Издательство 'Просвещение'

Страница: 1 из 2



Руководитель Центра гуманитарного образования издательства «Просвещение» и член авторского коллектива новой линии учебников по истории России считает, что главное достоинство историко-культурного стандарта - впервые предпринятая попытка достичь общественного консенсуса в подходах к основным вопросам нашего прошлого. Предлагаем вашему вниманию интервью с Александром Даниловым.

Александр Анатольевич, зачем нужно было готовить новые учебники истории, если в Федеральном перечне их было целых 19?

Время не стоит на месте. Главной идеей было создать для всех учебников единый подход к терминологии, составу имен исторических персоналий и перечню дат, и при этом показать различные научные трактовки того или иного вопроса. Школьники должны знать, что взгляды бывают разными, поэтому единственного учебника по истории быть не может. В этом удалось убедить и руководство - отсюда, кстати, и ситуация, когда с разницей в месяц изменилась формулировка в поручении главы государства и вместо «единого учебника» истории в документах прозвучала установка на создание единой концепции преподавания истории.

Но разве прежние учебники не решали ту же задачу?

Не все и не в полной мере. Во-первых, новый образовательный стандарт нацелен на выработку навыков самостоятельного поиска материала и точек зрения на изучаемый вопрос, и это правильно. А для этого нужна новая структура подачи исторического материала и методика, которой старые учебники не соответствовали. Во-вторых, сильно расширились временные рамки изучения истории нашей страны. Впервые речь идет не только о формировании государства Русь, но и о более ранних государствах в восточных районах, народах, проживавших там и являющихся сегодня частью многонационального российского народа. В-третьих, в учебники включены новые научные данные. Авторы отмечают, например, что Русь - это не моноэтничное славянское государство, что в нем на равных были представлены восточные славяне и половцы, финно-угры и варяги. Такой показ изначально толерантного, многонационального и поликонфессионального характера нашего государства позволяет объединить вокруг общего прошлого сегодняшних россиян. Другой пример - замена привычного термина «монголо-татарское иго» на «зависимость русских земель от Орды». Это явилось отражением той дискуссии в науке, которая идет последние десятилетия. Часть историков указывает и на позитивные факторы взаимовлияния, взаимопроникновения русской культуры и пришедшей к нам кочевой.

И в чем же был «позитивный заряд» для Руси?

Непосредственно в нашествии, понятно, его не было - разрушались города, составлявшие основу государства и быта, гибли люди. Но неверно останавливаться только на этом. Скажем, Русская Православная Церковь смогла оказать определенное влияние и вести миссионерскую деятельность на территории Орды. Уже в 1260 г. в Сарае был открыт первый православный храм. Сарайские епископы получили от хана право свободно обращать в христианство ордынцев. Православие принял племянник Батыя царевич-чингизид Даир, вошедший в историю Русской православной церкви как святой преподобный Петр, царевич ордынский и ростовский чудотворец. А позже, в 1330 г. татарский мурза Чета (в крещении Захарий) основал под Костромой всем известный Ипатьевский монастырь. Началась взаимная передача традиций на бытовом уровне. Можно привести и другие примеры. Впрочем, идиллического союза русских земель и Орды, конечно, не было.

Неужели учебники настолько расходились?

Особенно в трактовке событий ХХ века. Скажем, как оценивать октябрь 1917 года? Революция? Переворот? Заговор? Такие оценки действительно давались, причем справедливо, т.к. все эти точки зрения в науке есть. Но как ребенку отвечать на вопрос ЕГЭ? Главным достоинством новой концепции и стандарта я считаю впервые предпринятую попытку достичь общественного консенсуса в подходах хотя бы к основным вопросам нашего прошлого. Уже это стоит всех издержек!

Например, каких?

Главная - перегрузка детей учебным материалом. Стандарт создавала наша академическая наука, и это правильно. Но не преодолена до конца нечеткость, публицистичность некоторых дефиниций. К примеру, что такое «апогей советской системы»? А где тогда у нее «перигей»? Не всегда показаны разные точки зрения, а ведь надо добиваться, чтобы ученик выработал свою и сумел ее объяснить. Мы дали в учебниках рубрику «Историки спорят», где по самым проблемным сюжетам — скажем, опричнина, Октябрь 1917 года или формирование государства Русь — дали разные, противоположные точки зрения: иногда 2, а в случае с опричниной 5, и обязательно с указанием, кто из историков прошлого или настоящего об этом пишет. А чтобы облегчить ребятам работу, привели не огромные тексты, а выдержки, объясняющие суть. Думаю, такой подход и позволит составить собственную точку зрения.

Вначале предполагалось, что изучение истории в школе не коснется правления нынешней администрации и завершится 2000-м годом. Затем подход изменился, и курс довели до 2014 года. Хорошо ли это?

Во всем есть свои плюсы и минусы. В первом случае мы уходим от политизации изучаемых процессов. Но, принимая решение, исходили из того, что ребята, которые будут учиться по этим книгам, родились как раз после 2000 года, и их нельзя лишать своей истории, они тогда не станут себя с ней отождествлять. В итоге, в учебники вошли все последние события, вплоть до Олимпиады и воссоединения Крыма с Россией.

Злопыхатели уверяют, что реального конкурса учебников не было. Это так?

Злопыхателей хватает всегда. Особенно удивляет то, что, даже не держа в руках самой книги, эти люди уже знают, что она



Страницы:
1 2
следующая