваров, настоев, приготовленных кустарным способом, но чаще всего вводятся внутривенно. Применение их в медицине основано на болеутоляющих свойствах этих веществ. При опийной наркомании быстро формируется выраженная психическая и физическая зависимость от наркотика. Наиболее опасен героин — сильный галлюциноген, быстро разрушающий организм наркомана. Развиваются заболевания сердечно-сосудистой системы, печени, крови, легких, половых органов. Резко меняется внешний вид человека: кожа становится морщинистой, цвет лица приобретает сероватый оттенок, портятся зубы, наступает преждевременное облысение, наблюдается резкое истощение. Наиболее тяжело поражается головной мозг: развиваются психозы, ведущие к деградации личности и преждевременной смерти.

      Препараты конопли — гашиш, канабис, марихуана, анаша, план, банг, «травка» и др. наиболее распространены в подростковой среде. Вопреки мнению о «мягкости» действия марихуаны она является опасным наркотиком, психологически и физиологически подготавливающим подростка к употреблению более «тяжелых» веществ. Длительное курение (иногда жевание, прием внутрь) марихуаны приводит к появлению шизофреноподобных синдромов, слабоумию, растормаживает человека, повышает его способность к насильственным действиям.

      Кокаин — вещество, получаемое из листьев и побегов кустарника коки. Это белый порошок, вдыхание или употребление внутрь которого вызывает состояние эйфории, самоуверенность. «Кокаиновый стиль» популярен в молодежной среде. По своему токсическому действию кокаин — один из самых опасных наркотиков. На его основе получены многие сильнодействующие искусственные наркотики.

      В молодежной среде распространен наркотик экстази. Это таблетки, употребление которых внутрь дает ощущение необычного прилива физических сил, энергии и веселья. Подростки употребляют экстази на дискотеках, чтобы повысить свою выносливость для многочасовых танцев с вечера до утра следующего дня (в течение 8—12 ч). Во время непрерывного движения организм перегревается, повышается риск внутрисосудистого свертывания крови, тромбоза сосудов головного мозга и внезапной смерти.

      Амфетамин известен со времен Второй мировой войны как средство, способное резко повысить выносливость и позволяющее 3—4 дня проводить без сна в напряженной работе. Существовали строгие правила для его разового употребления в крайних случаях (например, в разведке), для повышения работоспособности в экстремальных ситуациях. При этом было хорошо известно о вреде, который при этом наносится организму. У наркоманов, применяющих амфетамин регулярно в больших дозах, наблюдаются хронические состояния психоза, в том числе жестокость и садизм. Приняв этот препарат, человек чувствует большую уверенность в своих силах, однако его активность носит характер бесцельной суеты, отмечается двигательная и речевая расторможенность.

      Спектр веществ, обладающих наркотизирующими свойствами, широк и к тому же благодаря успехам в области химии постоянно увеличивается. Это могут быть новые лекарственные средства, препараты, получаемые кустарным способом, пахучие технические и химические вещества. Все они относятся к сильным ядам и, соответственно, действуют на организм как ядовитые вещества.

      Формирование привыкания к различным веществам, обладающим одурманивающими свойствами, зависит от личностных особенностей юноши или девушки.

      Лица, эмоционально неустойчивые, склонные к истерии, гневу, агрессии, конфликтам в коллективе, наиболее часто прибегают к поиску средств, облегчающих их состояние.

      Причины возникновения пагубных пристрастий к наркотикам, алкоголю, табаку и другим токсическим веществам в разных слоях общества различны. Они формируются в результате целого ряда общих социальных, психологических и физиологических факторов, побуждающих подростков к наркотизации. К таким причинам можно отнести:

      дань моде в приеме различных допингов, особенно в среде имущих классов и в подростково-юношеской среде;

      неудовлетворительное физическое и психическое состояние организма: ослабленное здоровье, наличие психических отклонений вследствие серьезных травм головы или других причин, наследственная предрасположенность;

      отсутствие духовного общения, нравственного микроклимата и гуманности в воспитании подростка в семье, частые ссоры и конфликты;

      склонность ребенка, подростка в период созревания к подражанию родителям и старшим сверстникам, отсюда ориентация на правила поведения микросоциальной среды, которая может быть и крайне неблагоприятной;

      стремление к наслаждению, удовольствиям у молодых людей, «избалованных» жизнью, но не состоявшихся в ней как личность;

      отсутствие умения постоять за себя по причине слабой воли, отсюда подчинение более сильному или неумение сказать «нет»;

      отсутствие интересов к активной интеллектуальной жизни, физкультуре и спорту за счет плохой организации свободного времени.

      Психическая привязанность к наркотоксическим веществам может сформироваться в сравнительно короткие сроки — от двух-трехразового их приема. Однако с ней можно успешно бороться, пока человек не испытывает желания в увеличении доз принимаемого наркотического вещества, физической потребности в одурманивающем его действии — эйфории, за которой наступает другая фаза, противоположная по характеру действия, — абстиненция.

      В период физической зависимости на поздней стадии наркоман практически не получает «кайфа» от приема наркотиков. В этом случае прием наркотиков необходим ему для того, чтобы избежать крайне болезненного состояния, которое возникает во время абстиненции.

      Развитие психической зависимости от наркотиков значительно удаляет возможность успешного лечения этой страшной болезни.

      Широкое распространение различных видов наркомании, токсикомании за последние три десятилетия вызывает серьезную тревогу в международных организациях, так как представляет не менее страшную опасность, чем эпидемии чумы и холеры, уничтожившие в прошлом подавляющее большинство населения многих стран Европы и Азии. Об актуальности данной проблемы и необходимости уделять особое внимание мерам по предупреждению и борьбе с этим злокачественным заболеванием человеческого сообщества в мировом масштабе говорится в документах ООН. В них отмечается, что злоупотребление наркотическими средствами распространилось в широких масштабах. В настоящее время эта проблема затрагивает практически все страны и угрожает всем слоям общества. Последствия для здоровья усугубляются использованием попеременно двух и более типов разных наркотиков, а также из-за особо опасных способов приема. Тех, кто впрыскивает их себе в вену, подстерегает новая опасность — они подвергаются огромному риску заразиться ВИЧ-инфекцией (СПИД).

      Суицидальное поведение. Суицидальное поведение (намерение или попытка добровольно уйти из жизни) считается следствием социально-психологической дезадаптации личности, возникающей под влиянием различного рода психотравмирующих и стрессогенных факторов, в том числе в результате социальной незащищенности и нарушения механизмов взаимодействия между индивидом и средой. Поэтому во многом суицид расценивается как неадекватное средство разрешения жизненных коллизий (социальная сторона проблемы) и нежелательный способ выхода из психологического кризиса.

      Исходя из этой двойственности, среди суицидальных мотивов различают две центральные группы: мотивы неблагополучия (одиночество, потеря смысла жизни, потеря близких людей) и мотивы конфликта, в который вовлечены помимо суицидента другие лица.

      Мотивам неблагополучия чаще всего соответствуют суициды «монологического» характера, явившиеся результатом размышлений о смысле жизни, в основе которых нет обращения к кому-либо и отсутствует расчет на то, чтобы таким образом изменить или добиться чего-либо от окружающих.

      Мотивы конфликта чаще звучат в «диалогических» суицидах, адресованных какому-нибудь конкретному лицу или общественному мнению. Они обычно носят характер протеста, призыва о помощи, стремления избежать страдания.

      В смысле прогноза «монологические» суицидальные попытки более опасны, чем «диалогические». В первом случае человек сводит счеты с жизнью, поскольку не верит в то, что жизнь может улучшиться, и не склонен рассчитывать на чью-либо помощь; во втором — активно включен в жизнь и сводит счеты с людьми; как правило, такой человек более доступен для оказания ему психологической помощи.

      Во многих странах в подростковом возрасте происходит «всплеск» суицидальных попыток (чаще всего незавершенных суицидов), объясняемых, помимо вышеуказанных причин, так называемым «эффектом Вертера», т. е. самоубийством под влиянием чьего-либо примера. Традиционно мальчики подросткового и юношеского возраста совершают самоубийства (обычно «монологического» типа) существенно чаще девушек, в то время как последние гораздо чаще предпринимают демонстративные попытки самоубийства, т. е. суициды «диалогического» характера.

      К группам населения, характеризующимся высоким суицидальным риском, относят в числе прочих молодежь с нарушением межличностных отношений; «одиночек», злоупотребляющих алкоголем или наркотиками; людей, отличающихся девиантным или криминальным поведением, включающим физическое насилие; гомосексуалистов.

      Индикаторами возможной суицидальной опасности являются:

      определенные поведенческие проявления, такие как суицидальные угрозы, предшествующие попытки самоубийства, значительные изменения в поведении или личности человека, жалобы на «усталость от жизни» или «безвыходность ситуации», а также приготовления к последнему волеизъявлению;

      определенные психоэмоциональные состояния, такие как депрессия, переживание безнадежности, беспомощности, отчаяния, одиночества, ненужности и социальной изолированности и пр.

      Хороший способ вмешаться в кризис — задать прямой вопрос о том, что подросток думает о самоубийстве. Если ему действительно приходят в голову идеи об уходе из жизни и на его пути оказывается кто-то (например, педагог), кому не безразличны его переживания и кто согласен обсудить эту запретную тему, то это может дать подростку возможность разобраться в своих чувствах и принести облегчение.

      Рискованное сексуальное поведение. Рискованное сексуальное поведение — связи со случайными партнерами, отказ от пользования презервативами — представляет большую личностную опасность в плане заражения венерическими заболеваниями, риска незапланированной беременности и нежелательного отцовства.

Глава 10. СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК КРАЙНЯЯ ФОРМА АУТОАГРЕССИИ

      В последнее время вопросы, касающиеся добровольного ухода из жизни, довольно широко освещаются средствами массовой информации и поэтому становятся темой подростковых дискуссий как формального, так и неформального характера.

      Впервые психоаналитическую трактовку суицидального поведения высказал З. Фрейд. Он полагал, что суицидальный акт является следствием внутреннего взаимодействия между двумя основными инстинктивными побуждениями — инстинктом жизни и инстинктом смерти. Последователь развития психоаналитического понимания суицида Манинджер также рассматривает последний как результат борьбы между Эросом (жизнью) и Танатосом (смертью). Позже было установлено, что существуют следующие типы психодинамических констелляций при суицидах: «отставление», «ретрофлексивное убийство», «воссоединение», «возрождение», «самонаказание» и др.

      В целом психоаналитические представления сводятся к связи суицида (как и депрессии) с утратой любовного объекта, и эта связь в суицидальном поведении представляется ключевым механизмом.

      В конце прошлого столетия было высказано предположение, что отчуждение индивида от той социальной группы (общества), к которой он принадлежит, является главным источником и причиной суицидных актов. Была разработана следующая типология суицидов:

      суицид эгоистический, который имеет место у лиц с недостаточной интеграцией с обществом;

      суицид альтруистический, являющийся полной противоположностью первому и связанный с чрезмерной интеграцией с обществом;

      суицид анемический, представляющий собой реакцию на тяжелые изменения в социальных порядках, особенно во взаимных связях индивида и группы.

      Возложение ответственности за суицид на конфликт между личностью и обществом, его моралью и мировоззрением характерно для некоторых авторов западного мира и по сей день. Таковы основные теоретические представления о суицидальном поведении, высказываемые в зарубежной литературе.

      Самоубийство — последний шаг в аутодеструктивном поведении. Оно занимает особое положение в соотношении культурной нормы и психического здоровья. Самоубийство может быть совершено как акт самопожертвования, как долг чести, как ритуальное действо, как бегство от себя.

      Таким образом, в основе самоубийства чаще всего лежит стремление убежать от болезненного эмоционального состояния и мучительного самоосознания. Подкрепляют попытку уйти из жизни высокие стандарты и ожидания, которые накладываются на текущие проблемы, неудачи, препятствия или стресс.

      У женщин и девушек причиной суицида могут быть завышенные ожидания от интимных отношений, т. е. ожидания слишком высоки или реальность слишком неблагоприятна. Например, существует статистика, что к суицидам приводят несбывшиеся ожидания праздника: в пятницу суициды бывают реже, чем в понедельник.

      Что характерно для палитры переживаний потенциального самоубийцы, в том числе и подростка? Самообвинения и пониженная самооценка, тенденция приписывать себе ответственность за неудачи. Самоубийцы чаще всего являются людьми с низким самоуважением и очень критичным отношением к другим. Часть из них ценит себя очень низко, а других высоко.

      Кросскультурные исследования показывают, что число самоубийц выше в обществах, проповедующих гордость и притворство (скрытое внимание к себе).

      Войны уменьшают число самоубийств. Так, даже в покоренных и нейтральных странах отмечается рост национального самосознания и тенденция людей приписывать своим внутренним проблемам внешние причины. Для потенциального самоубийцы характерно отвержение и вытеснение значимых мыслей:

      искажение временнóго пространства — смысл жизни сжимается до настоящего, сиюминутного, человеку трудно думать о будущем;

      отмечается очень конкретное восприятие действительности;

      отсутствуют отдаленные цели;

      происходит отказ от решения проблем в значимых мыслительных категориях.

      Психологическая ригидность может быть свойственна многим людям. Это бывает в тех случаях, когда решение всех проблем видится только в черно-белых тонах. Она обнаруживается лишь в острых ситуациях, потом проходит. У ригидных людей нет суицидальных мыслей.

      Женские самоубийства — феномен молодости, а мужские могут быть следствием таких явлений, как потеря работы, финансовое неблагополучие, плохое социальное положение.

      Инстинкт самосохранения у большинства самоубийц берет верх. Именно поэтому мы чаще говорим не о самом самоубийстве, а о попытках. Существует такая статистика, что у подростков отмечается 1 суицид на 100 попыток. Но даже и этот единственный случай не может быть оставлен без внимания, ведь за ним горе родных, трагедия близких, друзей, педагогов.

      На что нужно обратить особое внимание? Кто из учеников должен вызвать беспокойство с точки зрения его или ее взаимоотношений с жизнью?

      Обратите внимание на подростков с заниженной самооценкой, на ребят, страдающих от своей малоценности и низкой популярности в среде сверстников. Очень опасны для подростков мифы о суицидах, ведущих к свободе личности. Эти мифы очень активно внедряют в подростковую среду представители различных деструктивных сект. Появление любых сектантов в окрестностях школы или в микрорайоне должно восприниматься как сигнал тревоги. На памяти многих трагический случай группового самоубийства девочек-подростков, который произошел в одном из подмосковных городов. Причиной трагедии следствие сочло влияние сектантов.

      Отвлечь подростка от тягостных мыслей, помочь ему или ей организовать досуг, поднять самооценку — вот неполный перечень мероприятий по профилактике подросткового суицида.

      Профилактика самоубийств у подростков. Причины самоубийств, как правило, следующие:

      депрессивные состояния — самоубийство играет роль избавления от отчаяния, безнадежности, неудовлетворенности собой, мрачного и бесперспективного будущего;

      бредовые расстройства в рамках шизофрении или других психозов;

      прием токсических и наркотических веществ, когда возникают ошибочные, иллюзорные представления, например способности летать;

      акт мести окружающим («вот увидите, как вы будете меня жалеть»);

      подражание, приводящее, в частности, к расширенным суицидам.

      При малейшем подозрении о планах на самоубийство необходимо вести очень осторожную, но активную работу с подростком. Не стоит бояться задать в доверительной беседе вопросы, косвенно выясняющие намерения подростка: «Ты когда-нибудь хотел умереть?», «Ты доволен жизнью?», и, если будет настораживающий ответ, корректно поинтересоваться, есть ли у подростка какие-либо планы, приготовлены ли средства для осуществления суицида.

      Не следует думать, что ваши вопросы подтолкнут подростка к суициду! Следует различать мысли о самоубийстве (в том числе навязчивые), ложные угрозы, симуляцию суицидальных попыток и собственно суицид. Однако, если у вас возникли опасения, вы должны немедленно принять меры. В пользу высокого риска самоубийства свидетельствуют:

      попытки самоубийства в прошлом (по различным данным, до 60% завершенных суицидов — повторные), к тому же повторные попытки чаще заканчиваются смертью; интервал между первой и второй попытками составляет, как правило, около 3 мес.;

      депрессивное состояние, особенно если присутствует выраженная тревога или ангедония (утрата способности испытывать удовольствие, удовлетворение);

      психотические расстройства, особенно при высокой подозрительности, бреде преследования, при устрашающих зрительных и слуховых галлюцинациях, императивных галлюцинациях, в том числе галлюцинациях, возникающих после приема наркотических средств; наркомания и алкоголизм;

      предменструальный синдром, особенно у девочек с неустойчивым менструальным циклом.

      Среди социальных факторов риска самоубийства доминируют: низкий образовательный уровень; особенности возрастного периода — возраст 15—19 лет, особенно у юношей, у девушек риск самоубийства в 2—3 раза ниже, однако суициды случаются и в более раннем возрасте, обычно после 12 лет; опыт показывает, что на одну попытку самоубийства среди юношей приходится три попытки среди девушек, но на одно завершенное самоубийство девушек — три среди юношей; влияние семейной предрасположенности — риск самоубийства очень высок в семьях, в которых это уже случалось ранее, даже если ребенок не был знаком с суицидентом;

      невнимание окружающих — большинство подростков, покончивших с собой, на протяжении нескольких месяцев, предшествовавших суициду, активно искали помощи у друзей, педагогов и врачей, но им не было уделено внимания, поэтому любые подозрения о готовящемся самоубийстве должны вас насторожить и подвигнуть на диалог с подростком.

      Необходимо немедленно обратиться за психиатрической помощью, если в диалоге с подростком вам удалось выявить у него следующие признаки:

      социальная изоляция, потеря связей с родителями, друзьями, педагогами, отсутствие доверительных отношений с кем-либо из ближайшего окружения;

      наличие четкого плана самоубийства;

      психоз с галлюцинациями, требующими покончить с собой, воссоединиться с умершим;

      мысли о смерти, несмотря на вмешательство родителей, друзей, врачей, педагогов;

      депрессии, особенно с идеями вины, чрезмерным чувством стыда, самоуничижением;

      попытки самоубийства в прошлом, утверждения, что самоубийство — единственный выход.

Глава 11. ПРОФИЛАКТИКА СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ И РЕАБИЛИТАЦИЯ ЕГО ЖЕРТВ

      Хотя изнасилование — понятие не медицинское и не педагогическое, а сугубо правовое, с точки зрения медицины и педагогики это событие с далеко идущими последствиями. Остановимся на основных характеристиках личности сексуального преступника, профилактике сексуальной агрессии, реабилитации жертв.

      На современном уровне знаний о проблеме половых преступлений намечается ряд новых тенденций в планировании профилактических мер, направленных на предотвращение сексуальных преступлений. Традиционно за рубежом основная роль в этом процессе отводится общественным организациям, психологам, службам доверия, службам экстренной психологической помощи. Большинство этих структур ведут деятельность независимо друг от друга либо создают негосударственные координационные комитеты. В России большая роль отводится педагогическим учреждениям, специализированным медицинским центрам.

      Насилие совершают подростки, относящиеся к следующим группам риска:

      в семье которых имеются душевнобольные либо родители страдают алкоголизмом или наркоманией;

      воспитывающиеся без надзора, употребляющие алкоголь и наркотики;

      совершавшие в детстве или в раннем подростковом возрасте сексуальные «проступки»;

      с аномалиями психики и педагогически запущенные дети;

      с проявлением гиперсексуальности, склонные к перверсным действиям;

      совершавшие попытки самоубийства по сексуальным мотивам;

      склонные к насильственным действиям, обнаруживающим некоторые сексуальные черты;

      ранее привлекавшиеся к ответственности за правонарушения сексуального характера.

      Таким образом, половину указанных в качестве групп риска категорий населения составляют дети и подростки, что еще раз доказывает необходимость начинать профилактическую работу со школьного, а возможно, и более раннего возраста. На этом этапе необходима согласованная деятельность педагогов, психологов, родителей (там, где это возможно), социальных работников и, если это необходимо, службы охраны правопорядка.

      Исследуя волнообразно нарастающее число эпизодов насилия, в качестве профилактических мер можно предложить следующие:

      выявление склонных к насилию детей в раннем возрасте (12 лет) с последующим вовлечением их в реабилитационные программы; создание специальных групп помощи при школах, организациях; выявление групп риска; широкое вовлечение общественности и СМИ; создание благотворительных обществ;

      создание специальных учебных программ для студентов медиков и педагогов; проведение широких статистических и эпидемиологических исследований во всех слоях общества; совершенствование законодательства в данной области; развитие медицинской и реабилитационной помощи жертвам насилия;

      консолидация сил на научном исследовании проблемы, в том числе вне рамок научно-исследовательских центров;

      формирование идеологии в обществе, осуждающей насилие во всех его проявлениях;

      создание соответствующих законодательных актов, норм, регулирующих СМИ, телевидение и киноиндустрию, индустрию игр и т. д.

      Наиболее важен контроль за уровнем насилия в целом, поскольку психологи склонны отождествлять насилие сексуальное и насилие как социальное явление. Некоторые авторы причиной изнасилования считают скорее агрессию в общем виде, чем сексуальные мотивы. По-видимому, это предположение может быть верным и являться механизмом аномального сексуального поведения в группе лиц, не страдающих сексуальными расстройствами.

      Программа профилактики сексуального насилия со стороны подростков и молодых людей включает: патронаж над подростками, осужденными условно; создание программ сексологической подготовки в школах; патронаж над жертвами сексуального насилия; создание специальной системы лечения и реабилитации подростков, склонных к насилию в целом и к сексуальному насилию в частности, с привлечением психологов, психиатров, педагогов, активистов-родителей; обеспечение специального обучения сотрудников милиции.

      Обобщая положения вышеизложенных программ, можно сформулировать предварительные рекомендации для системы образования: обязательное наличие психолога или психиатра в штате образовательных учреждений, сексологическая подготовка высокого уровня (циклы лекций, читаемые специалистами, учебные фильмы, программы), создание многоуровневой системы реабилитации и лечения «трудных» подростков.

      Сегодня имеется два основных подхода по обучению мерам личной безопасности как детей, так и взрослых. Это создание алгоритмов действия, предполагающих выполнение несложного поведенческого стереотипа, обучение дифференцированному подходу, основам психологии межличностных отношений с возможностью качественной оценки ситуации и выбора адекватных действий.

      Подводя итог, можно указать следующие основные направления развития профилактики сексуальных преступлений:

      создание служб социального и медицинского контроля за здоровьем семьи; выявление психических и собственно сексуальных расстройств; выявление контингента, входящего в группы риска; приближение психиатрической помощи к населению — например, создание психиатрических кабинетов при поликлиниках;

      создание программ по борьбе с распространением наркомании и алкоголизма;

      создание учебных программ, включающих специальное сексологическое образование, основы безопасного общения;

      активное привлечение подростков к работе, создание служб занятости для подростков;

      реабилитационная работа с лицами, привлеченными к уголовной ответственности; создание психологических и психиатрических служб при исправительно-трудовых колониях (ИТК), воспитательно-трудовых колониях (ВТК); широкое внедрение образовательных программ; адекватное лечение лиц, которым рекомендовано амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра в рамках статей 22, 99 УК РФ;

      создание специализированных сексологических лечебно-реабилитационных центров с достаточным врачебным, психологическим и педагогическим штатом (например, на базе женских консультаций, поликлиник);

      активная работа в СМИ.

      Таким образом, можно достичь значительного снижения уровня сексуальных преступлений. Однако, если преступление уже имело место, профилактика уступает ведущую роль реабилитационным мероприятиям. Для этого прежде всего необходимо знать, что изнасилование — сильнейшее психотравмирующее событие, нарушающее индивидуальную адаптацию.

      Реакция на изнасилование обычно включает 4 стадии: предчувствие — когда человек явно ощущает опасность ситуации; столкновение, сопровождается всеми признаками психологического срыва, включая шоковые реакции, недоверие к окружающим, аномальное поведение, преобладание чувства вины и стыда; отдача — когда постепенно восстанавливаются нормальные эмоции, самоконтроль; восстановление — когда меняются взгляды на будущее, возвращается вера в себя. Две последние стадии протекают более гладко, если пострадавшей оказывается помощь.

      У четверти жертв сексуального насилия развивается острая реакция на психотравму (реактивный синдром изнасилованных), которая требует психиатрической помощи.

      Особенности реакции на изнасилование у детей и подростков заключаются в увеличении (или возникновении) эпизодов ночных кошмаров, недержании мочи, формировании панических реакций при виде насильника или места изнасилования, появлении страха перед половой жизнью.

      Задачи реабилитации можно условно разделить на две группы: неотложные и отсроченные. Неотложные задачи включают обеспечение личной безопасности пострадавшего подростка; постоянную дружескую и профессионально-психологическую поддержку, прежде всего на уровне семьи, а если в семье изнасилование воспринято негативно по отношению к подростку («сама виновата, надо было юбку „покороче“ носить») — необходимо разъяснить родителям сложность ситуации; оказание помощи пострадавшему подростку в скорейшем возвращении к привычному ритму жизни; наблюдение за его состоянием и немедленное реагирование на возникновение признаков психических расстройств.

      Отсроченные задачи включают: формирование уверенности в собственных силах и перспективах на будущее, предотвращение и преодоление конфликтов в семье и по месту жительства, учебы, создание установок на нормальные сексуальные отношения в будущем.

Глава 12. ДОМАШНЕЕ НАСИЛИЕ КАК  ОСНОВА ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ АГРЕССИВНЫХ СКЛОННОСТЕЙ У ПОДРОСТКОВ

      Одной из основных черт нашего времени является всепроникающее насилие. С экрана телевизора, со страниц газет и журналов мы ежедневно узнаем о перестрелках, убийствах, боевых действиях в самых разных частях планеты. Но бытовое домашнее насилие стало привлекать к себе внимание общества лишь в последние тридцать лет, несмотря на то что этот вид насилия уже многие годы является скрытой эпидемией. По данным американских исследователей, нападение супруга (партнера) более распространено, чем автомобильные катастрофы, хулиганские нападения и онкологические заболевания, вместе взятые. Научные исследования, проводимые в нашей стране, показывают, что одна треть потерпевших от убийств — родственники.

      В США большое значение придают изучению относительно легких форм насилия, бытующего в семейных отношениях, так как случаев нанесения побоев и телесных повреждений несомненно больше, чем убийств. Но первые как бы создают почву для более серьезных форм насилия. Легкие формы домашнего насилия редко придаются огласке и еще реже становятся известны официальным органам. Однако исследования показывают, что истинный уровень агрессивных инцидентов в семье чрезвычайно высок и в США охватывает 51% всех супружеских пар.

      Домашнее насилие применяется с целью контроля, запугивания и внушения чувства страха остальным членам семьи и проявляется в семьях с самым разным социальным статусом, а не только в бедных и неустроенных семьях, как традиционно считают многие.

      Существует несколько форм домашнего насилия: физическое — использование силы для нанесения повреждений различной степени тяжести вплоть до убийства; вербальное (словесное) — ссора, ругань, проклятия, оскорбления и угрозы; психическое — игнорирование чувств (безразличие), унижение, оскорбление убеждений, имеющих для жертвы ценность, наказание детей, поводом для которого является чувство злобы к супругу; сексуальное — принуждение человека к самым разным сексуальным отношениям против его воли; экономическое — лишение экономической независимости.

      Каждый из этих видов насилия может одинаково приносить боль, и невозможно разделить ее силу по степени воздействия. Угроза физического, сексуального или экономического насилия — это тоже пример психического насилия.

      Насильственное, агрессивное поведение является одной из наиболее действенных форм реагирования на различные неблагоприятные жизненные ситуации. Психологически агрессия — это способ решения проблем, связанных с самозащитой и ростом ощущения собственной ценности и самооценки, а также сохранением и усилением контроля над существенным для человека окружением.

      Агрессивные действия могут выступать в качестве:

      средства достижения значимой цели;

      способа психологической разрядки как в форме атаки на «козла отпущения», так и в виде собственного участия или наблюдения за агрессивными играми или кинофильмами;

      способа удовлетворения потребности в самореализации и самоутверждении.

      Желание произвести или сохранить благоприятное впечатление может породить самые разные способы агрессивного реагирования. Очень часто эти действия проявляются в присутствии других людей, т. е. когда есть на кого произвести впечатление. Вместе с тем многие домашние насильники не желают рисковать своей репутацией и социальным положением. Именно поэтому фрустрированные (уставшие от различных стрессов и житейских неудач), не реализовавшие себя в трудовой деятельности люди ведут себя чрезвычайно агрессивно дома с более слабыми и беззащитными людьми.

      Традиционно считают, что жертвами домашнего насилия являются в первую очередь женщины, и поэтому большая часть программ как у нас в стране, так и за рубежом ориентирована на помощь именно женщинам. Однако исследования специалистов показывают, что наиболее страдающими от домашнего насилия членами семьи являются дети.

      Исследование преуспевающих деловых москвичек показало, что большинство из них стало чаще бить своих детей, в доме участились ссоры, а их не менее преуспевающие мужья стали бить их самих, чего раньше не делали. Дети слабее и уязвимее, их участие в ситуациях домашнего насилия существенным образом сказывается на их дальнейшей жизни. Известно, что бо́льшая часть социальных навыков, необходимых человеку в его жизни, приобретается путем наблюдения за поведением взрослых. Чем значимее для ребенка взрослый, а в первую очередь такими людьми являются члены его семьи, тем быстрее запоминается и лучше воспроизводится определенная форма поведения. Исследования личности агрессивно ведущих себя в детском саду девочек и мальчиков показали, что их отцы часто ведут себя агрессивно и любят смотреть фильмы с насилием.

      Самые разные формы насилия запоминаются на более длительный срок и воспроизводятся быстрее и чаще, чем позитивные формы поведения.

      На агрессивное поведение детей существенное влияние оказывает и система наказания, применяемая в семье. Дети, выросшие в жесткой и неблагоприятной семейной обстановке, чаще оценивались сверстниками и воспитателями как агрессивные и чаще проявляли свою агрессию в дальнейшей, особенно семейной, жизни. С другой стороны, ребенок, к которому проявляли слишком мало интереса и которому достается мало родительской, особенно материнской, любви, которому предоставлено слишком много свободы и для которого введено мало ограничений на проявление негативного, агрессивного поведения, скорее всего, вырастет агрессивным.

      Необходимо помнить, что попытки сдерживать активное поведение ребенка с помощью физического наказания зачастую напоминают метание бумеранга:

      во-первых, как уже упоминалось, наказывающие родители могут стать примером агрессивного поведения;

      во-вторых, дети, которых часто наказывают, будут стремиться избегать своих родителей или оказывать им сопротивление;

      в-третьих, если наказание слишком возбуждает и расстраивает, они могут вытеснить из памяти причину наказания и бессознательно сопротивляться усвоению правил приемлемого в обществе поведения.

      И наконец, дети могут осознать, что агрессию можно проявлять в тех местах, которые не контролируются взрослыми, и так, чтобы об их негативном поведении не стало известно. По сути дела, подобное наказание заставляет скрывать внешние проявления нежелательного поведения, но не устраняет его.

      Для того чтобы наказание было эффективным, необходимо следующее:

      акт наказания регулярно и с высокой вероятностью должен осуществляться после совершения проступка;

      временной разрыв между проступком и наказанием должен быть минимален;

      наказание должно применяться последовательно, нельзя один раз наказывать за проступок, а в другой раз игнорировать подобное действие;

      необходимо не только наказывать, но и поощрять за положительное поведение;

      наказание не должно содержать элементов физического насилия.

      Анализ домашнего насилия показывает, что многие люди, проявляющие различные формы домашнего насилия, совершают свои действия в состоянии алкогольного опьянения и обнаруживают различные аффективные нарушения.

      Квалифицированная медико-психологическая помощь как лицам, совершившим акты насилия, так и их жертвам чрезвычайно необходима, так как самостоятельно справиться со своими проблемами они, как правило, не могут.

Глава 13. АГРЕССИЯ И НАСИЛИЕ В СРЕДЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОСУЖДЕННЫХ

      Агрессия — одна из форм деструктивного поведения, наносящего вред другому лицу, в силу чего действия агрессора часто вступают в противоречие с нормами уголовного права, а сам он становится объектом уголовно-правового воздействия.

      При условии неэффективности мер воспитательного характера и условного осуждения к лишению свободы суд применяет к несовершеннолетним преступникам как крайнюю и наиболее чувствительную меру воздействия реальное лишение свободы с отбыванием назначенного срока в воспитательных колониях.

      Как правило, эта мера применяется к лицам, совершившим тяжкое либо особо тяжкое преступление. В местах лишения свободы, по существу, концентрируется та часть подростков, которые наиболее склонны к насилию и агрессии, что требует к данным лицам применения изоляции, особых условий содержания и специальных мер воспитательного и психолого-педагогического воздействия.

      У подавляющего большинства несовершеннолетних, отбывающих наказание в воспитательных колониях, выражена социальная дезадаптация.

      Несмотря на то что 97,4% несовершеннолетних впервые содержатся в воспитательных колониях, 63,5% из них ранее имели условную судимость либо отсрочку исполнения приговора, 50% состояли на учете в органах внутренних дел.

      Структура преступлений, за которые несовершеннолетние осужденные лишаются свободы, в динамике за 8 лет представлена в табл. 1.

      В большинстве случаев подростки осуждаются по совокупности статей, например за кражу и разбой или хулиганство и изнасилование одновременно. Из таблицы можно видеть, что за 8 лет доля лиц, отбывающих наказание за убийство, выросла почти втрое, умышленное причинение вреда здоровью — вдвое.

Таблица 1

Структура преступлений, за которые несовершеннолетние отбывали наказание в воспитательных колониях с 1993 по 2000 г., %

Преступление
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
Убийство
1,7
2,1
2,7
2,7
3,2
3,4
3,5
4,8
Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
2,7
3,7
3,3
3,8
3,7
3,3
3,6
4,9
Изнасилование
9,9
8,6
7,3
6
5,5
8
4,5
4,3
Кража
51,4
48,4
51,4
52,7
55,1
54,5
56,4
48,9
Грабеж
13,7
15,1
14,2
13,6
14
14,2
13,4
15,6
Разбой
8
9,5
9,7
8,5
8,8
9,4
8,6
10,6
Хулиганство
5,4
6
5,4
5,7
4,5
3,8
3,1
3,3
Прочие преступления
7,2
6,6
6
7
5,2
3,4
6,9
7,6

      Доля корыстно-насильственных преступлений (грабеж и разбой) возросла на четыре с половиной процента (с 21,7 до 26,2%). Вдвое реже стали отбывать наказание осужденные за хулиганство и в два с лишним раза — за изнасилование. Однако данное обстоятельство скорее отражает снижение в общественном сознании опасности данных деяний и их высокую латентность (сокрытие жертвой факта совершенного против нее преступления).

      Между тем сама изоляция от общества преступников предполагает концентрацию в замкнутых условиях асоциальных однополых личностей, у которых сформировался определенный стереотип поведения. Поэтому трудно ожидать, что в местах лишения свободы лица со сформировавшимся за 16—17 лет жизни агрессивным типом поведения будут вести себя иначе.

      Проявления агрессивного поведения подростков довольно стойкие, и они не исчезают в местах лишения свободы, несмотря на более жесткий надзор за их поведением, неотвратимость наказания за проявление насилия в отношении других осужденных.

      Структура преступлений, совершенных несовершеннолетними в местах лишения свободы, в течение многих лет существенно не изменяется: в ней преобладают побеги (как способ ухода от опасной или психотравмирующей ситуации либо путь повышения социального статуса) и умышленное причинение тяжкого вреда своему здоровью. Имеют место и убийства, хотя фактически они совершаются в единичных случаях (табл. 2).

Таблица 2

Виды и количество преступлений, совершенных в воспитательных колониях с 1993 по 2000 г., %

Преступление
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
Убийство
0,7
4,3
3,6
2
1,9
8,1
1,9
6,5
Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
11,5
16
15
13,3
11,3
9,7
11,1
13
Хулиганство
13,7
10,6
19,1
17,3
11,3
14,5
24,1
10,9
Побег
51,8
46,8
31,8
26,5
41,5
30,6
25,9
41,3
Прочие преступления
22,3
22,3
30
40,9
34
37,1
37
28,3

      Агрессивное поведение подростков в местах лишения свободы имеет ряд причин. Прежде всего немаловажную роль играют условия воспитания и имеющийся опыт поведения. Как показывают данные исследования поведения несовершеннолетних осужденных, проведенного Ю. М. Антоняном, агрессивные дети вырастают, как правило, в семьях, где они отчуждены от родителей, ими мало или вообще не интересуются, а в качестве воспитательных мер преобладают физические наказания.

      Социально-демографическая характеристика несовершеннолетних осужденных подтверждает, что антиобщественный образ жизни подростков формируется под влиянием окружающей среды при отсутствии надзора, заботы и любви со стороны родителей. Так, каждый десятый отбывающий наказание в воспитательной колонии — сирота, и почти каждый четвертый подросток так или иначе утерял связи с родителями, фактически является социальным сиротой. Однако из числа подростков, имеющих родителей, многие лишены нормальных условий воспитания.

      Наиболее показательны в этом отношении данные об осужденных девочках. Так, 48% из них систематически подвергались избиению со стороны родителей, свыше 70% проживали в семьях, где родители систематически употребляли алкоголь или наркотики, 54% подвергались сексуальному насилию и 5% были изнасилованы в детстве.

      Вместе с тем условия воспитания не формируют конкретного преступника. Значительный опыт агрессивного поведения подростки приобретают и в общении со сверстниками. В компании происходит взаимное усиление агрессивности ее членов. Одним из путей обучения агрессивному поведению является наблюдение за чужой агрессией. В этом плане весьма негативную роль играет демонстрация актов вербальной и физической агрессии в средствах массовой информации.

      Субкультура осужденных подростков и агрессия. Говоря об агрессии подростков, нельзя обойти стороной асоциальную субкультуру осужденных. В группировках асоциальной направленности в местах лишения свободы формируется специфический жесткий социальный уклад, в котором те, кто противостоит действию неформальных норм, подвергаются физическому насилию.

      Впервые в наиболее жесткой форме несовершеннолетние правонарушители сталкиваются с ней в следственных изоляторах. Основным способом определения внутригруппового статуса в системе асоциальной субкультуры является «прописка». Существуют разные способы «прописки», но их суть неизменна — выяснение личностных особенностей новичка для определения его места в группе. «Прописки», как правило, жестоки, изобретательны и циничны. Однако ребята, которых дома часто били, относятся к ней безразлично, т. е. привыкли к насилию на свободе, а в местах лишения свободы относятся к этому как к привычному и должному. Несмотря на то что подростки в силу психических и социальных особенностей ориентированы на взрослых, администрация видится надежной защитой далеко не всем. Если возникает реальная угроза серьезного конфликта, чреватого избиением, то 57% подростков рассчитывают только на себя, 15% надеются на друзей, а на администрацию полагаются лишь 10%, т. е. прежний опыт, приучивший подростка бороться за собственную безопасность при отсутствии поддержки и защиты со стороны родителей (взрослых), переносится и на места лишения свободы.

      Агрессивность и здоровье. При определении истоков агрессивности несовершеннолетних осужденных нельзя исключать и состояние здоровья, наличие у большинства из них патологических черт характера, психических отклонений. Согласно статистическим данным, каждый четвертый несовершеннолетний осужденный имеет психическое расстройство, не исключающее вменяемости. Кроме того, все больше в воспитательные колонии поступает подростков, состояние здоровья которых напрямую связано с образом жизни и условиями воспитания. Так, уровень осужденных несовершеннолетних с заболеваниями, передающимися половым путем, превышает общероссийский в той же возрастной группе в 9 раз, больных алкоголизмом и злоупотребляющих алкоголем — в 2,5 раза, больных наркоманией и употребляющих наркотические средства — в 12 раз.

      Связанные с этими заболеваниями изменения в личности способствуют развитию конфликтности подростка. А такие особенности, как повышенная возбудимость, тревожность, аффективная взрывчатость, свойственные подростковому возрасту, еще больше способствуют агрессивным формам поведения.

      Подростки с проблемами интеллектуального развития неожиданно могут выбрать тактику противоборства с ярко выраженной агрессией. Это объясняется приниженным положением в среде осужденных, накоплением негативного эмоционального заряда, который в определенный момент, достигнув критической точки, взрывается. Начинаются деструктивные действия, которые усугубляются возрастной эмоциональной неуравновешенностью, умственным недоразвитием и проблемами социализации.

      Подростки-алкоголики в основном в конфликте уступчивы и склонны к компромиссу. Однако бывают и исключения из правил.

      Для подростков, отбывающих наказание в местах лишения свободы, общим утяжеляющим ситуацию фактором является перенесенный психологический стресс, вызванный арестом, судебным процессом, приговором, наказанием в виде лишения свободы, а также потеря привычного окружения, нарушение личного пространства, необходимость постоянно находиться у всех (администрации, других осужденных) на глазах, нахождение в среде, где существуют традиции, ориентированные на систему отношений с позиции силы.

      Осужденные с психическими девиациями эпилептоидного (возбудимого) круга нередко совершают преступления насильственного характера. Более чем в половине случаев эпилептоидные типы являлись лидерами групповых преступлений, хотя вполне могли совершить преступление без соучастников. Наибольшая криминогенная активность наблюдается у стеничных психопатов. Преобладание рассудочности над эмоциональной сферой, волевая направленность и отгороженность от окружающих при внешней активности делают их преступления особо изощренными, циничными и расчетливыми. Они стремятся к лидерству и с теми, кто пытается сопротивляться, скрытно и жестоко расправляются.

      Повышенную криминогенную опасность представляют также лица с паранойяльными психопатическими чертами. Хотя их доля в общей массе осужденных невелика (4—5%), они совершают наиболее тяжкие преступления против личности. Главной их чертой является склонность к образованию сверхценных идей. Они угрюмы, злопамятны, грубы, бестактны и упрямы, видят в каждом недоброжелателя. Частые конфликты, столкновения только придают им силы для дальнейшей борьбы. При таких патохарактерологических особенностях они способны совершать тяжкие преступления против личности. Круг совершаемых ими преступлений сводится к убийствам, причинению тяжкого вреда здоровью и разбою.

      Мотивации конфликтов у правонарушителей и формы коррекции. Среди причин насильственных действий, конфликтов и проявления агрессии можно выделить: стремление к поддержанию авторитета и его защиту, борьбу за сферу влияния, защиту от притеснений, желание отомстить за обиду и оскорбление, враждебную позицию к окружающим.

      Значительная часть насильственных действий связана с борьбой за сферы влияния, физическое и психологическое пространство. Насильственные действия зависят от особенностей адаптации несовершеннолетних осужденных.

      Таким образом, тенденция к агрессивным формам поведения конкретных личностей прогнозируема и, следовательно, предполагает возможность предупреждения по отношению к другим осужденным. С учетом личностных и поведенческих характеристик осужденных, знаний субъективных причин возможных агрессивных и насильственных действий построена воспитательная работа в местах лишения свободы.

      Неверно выбранные психолого-педагогические методы управления поведением подростка подготавливают почву для усвоения им силовой тактики отстаивания своих интересов, насилия.

      По сути, наказание заставляет скрывать внешние проявления агрессивного поведения, но не устраняет его причины. Тем не менее наказание во многих случаях оказывается действенным средством модификации поведения, но оно дает долговременный эффект только в том случае, если применяется своевременно и адекватно проступку. В этом случае наказание способствует существенным изменениям в поведении.

      Изучение личности несовершеннолетних преступников показывает, что, если наказание мягче ожидаемого подростком, оно неэффективно.

      Об этом свидетельствует тот факт, что часто подростки не воспринимают условное осуждение как наказание; лишение свободы — единственное наказание, но в то же время оно воспринимается неоднозначно. Подростки, как правило, признают его необходимость, но практически ни один не согласен с мерой — сроком наказания, считая его слишком большим и не соответствующим проступку.

      Таким образом, агрессивное поведение несовершеннолетних не является «стихийным бедствием», оно управляемо. Для этого важно знать его причины и найти адекватные меры воспитания личности, обучающие общению и решению проблем.

      Деструктивное поведение подростка и его проекция на будущее. Саморазрушающее, деструктивное поведение подростков следует рассматривать не только в аспекте физического и психического поражения личности, но и как поведение с неблагоприятными для нее в нравственном и социальном плане последствиями.

      Одна из причин агрессивного поведения, конфликтных ситуаций и противоправного поведения подростков заключается в отсутствии у них элементарных навыков общения, соблюдения социальных умений и норм поведения.

      Разъяснение и привитие агрессивным личностям навыков общения, разрешения конфликтных ситуаций могут оказаться весьма полезными и действенными для избежания агрессии и насилия. Способы достижения этого могут основываться на применении тренингов.

      Моделирование. Демонстрация примеров адекватного поведения, приводящая к достижению намеченной цели; у участников тренинга наблюдается улучшение поведения, снятие тревожных реакций (фрустрации).

      Ролевые игры. При применении этого метода подросткам предлагается представить себя в ситуации, требующей реализации их жизненного опыта, умений и навыков Это дает им возможность проверить на практике модели поведения, которым они обучились в ходе моделирования.

      Установление обратной связи. С участниками устанавливается обратная связь в виде реакций на их поведение. Они поощряются за желательное социальное поведение.

      Перенесение навыков из учебной ситуации в реальную жизненную обстановку. На тренингах внимание уделяется тому, чтобы все, чему научились участники, нашло отражение в реальных жизненных ситуациях, которые содержали бы как можно больше элементов из реальной жизненной обстановки.

      Члены этих групп отбираются по уровню дефицита социальных умений. Обучение продолжается до тех пор, пока все члены группы не добьются успеха в овладении социальными умениями, необходимыми для большинства ситуаций — от межличностного общения до способа сдерживать агрессию, нормально реагировать на отказ и справляться со стрессом.

      Профилактика насилия и агрессии в среде несовершеннолетних должна быть основана на знании особенностей подросткового возраста, причин агрессивного поведения.