Издательство 'Просвещение'

05.08.2015

Учебный год. Новые учебники истории России

4 августа в эфире Радио России выступил руководитель Центра гуманитарного образования издательства «Просвещение» Александр Данилов, который рассказал об историко-культурном стандарте, синхронизации курсов истории в школе, а также особенностях нового УМК по истории России. Предлагаем аудиозапись и расшифровку передачи.

Анна Киселева (ведущая): Новые учебники по истории России, написанные на основе историко-культурного стандарта, поступят в школу в конце августа. Министерство образования утвердило три комплекта таких учебников от трех разных издательств: «Просвещение», «Дрофа» и «Русское слово». Важно то, что каждый учебник будет иметь электронную версию и дополнительные хрестоматии. Кроме того, преподавание станет «линейным», а не «концентрическим», как это было раньше. Об этих и других новшествах мы будем говорить сегодня с Александром Даниловым, соавтором учебников и руководителем Центра гуманитарного образования издательства «Просвещение». Прежде всего, он напомнил, что такое историко-культурный стандарт, определяющий содержание новых учебников.

Александр Данилов: Историко-культурный стандарт – это попытка создать единый подход к изучению истории, поскольку учебников истории несколько – как раньше, так и сегодня. У нас существует Единый государственный экзамен с единством требований к нему, а учебники разные, и в них разный набор событий, разный набор персоналий, иной раз и разная терминология. Конечно, сдать экзамен на основе таких разных учебников ребенку очень сложно. Поэтому была попытка создать историко-культурный стандарт, в котором единой была бы не интерпретация исторических событий, потому что она и была, и остается уделом учителя, и выбирать при этом надо из разных версий и точек зрения, которые в науке существуют. А это была попытка создать некий перечень тех обязательных знаний, которые будут требоваться, в том числе, и при сдаче итогового экзамена. То есть это датировка и наименование событий, которые были в нашей истории; персоналии исторические, которые также должны быть едиными для всех учебников; это терминология, трактующая явления и события, о которых идет речь.

А.К.: Вы говорили о ребятах, которым предстоит сдавать экзамены, но ведь это, как правило, те, кто выбирает историю своей будущей профессией, или профессия очень близка к этому. То есть это ребята с глубоким знанием истории. А ведь важно еще преподать историю, чтобы ее знали и понимали большинство тех, кому не придется ее сдавать, что называется. Ну и, тем не менее, каждый гражданин должен знать историю своего государства. Вот стандарт, наверное, на это в первую очередь был направлен?

А.Д.: Да, именно для всех тех людей, кто изучает отечественную историю, ну и для тех, кто ее сдает. Единый экзамен он действительно и был, и останется для тех, кто выбирает историю своим профильным направлением в будущем. А вот то, что касается всех остальных, то предполагается, что после девятого класса (раньше так предлагали, сейчас может уже после десятого, потому что вводится линейная система образования) будет сдаваться некий итоговый экзамен по истории. Вот он был бы обязательным для всех, хотя и не единым, то есть не формализован как ЕГЭ. Сейчас эта дискуссия по-прежнему ведется, поэтому мы и говорили о том, что нужен некий универсальный и небольшой перечень тех событий, дат, имен, которые люди должны помнить обязательно.

А.К.: Вы упомянули линейное преподавание истории. Это тоже такая перемена в преподавании истории в школе?

А.Д.: Дело в том, что у нас закон «Об образовании» в редакции, которая была первоначальной (начала 90-х годов), предполагал обязательства государства по обеспечению лишь выпускников основной школы (тем, кто в 9 классе заканчивал обучение) этими знаниями. Тогда система предполагала, что мы должны завершить полный круг изучения всех основных дисциплин на этом базовом, так сказать, уровне, девятым классом. Затем в десятом начиналась новая волна изучения, новый материал давался. Часто это был уже знакомый материал, просто еще раз воспроизводимый. Эти издержки сегодня и вызвали как раз отход от той системы, которая существовала, и переход к новой системе, которая явилась бы интегративной, когда история России будет изучаться с 6 по 10 класс, а всеобщая история – с 5 класса по истории Древнего мира и опять-таки до 10 (имею в виду XX век), для того чтобы эти курсы были синхронными. И идут они сегодня таким образом, что в 5 классе нет Истории России, поскольку России не было в Древнем мире, в системе Древнего мира, она позже образовалась. Но материалы некоторые, которые касаются первых стоянок людей, первых государственных образований на территории нашей страны, они будут включены в курс Всеобщей истории, а в 6 классе будет идти в первом полугодии изучение истории Средних веков, а во втором полугодии Истории России этого же периода времени. То есть дается некий общий срез исторического процесса в эту эпоху, затем рассматриваются эти материалы уже применительно к Истории России.

А.К.: Это действительно интересней, когда ты можешь сравнивать, что происходило у нас в стране, и что происходило в других странах. Скажите, это уже будет в наступающем учебном году?

А.Д.: В этом году по новым учебникам начнут изучать историю в 6 и в 7 классе, это будет зависеть от регионов, и от того, кто из них переходит на новые учебники уже сейчас. Но в целом, переход на эти новые учебники истории должен произойти в течение ближайших трех лет.

А.К.: Сейчас много спорят о том, как преподавать детям, как рассказывать на уроках о таких сложных событиях отечественной истории как, допустим, Октябрьская революция и Великая Отечественная война, репрессии 30-х годов.

А.Д.: Есть по крайней мере два подхода, которые реализованы в новом учебнике. Первое – это то, что мы пытаемся все-таки разобраться в причинах, которые эти явления породили. Какими бы тяжелыми они не были для нас, мы должны разобраться в причинах. Когда говорят, что причина в Сталине и в его личных каких-то качествах, связанных с репрессиями и прочее, прочее, то, на мой взгляд, мы, как и 60 лет назад, начинаем бить по воробьям, потому что речь ведь не о конкретной фигуре. Если бы не было ее, то неужели все было бы совсем уж иначе, чем оно произошло? Поэтому здесь важна не фигура сама по себе, а важны предпосылки, которые бы показывали, почему это явление произошло и стало возможным. Не исключая и личных особенностей фигуры того или иного исторического деятеля. А второе обстоятельство, которое очень важно, и в учебниках мы это показываем: у каждого из нас может быть разный взгляд, я имею в виду у взрослых. Дети же впервые знакомятся с материалом. Одна из задач самого стандарта этих учебников заключается в том, чтобы мы попытались эту основу создать, показать те основные позиции, которые существуют в оценках этих явлений в исторической литературе у профессиональных историков. Для того, чтобы и учитель, и ученик имели представление, какие есть взгляды, и какие точки зрения существуют, почему они такие, на каком документе, и на каких свидетельствах основаны эти точки зрения, потому что это поможет, зная разные подходы, определить свое собственное отношение к этому событию. Когда нам говорят «Нет, давайте мы дадим одно», то это путь в никуда. Мы не можем навязывать людям одну позицию, даже если нам она кажется единственной достойной того, чтобы быть в учебнике – это приведет в тупик. Поэтому мы должны, конечно, формируя свою позицию, не забывать и показывать, что наша позиция основана на том, что мы учитываем эти все остальные взгляды, но она при этом вот такая.

А.К.: Надо сказать, что такие комплекты из учебника, пособия, рабочих тетрадей, методичек для учителя созданы не только в вашем издательстве, но и еще в нескольких. А в чем отличие именно вот ваших учебников, учебников «Просвещения». Понятно, что и методология может быть разная, и шрифт там, картинки.

А.Д.: Сама система единого стандарта, но при этом разнообразия учебников – хороша. Создается некая конкурентная среда, и она выигрышна для потребителя как раз в этом смысле. Поэтому на одной основе созданы, допустим, три линии учебников, которые рекомендованы Министерством. Писали их люди разные, но при этом опиравшиеся на одну и ту же базу. У кого-то одно интереснее, у кого-то другое, но при этом по всем этим учебникам учиться, думаю, будет ребятам интересно, безусловно. Какое особое «лицо» имеет тот продукт, который в нашем издательстве создан? Это большеформатные книги, то есть более крупного формата, лучше видно материал, больше возможностей поместить иллюстрации, какие-то дополнительные материалы на полях. Второй отличительный момент – это то, что в самом содержании есть традиционные подходы, и они у наших коллег из других издательств чаще всего как раз превалируют. Мы давали подходы несколько иные. Например, мы не начинаем историю нашей страны с истории восточнославянского государства с центрами в Новгороде и в Киеве. Мы начинаем изучение этого материала с тех стоянок, которые расположены на территории всей современной Российской Федерации – это и Денисова пещера на Алтае, и Аркаим («Страна городов» на Южном Урале в Челябинской области), и крымские находки, которых очень много. Это и Дербент, один из старейших городов не только в нашей стране, но и в мире. То есть показываем очень полифонично и очень емко историю нашей страны еще и в догосударственный период у восточных славян. Этим не просто удревняется история страны, но мы поднимаем тем самым значение тех территорий и народов, которые кроме русских, украинцев и белорусов составляют основу нашего государства и народа сегодня. Далее мы показываем в системе этих общемировых координат развитие страны на каждом этапе ее развития. Это то, чего ни в одном другом учебнике тоже нет.

А.К.: То есть, поясните?

А.Д.: Каждый большой раздел в нашем учебнике мы начинаем с анализа ситуации в Европе или в Азии (если это азиатской части страны касается) в тот период времени, о котором мы пишем и говорим. Еще один момент, который не увидел я в других учебниках от наших коллег, но который есть в стандарте, между прочим, это история тех территорий и народов, которые составляют одно целое Российское государство сегодня и российский народ. Это так территория самых разных, так сказать, районов восточных наших и южных пределов, народы, которые населяют эти территории, особенности их быта на разных этапах, особенности их картины мира того времени, как они это все воспринимали, допустим. Вот это все те вопросы, которые обязательно нужно, на мой взгляд, в учебники включать.

А.К.: А это не слишком такое, углубление может быть, подробностей слишком много?

А.Д.: Это, наверное, подробности, поэтому вот эти сюжеты мы выносим – у нас структура учебника ведь тоже новая. Мы исходим из того, что историческое общество предложило учебники сделать такими, чтобы количество параграфов было на треть меньше, чем количество часов, отводимых на изучение предмета. Чтобы учитель мог, маневрируя, по каким-то важным, сложным или интересным с его точки зрения темам, давать свой материал, дополнительный, новый материал. Поэтому мы давали особенности повседневной жизни, быта, культуры, давали их как отдельные, не выделенные как параграфы, материалы для самостоятельной работы и проектной деятельности учеников.

А.К.: Александр Анатольевич, еще хотела уточнить, каждому учебнику по истории России для пяти разных классов по возрасту соответствует своя электронная версия. Это как раз вот с сентября будет, да?

А.Д.: Да, фактически это требование, которое по всем учебникам, не только по истории. Министерство потребовало, чтобы действующие учебники в обязательном порядке включали в себя электронные учебники.

А.К.: Это будет что-то особое, электронная версия? Она отличается от бумажной? Или там текст тот же самый, картинки?

А.Д.: Она не может отличаться, то есть это не может другой текст. Тексты должны быть абсолютно одинаковыми. Мы пошли по такому пути: включаем в эти электронные учебники все страницы обычного учебника с указанием номеров этих страниц, чтоб можно было пользоваться одновременно либо этим текстом, либо иным. Но электронный учебник также дает новые интерактивные возможности.

А.К.: То есть что это может быть? Фрагменты художественных фильмов? О Чингисхане, к примеру?

А.Д.: Да, так и есть как раз. Есть фрагменты художественных фильмов. Плюс к тому, большой картографический материал. Многие анимированные карты сделаны специально для этих изданий. Это аудио документы, особенно по XX веку, это многие документальные воспоминания, речи публичных политиков.

А.К.: Каким годом у нас заканчивается сейчас изучение истории?

А.Д.: Поскольку учебники подавались на экспертизу в феврале этого года, то, соответственно, последние события, которые там отражены, касаются 2014 года. Последние события из упомянутых там связаны с воссоединением Крыма с Российской Федерацией, Сочинской Олимпиадой. Была дискуссия, чем заканчивать. Предлагали, чтобы это не было политикой, ограничить, например 2000 годом, а потом ничего не давать. Но мы исходили из другого обстоятельства. Учить историю по этим учебникам будут те люди, которые родились уже после 2000 года, и для них это та жизнь, которая, в общем-то, их окружает, и те события, которые для них уже произошли, и соответственно состоялись, когда они жили. Надо ли лишать этих событий людей, которые были их современниками?

А.К.: В этом выпуске передачи «Учебный год» мы говорили о новых учебниках по Отечественной истории. Они опираются на историко-культурный стандарт, проработанный академиками, что предотвращает пропуск важных событий, неправильные даты и другие ошибки. Первоначально предлагалось написать единый учебник, однако после долгих обсуждений школам представлено три комплекта учебников на выбор. Педагоги сами будут решать, какой учебник лучше подойдет для их учеников.