Филиппов А. В. Новейшая история России. 1945—2006 гг.

ГЛАВА 5


Россия
после перестройки






28. Начало реформ.
Политический курс Б. Н. Ельцина

      В момент распада СССР у Российской Федерации не было границ, утвержденных договорами с соседними государствами. Не было таможенной и пограничной служб. Только 7 мая 1992 г. Президент России Б. Н. Ельцин подписал указ о создании российских Вооруженных сил. До этого момента у России не было армии и флота. Серьезный спор возник из-за Черноморского флота между Россией и Украиной. Немногое отделяло в тот момент Крым от вспышки военных действий. Политикам с большим трудом удалось избежать подобного развития событий. Однако главной проблемой и самой страшной угрозой был распад потребительского рынка. Хотя в 1991 г. был собран лучший за несколько лет урожай, закрома государства были пусты — хозяйства придерживали зерно. Пусты были и прилавки магазинов. В Москве осенью 1991 г. во многих продовольственных магазинах не продавалось ничего, кроме острых приправ — аджики в банках и хмели-сунели в пакетах. Наступала зима, и приходилось опасаться голода.
      Экономический кризис сконцентрировал основное внимание Президента Ельцина и правительства на экономических проблемах. 1 ноября 1991 г. V Съезд народных депутатов РСФСР предоставил Президенту широчайшие полномочия для проведения экономических реформ. Он получил право лично возглавить правительство. Его указы по экономическим вопросам приобрели большую юридическую силу, чем законы, принимаемые законодательной властью. Президент получил право назначать по согласованию с соответствующими Советами народных депутатов глав исполнительной власти регионов (за исключением республик). Таким образом, Б. Н. Ельцин получал власть, делавшую его почти самодержавным правителем, но на четко определенный и довольно короткий срок — до 1 января 1993 г.
      Главные направления рыночных реформ Б. Н. Ельцин провозгласил в своем программном докладе на V Съезде 28 октября 1991 г. — финансовая стабилизация, либерализация цен и приватизация. Проводить в жизнь рыночную реформу должно было сформированное Ельциным 10 ноября 1991 г. правительство. Экономический блок в новом правительстве возглавил молодой доктор экономических наук, известный публицист Е. Т. Гайдар. Он считал, что именно нерешительность в ценовой реформе погубила правительство Советского Союза и сам Союз. По иронии судьбы, именно решительность в ценовой реформе погубила через год «правительство Гайдара». Гайдар определил приоритеты нового российского правительства: либерализация цен, свобода торговли, приватизация госсобственности. В конце декабря 1991 г. экономическая программа правительства была оформлена указом Президента России и получила официальную поддержку Президиума Верховного Совета РФ.
      Содержанием реформ, проводившихся в начале 1990-х гг., стал перевод экономики на рыночные рельсы. Была сделана ставка на быструю реформу. Эта политика получила наименование «шоковой терапии». Ельцин на V Съезде народных депутатов выступил с таким прогнозом: «Хуже всего будет примерно полгода, затем — снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами. А к осени 1992 г., как я обещал перед выборами, — стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей».
      Основными шагами программы реформ были:
      1. Либерализация цен и торговли. Разовое введение свободных цен с января 1992 г. Ожидаемые последствия — установление рыночной стоимости товаров, ликвидация товарного дефицита, запуск механизма конкуренции, стимулирование деловой активности, ускорение товарооборота, формирование инфраструктуры по сбыту отечественной и импортной продукции.
      2. Финансовая стабилизация. Ожидаемые результаты — снижение инфляции, установление устойчивого курса рубля.
      3. Широкая приватизация государственной собственности. Ожидаемые итоги — превращение населения в собственников, формирование у людей экономических стимулов для деловой активности.
      Основу сельского хозяйства по-прежнему составляли совхозы и колхозы, в большинстве лишь формально преобразованные в акционерные общества. 28 октября 1993 г. Президент РФ издал указ «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России», по которому устанавливалась частная собственность на землю. Однако издание соответствующего закона было заблокировано Государственной Думой.

Как это было

      Е. Т. Гайдар вспоминал: «Мы начинали реформы в очень интересной ситуации, когда можно долго перечислять, чего у нас не было и почему реформы проводить нельзя. Я сам мог прекрасно объяснить, почему в 1992 году их проводить нельзя. Не было стабильной поддержки в парламенте, не было нормальных дееспособных институтов власти (армии, таможни, милиции) — они были поражены кризисом власти начала 90-х годов.
      Шестнадцать центральных банков вместо единого, не было традиций частного предпринимательства, не было сильного частного сектора, как в Польше. Не было ни копейки валюты, золотого запаса, не было возможности привлечь свободные ресурсы на международном финансовом рынке. Но плюс к этому у нас не было возможности ждать, ничего не делать и объяснять, почему ничего нельзя сделать».


      Либерализация цен началась 2 января 1992 г. Около 90% оптовых и розничных цен стали свободны. Был издан указ Президента «О свободе торговли», который ввел революционный переход к новой системе экономических отношений. Указ предоставил всем предприятиям независимо от форм собственности и всем гражданам право без специальных разрешений осуществлять торговую, закупочную и посредническую деятельность, в том числе самостоятельно устанавливать цены. Фондовое (планируемое и контролируемое государством) распределение производственной продукции отменялось. Гражданам и предприятиям разрешалось вести торговлю (в том числе с рук, с лотков и с автомашин) в любых удобных для них местах, кроме проезжей части улиц и дорог, станций метро и т. д.
      Параллельно осуществлялись меры по финансовой стабилизации и сокращению дефицита бюджета. Государство фактически перестало инвестировать в промышленность и сельское хозяйство. Все государственные расходы, особенно связанные с производством вооружений и поддержкой дружественных стран, были резко сокращены или вовсе прекращены. Была изменена налоговая система — введен налог на добавленную стоимость в размере 28%. Это позволяло поддержать доходную часть бюджета, однако ускорило рост цен.
      Цены быстро выросли в 10—12 раз. При этом увеличение зарплаты и пенсий на 70% оказалось мизерным и привело к тому, что большинство населения оказалось за чертой бедности.
      Параллельно разворачивалась приватизация. Суть приватизации состояла в передаче права собственности от государства частным лицам. Номенклатурная приватизация стихийно шла еще в 1980—1991 гг. Правительство Гайдара и особенно возглавляемый А. Б. Чубайсом Государственный комитет по управлению имуществом (ГКИ) начинали приватизацию с борьбы против номенклатурной приватизации.

Как это было

      А. Б. Чубайс, говоря о директорской приватизации, подчеркивал: «По сути, это было разворовывание общенародной собственности. Но это разворовывание не было нелегальным, потому что легальных, законных схем разгосударствления не существовало. Чаще всего работали две схемы захвата госсобственности. Первая: имущество госпредприятия просто переписывалось как составная часть имущества некоего вновь создаваемого акционерного общества. Вторая: госимущество становилось частной собственностью в результате проведения нехитрой операции «аренды с выкупом».
      В первом случае всякий здравый смысл игнорировался открыто и бесстыдно. Скажем, берется имущество такого госпредприятия, как НПО «Энергия», и вносится во вновь создаваемое акционерное общество. А другую долю в этом акционерном обществе может составлять интеллектуальная собственность некоего товарища Петрова. Поскольку технология оценки долей никак не прописана юридически, ничто не мешает тому, чтобы имущество НПО «Энергия» было оценено так же, как интеллектуальный взнос товарища Петрова.
      Вторая же типовая схема приватизации предприятий — аренда с выкупом... Есть объект имущества, есть арендодатель (как правило, директор) и есть арендатор. Директор подписывает договор об аренде с фирмой «X» сроком на пять лет. В договоре арендная плата устанавливается — смехотворная. А уж что там уходит по карманам!
      Спонтанная приватизация была криминальна абсолютно вся, от начала до конца, потому что под ней вообще не было никакой легальной базы. Но доказать невозможно было абсолютно ничего: — Вы подписали договор аренды на миллиард, а надо было на триллион! — Почему? Я захотел за миллиард. Разве я что-нибудь нарушил?
      Ничего не нарушил. Потому что нарушать нечего».


      Наиболее массовой стала приватизация жилья. Государство ввело бесплатную для квартиросъемщиков приватизацию квартир и установило механизм их свободной продажи.
      Малые предприятия подлежали продаже на аукционах и конкурсах. К июню 1994 г. 85 тыс. магазинов, ресторанов, кафе, предприятий службы быта перешли в частные руки. Это составило более 70% всех малых предприятий.
      Средние, крупные и крупнейшие предприятия приватизировались по иной схеме. Сначала они преобразовывались в акционерные общества (АО), а затем акции вновь созданных АО продавались. На протяжении 1992—1994 гг. продажа акций осуществлялась не за деньги, а за особые ценные бумаги — приватизационные чеки (ваучеры). От названия этих бумаг возникло наименование ваучерной приватизации.
      Ваучерной приватизации были присущи черты социальной справедливости. Народ как коллективный держатель собственности получал ценные бумаги, свидетельствующие о праве гражданина на некоторую долю государственного имущества. Балансовую стоимость предприятий по данным 1984 г. разделили на количество граждан и выдали им чеки на сумму, примерно соответствовавшую «личной доле», полученной после этой арифметической операции. Номинал ваучера установили в 10 тыс. рублей. Правда, из-за инфляции через 2 года (когда чековая приватизация заканчивалась) за такие деньги можно было купить лишь пару килограммов вареной колбасы.
      Всего было распространено 144 млн приватизационных чеков. Ваучеры получили 96% населения страны. Приватизационные чеки давали возможность каждому гражданину Российской Федерации стать акционером какого-нибудь предприятия. Для этого существовали три пути: либо через участие в проводимом государством чековом аукционе, либо путем вложения ваучера в чековый инвестиционный фонд (ЧИФ), либо путем приобретения акций предприятия, членом трудового коллектива которого гражданин являлся, по закрытой подписке. Все эти пути были новыми и незнакомыми для граждан.
      Эффект этих мер был противоречив. Уже к весне 1992 г. произошло насыщение потребительского рынка товарами. В магазинах появились сыр, масло, колбаса, уменьшились очереди. Активно развивалась уличная торговля. Угроза краха народного хозяйства, полного распада экономических связей была ликвидирована. Дефицит товаров сменился дефицитом денег. В результате заработал рубль — именно это реформаторы в тот момент считали главным условием выхода из экономического кризиса.

Как это было

      А. Б. Чубайс вспоминал: «Помню страшный «табачный бунт» в Питере в 1990 году. Я тогда работал в исполкоме. Каждый день составлялись сводки: столько-то табака осталось, столько можно завезти... Как с театра боевых действий... И вот однажды в этой системе наступил сбой. Неделю вообще ничего не было. На Невском, у центрального табачного магазина, собралась огромная очередь. Толпа. Стоят, ждут. А магазин пуст, и когда товар завезут — неизвестно. И тогда народ стал разбирать леса (рядом ремонтировали дом), перекрывать проспект, жечь костры. Подошла милиция — милицию стали сметать, оцепление за оцеплением... Вот что такое — неработающий рубль. И в этой ситуации рабочему табачной фабрики невозможно приказать: выйди в субботу за дополнительную оплату, выпусти лишнюю партию сигарет. Он ответит: «Я и за тройную не пойду. На кой мне ваши деревянные деньги?» Заводу незачем работать, человеку незачем на завод идти. Зарплата за ненадобностью: магазины пустуют. Так разрушается сама основа основ экономики».


      Разрушение старых экономических схем и освобождение пространства для рыночных отношений проводились быстро и масштабно. Однако за это была заплачена высокая цена. В 1992 г. валовой внутренний продукт (ВВП) упал на 14,5%, промышленное производство — на 18%, инвестиции в основной капитал — на 40%. Финансовая стабилизация не состоялась — инфляция составила фантастические 2500—2600% (более точного подсчета нет). Падение производства и высокая инфляция вызвали расстройство хозяйственных связей, что привело к кризису производства. Инфляция обесценила оборотные средства предприятий. Начался кризис неплатежей — предприятия почти половину продукции поставляли, не получая оплаты. В этой ситуации предприятия перешли к натуральному обмену продукцией (бартеру). Бартер на все 1990-е годы стал хронической проблемой российской экономики.
      Резко ухудшилось материальное положение граждан. Хранившиеся в сберкассах накопления оказались быстро обесценены, заработная плата работникам государственных организаций и предприятий — бюджетникам — повышалась крайне медленно. Темпы инфляции значительно опережали рост заработной платы. Работники бюджетной сферы, прежде всего работники детских садов, учителя и врачи, оказались на грани выживания.
      Наиболее спорными и конфликтными до настоящего времени являются итоги чековой приватизации. Ваучер был ценной анонимной бумагой. Его можно было продать, и скупка чеков у населения развернулась практически мгновенно. Ваучеры в большинстве случаев были проданы за бесценок. Те, кто решил вложить их в ЧИФ, нередко становились жертвами деятельности мошеннических организаций. Часто специалисты ЧИФов были неспособны извлечь из ваучеров коммерческую выгоду. Таким образом, чек пропадал, лишая владельца прибыли. Отчасти сказывались неопытность людей в работе с ценными бумагами и плохое понимание правил и принципов рыночной экономики, отчасти — неумение государства обеспечить интересы большинства граждан.
      Множество злоупотреблений, сопровождавших процесс приватизации, привело к тому, что часть приватизированных предприятий попала под контроль криминальных элементов. Криминальные структуры могли использовать средства так называемых воровских общаков для приобретения предприятий и защищать свои «покупки» силой оружия. Экономические решения в России нередко принимались уголовными авторитетами и претворялись в жизнь путем «разборок» — вооруженных столкновений.
      Слабость государства создала благоприятные условия для разного рода афер. Помимо экономических потерь, крупные аферы подрывали веру граждан и внешнеполитических партнеров России в способность государства эффективно управлять ситуацией внутри страны. Многие из таких «комбинаций» активно поддерживались бизнесменами и политиками за пределами России.
      Известный предприниматель конца 1980—1990-х гг. А. Тарасов в своей книге «Миллионер» рассказал об исчезновении 8 млрд долларов США из Внешэкономбанка. Тарасов рассказал об этой афере потому, что ее главный фигурант Илья Медков (владелец и президент акционерного ДИАМ-банка) был убит в 1993 г.

    Документы эпохи

   Из указа Президента РСФСР «О мерах по либерализации цен». 3 декабря 1991 г.

      1. Осуществить со 2 января 1992 года переход в основном на применение свободных (рыночных) цен и тарифов, складывающихся под влиянием спроса и предложения, на продукцию производственно-технического назначения, товары народного потребления, работы и услуги...
      3. Правительству РСФСР:
      определить предельный уровень цен и тарифов на конкретные виды продукции производственно-технического назначения, основные потребительские товары и услуги, порядок их регулирования;
      ввести в действие в 1992 году порядок регулирования цен на продукцию предприятий-монополистов;
      осуществить в 1992 году во взаимодействии с суверенными государствами — бывшими союзными республиками — переход на расчеты по согласованной межгосударственной номенклатуре поставок товаров и продукции, как правило, по мировым ценам.

   Из книги А. Тарасова «Миллионер»

      Как-то Илюша приезжает ко мне в Лондон и спрашивает:
      — Артем Михайлович, вы можете класть наличную валюту в банк? Только мне нужно очень много, например, сто миллионов долларов в день наличными! Буду их на самолете привозить, я тут недавно самолет специальный прикупил...
      — Илюша, — отвечаю ему, — такой объем наличности можно сдавать, ну, может быть, в Монако, и то не каждый день! В нормальной западной стране тебя немедленно арестуют. Но откуда у тебя столько денег?
      — Понимаете, Артем Михайлович, сейчас происходит очень большая афера... Но вы не подумайте плохого, я в ней лично не замешан! Просто государство фактически ограбило половину населения вместе со всеми иностранцами в России. А мне на этом предложили делать свой маленький бизнес. За то, что я перевезу сто миллионов и положу их в иностранный банк, мне платят процент. Ну и почему мне за это не взяться, когда груз официальный, отправляемый Госбанком России? Я уже много перевез в Прибалтику, Польшу, Венгрию. Но люди хотят понадежнее, в западные страны... Вы наверняка слышали, что несколько месяцев назад Внешэкономбанк объявил себя банкротом, — продолжал Илюша. — А на самом деле там на счету оставалось восемь миллиардов долларов. Так вот, клиентам банка предлагается — неофициально, разумеется! — заплатить, чтобы вытащить оттуда часть своих денег, иначе они исчезнут совсем. Вы бы заплатили небольшой процент, чтобы спасти свой вклад?
      — Заплатил бы, — согласился я.
      — Ну вот видите! Сначала это стоило десять процентов, потом двадцать, а сейчас уже доходит и до тридцати. Деятели из Внешэкономбанка наняли множество курьеров, таких, как я, с самолетами. Вот мы и возим наличность за границу, кладем ее в банк и получаем свои проценты.
      Илюша задумался...
      — Я понимаю, что делаю что-то неправильное, — сказал он после паузы. — Но ведь закон, если он есть, должен прежде всего соблюдаться самим государством! Если оно само просит меня делать то, чем я занимаюсь, значит, это государственное поручение! Я ведь понимаю, что эта деятельность согласована с Верховным Советом и наверняка с председателем Центробанка, а может быть, вообще с Клинтоном?
      За несколько месяцев этой грандиозной аферы наличность из Внешэкономбанка была вывезена полностью.


29. Кризис двоевластия 1992—1993 гг.

      В 1992 г. в России сложилась обстановка нарастающего кризиса. Это стимулировало активность политиков, выступавших против курса Президента Б. Н. Ельцина. Сначала возникло несколько организаций, базировавшихся на коммунистической идеологии: Российская коммунистическая рабочая партия, Союз коммунистов РФ, Российская партия коммунистов. В январе — феврале 1992 г. состоялись крупные форумы оппозиции: Конгресс гражданских и патриотических сил, Русский национальный собор. В работе Конгресса гражданских и патриотических сил принял участие вице-президент А. В. Руцкой. 23 февраля в Москве и многих городах России прошли антиправительственные митинги, на которых выдвигались лозунги восстановления СССР и свертывания реформ. Это свидетельствовало о новом распределении политических сил, ведь до сих пор «улицей» безраздельно владели демократические организации.
      Сложившаяся к концу перестройки система власти противоречиво сочетала черты советской и парламентской демократии: всевластие Съезда народных депутатов при декларировании разделения властей. В стране продолжали работать органы власти, сформированные еще при СССР. Это прежде всего Советы народных депутатов во главе с Верховным Советом Российской Федерации. Они располагали законными возможностями тормозить движение России курсом, избранным командой Ельцина.

Точка зрения

      Следует различать причину и поводы для борьбы между Президентом и парламентом. Причина состояла в распределении власти, точнее, в контроле за правительством. Конституция устанавливала, что председателя правительства с согласия Верховного Совета назначает и отправляет в отставку Президент; однако Верховный Совет и Съезд народных депутатов, не имеющие права назначения премьер-министра, в любой момент могли отправить правительство в отставку простым большинством голосов и без каких-либо ограничительных условий. Президент имел право единолично назначать и освобождать от должности министров, но не мог распустить парламент или приостановить его деятельность; более того, Конституция специальной статьей запрещала роспуск каких-либо законно избранных органов власти. Таким образом, и у парламента, и у Президента имелись основания претендовать на контроль за правительством, однако механизма разрешения неизбежных в такой ситуации конфликтов Конституция не предусматривала. Именно поэтому борьба между Президентом и Верховным Советом заняла много месяцев, велась с необыкновенным упорством и энергией с обеих сторон и разрешилась только применением вооруженной силы в октябре 1993 г. Поводом же для борьбы послужила социально-экономическая политика Президента Ельцина и его команды. Стремительный рост цен и снижение уровня жизни подрывали популярность Президента и побуждали депутатов выступать с критикой курса правительства — отчасти искренне, отчасти в погоне за политическими очками.

      Первый «бой» между командой Ельцина и растущей оппозицией произошел на VI Съезде народных депутатов России, открывшемся 6 апреля 1992 г. Доклад Президента сопровождался протестующими и насмешливыми репликами, в зале стоял гул.
      Еще более возмутило депутатов выступление и.о. премьер-министра Е. Т. Гайдара, в котором главным основанием для оптимизма была названа обещанная Западом экономическая помощь: якобы только в 1992 г. будет выделено 24 млрд долларов. 11 апреля в ходе голосования поправок к постановлению об экономической реформе министры покинули зал заседаний и подали Президенту прошение об отставке. 15 апреля этот демарш вынудил Съезд принять политическую декларацию, составленную так, что каждая из сторон конфликта могла найти в ней отражение своих стремлений.
      Остальные заседания Съезда посвящались приведению Конституции России в соответствие с новыми реалиями, возникшими из-за распада СССР. При этом ни одно предложение, касающееся распределения власти (как со стороны Президента, так и со стороны оппозиции), не набрало необходимого для принятия решения числа голосов. 21 апреля Съезд завершил работу.
      VII Съезд народных депутатов (1—14 декабря 1992 г.) стал самым напряженным и драматическим из всех. Накануне его открытия, 30 ноября, Конституционный суд РФ завершил рассмотрение «дела КПСС». Суд признал конституционными указы Президента Ельцина от 23 августа 1991 г. «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР», от 25 августа 1991 г. «Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР» и от 6 ноября 1991 г. «О деятельности КПСС и КП РСФСР».
      Открывающий Съезд доклад Президента Ельцина депутаты даже не стали обсуждать. Напротив, доклад председателя Верховного Совета Р. И. Хасбулатова завершился бурной овацией и задал тон 5-дневным дебатам, в которых вновь жестко критиковалось правительство. Два дня депутаты обсуждали поправки к Конституции. Из числа принципиальных для распределения власти прошла следующая: депутаты получили право утверждать или отклонять кандидатуры силовых министров и министра иностранных дел. Внесенную Президентом на должность председателя правительства кандидатуру Гайдара Съезд 9 декабря отклонил («за» — 467 голосов, «против» — 486).
      В речи 10 декабря Президент заявил, что «с таким съездом работать невозможно». Он жестко оценил деятельность Хасбулатова как «главного проводника обанкротившегося курса». Ельцин призвал решить спор посредством референдума по вопросу: «Кому вы поручаете вывод страны из экономического и политического кризиса, возрождение Российской Федерации: нынешнему составу Съезда и Верховного Совета или Президенту России?»
      Завершая свое короткое выступление, Ельцин призвал своих сторонников выйти из зала заседаний и собраться в Грановитой палате Кремля. За ним последовали около 100 депутатов. Хасбулатов немедленно заявил, что подает в отставку, и, передав ведение заседания Ю. Ф. Ярову, вышел из зала. Регистрация показала, что кворум на Съезде сохраняется (715 депутатов — на 24 больше необходимого минимума). Поэтому Съезд продолжил работу согласно повестке дня, и в частности не принял отставку Хасбулатова (спикер вернулся в президиум и повел заседание дальше). Выступил вице-президент Руцкой, заявивший о верности «Конституции, закону, Съезду, российскому народу» (Президент России из перечня выпал, конечно же, не случайно), были заслушаны силовые министры, заявившие о своей верности Конституции.
      Кризис отношений между Президентом и парламентом затягивался. Выход из ситуации нашел председатель Конституционного суда В. Д. Зорькин, выступивший с призывом к компромиссу и немедленным консультациям. 12 декабря Съезд принял постановление «О стабилизации конституционного строя» из 9 пунктов, согласно которому на 11 апреля назначался референдум по основным положениям новой Конституции, а принятые поправки к Конституции «замораживались».

Как это было

      Для назначения председателя правительства применялась процедура рейтингового голосования.
      Б. Н. Ельцин вспоминал:«Депутатские фракции выдвинули два десятка фамилий. Среди них — Гайдар, Скоков, Черномырдин, Каданников, Шумейко, Петров, Хижа, Травкин и другие... Из этого списка я отобрал пять человек: Скокова, Черномырдина, Гайдара, Каданникова и Шумейко.
      Дальше, как говорят шахматисты, началась позиционная игра. Голосование. Двое — Скоков и Черномырдин — вышли вперед с отрывом, набрав соответственно 637 и 621 голос, Гайдар, получив 400 голосов «за», на один голос опередил Каданникова и стал третьим»
.


      Президент внес кандидатуру B. C. Черномырдина, который и стал с 14 декабря 1992 г. премьер-министром, получив 721 голос.
      В марте 1993 г. достигнутый компромисс был отменен внеочередным VIII Съездом (10—13 марта 1993 г.). Референдум назначен не был. 20 марта Президент Ельцин выступил с телеобращением, в котором сообщил, что им подписан указ «Об особом порядке управления до преодоления кризиса». 23 марта Конституционный суд усмотрел в действиях Президента основания для начала процедуры импичмента (отстранения от должности). 26 марта открылся IX Съезд народных депутатов Российской Федерации, на котором предстояло голосование по импичменту. Президент приказал руководителю своей охраны А. Коржакову быть готовым к разгону Съезда.

Как это было

      Вот как вспоминал об этом времени А. Коржаков: «Президент получил план спустя сутки. Суть его сводилась к выдворению депутатов сначала из зала заседаний, а затем уже из Кремля. По плану Указ о роспуске Съезда в случае импичмента должен был находиться в запечатанном конверте. После окончания работы счетной комиссии (если бы импичмент все-таки состоялся) по громкой связи, из кабины переводчиков офицеру с поставленным и решительным голосом предстояло зачитать текст Указа. Если бы депутаты после оглашения текста отказались выполнить волю Президента... было предусмотрено «выкуривание» народных избранников из помещения. На балконах решили расставить канистры с хлорпикрином — химическим веществом раздражающего действия. Это средство обычно применяют для проверки противогазов в камере окуривания. Окажись в противогазе хоть малюсенькая дырочка, испытатель выскакивает из помещения быстрее, чем пробка из бутылки с шампанским. Офицеры, занявшие места на балконах, готовы были по команде разлить раздражающее вещество, и, естественно, ни один избранник ни о какой забастовке уже бы не помышлял.
      Президенту «процедура окуривания» после возможной процедуры импичмента показалась вдвойне привлекательной: способ гарантировал стопроцентную надежность, ведь противогазов у парламентариев не было.
      Каждый офицер, принимавший участие в операции, знал заранее, с какого места и какого депутата он возьмет под руки и вынесет из зала. На улице их поджидали бы комфортабельные автобусы. Борис Николаевич утвердил план без колебаний.
      28 марта началось голосование по импичменту, каждые пять минут Барсуков докладывал о результатах подсчета голосов... Но Указ зачитывать не пришлось, примерно за час до объявления результатов голосования мы уже знали их. Тогда Михаил Иванович позвонил Президенту и сообщил:
      — Импичмента не будет.
      Ельцин сказал:
      — Надо службу заканчивать, пусть они там еще побесятся, поголосуют, повыступают...»


      Очередной раунд борьбы между Президентом и Верховным Советом сопровождался безуспешными попытками отрешения от власти Б. Н. Ельцина и отзыва со своего поста Р. И. Хасбулатова.
      После провала голосования о смещении Президента Съезд все же назначил на 25 апреля референдум по четырем ключевым вопросам:

      1. Доверяете ли Вы Президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину?
      2. Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?
      3. Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?
      4. Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?

            Конституционный суд установил, что по первым двум вопросам референдума, имеющим нравственно-оценочный и политический характер, для принятия положительного решения требуется большинство голосов от числа проголосовавших. Положительное решение по третьему и четвертому вопросам носит конституционный характер и должно быть принято большинством от общего числа избирателей. Отсюда вытекает разная методика подсчета процентов по вопросам 1—2 и 3—4.
      Референдум состоялся, и участие в нем приняли около 64% избирателей. За доверие Президенту высказались 58,7% от числа участвовавших в голосовании. За одобрение социально-экономической политики — 53%. Предложения о досрочном прекращении полномочий Президента и депутатов не прошли. Жители России требовали от власти продолжения работы и поиска компромисса.
      1 мая, когда итоги референдума еще не были подведены, в Москве произошло столкновение колонны демонстрантов, во главе которой шли лидеры оппозиции, с милицией. В столкновении погиб офицер милиции, среди демонстрантов были раненые. «Кровавый май» стал зловещим предзнаменованием нового обострения кризиса.
      Президент Ельцин расценил итоги референдума как свой политический выигрыш и подтверждение большей легитимности Президента, чем Съезда народных депутатов. Но в той ситуации он пытался решить продолжающийся конфликт не силовыми методами, а путем конституционной реформы. Сразу же после референдума процесс подготовки новой Конституции начал активно форсироваться Президентом и правительством.
      Действующее к началу 1993 г. законодательство на прямых юридических основаниях ограничивало власть Президента полномочиями Съезда народных депутатов, Верховного Совета и Конституционного суда. Президент Ельцин и его сторонники стремились к расширению президентских властных полномочий, а Верховный Совет — к их ограничению. Принятие новой Конституции, закрепляющей рыночный и демократический пути развития России, было прерогативой Съезда народных депутатов. Председатель Верховного Совета Р. И. Хасбулатов и его сторонники не видели смысла в изменении устройства власти.
      В августе Ельцин заявил о «решительных мерах», которые придется применить для утверждения новой Конституции. Он пообещал также, что решительные события произойдут в сентябре.
      21 сентября 1993 г. Б. Н. Ельцин указом № 1400 объявил о роспуске Верховного Совета и выборах в новый парламент. В том же указе содержалась рекомендация Конституционному суду прекратить свою деятельность до выборов в новый парламент.
      Конституционный суд признал указ № 1400 незаконным, поскольку законодательство подобных прав Президенту не давало. Верховный Совет также объявил действия Ельцина незаконными. В здании Верховного Совета, расположенном на Краснопресненской набережной (сейчас Дом Правительства Российской Федерации, Белый дом), собралась значительная группа депутатов, многие приехали туда уже после начала кризиса. Они заявили об отстранении Президента от власти. По решению парламентариев вице-президент А. В. Руцкой принес президентскую присягу вечером 21 сентября 1993 г.
      23 сентября начал работу X (чрезвычайный) Съезд народных депутатов. Он начал формировать новое правительство. В первую очередь депутаты назначили министров силовых ведомств.
      Патриарх Московский и всея Руси Алексий II несколько раз предпринимал попытки примирить противоборствующие стороны, не допустить кровопролития. Но напряжение в обществе было слишком велико. Политики с обеих сторон вели дело к открытому столкновению.
      Белый дом был оцеплен милицией. Там отключили воду и электричество. Затем подходы к нему перекрыли заграждениями из колючей проволоки. Пищу восставшим проносили добровольцы из нелегальных «штабов» разного рода оппозиционных организаций.
      На территории Москвы то и дело вспыхивали волнения, доходило до вооруженных конфликтов. Решающие события произошли 3 октября 1993 г. Многотысячные толпы демонстрантов, сторонников Верховного Совета, одержали победу в столкновении с милицией. Беспорядки начали перекидываться от Белого дома в другие районы столицы. Вооруженные отряды оппозиции в ночь с 3 на 4 октября предприняли попытку захватить телецентр «Останкино» и разоружить отделения милиции, расположенные в районе станций метро «Краснопресненская» и «Улица 1905 года». И то и другое не удалось.
      Утром 4 октября сторонникам Ельцина удалось собрать сводный штурмовой отряд. Под прикрытием милицейских заслонов он обстрелял из танков Белый дом. Затем разгромленное, закопченное здание было занято сотрудниками спецподразделения «Альфа». Этот кризис не обошелся без жертв.
      В столкновениях погибли 28 военнослужащих и сотрудников МВД и более 100 гражданских лиц: 12 на улицах, 45 человек — в районе телецентра «Останкино», 75 человек — при обстреле и штурме «Дома Советов». 3 и 4 октября 1993 г. — траурные, черные дни российской истории...
      Политики, общественные деятели, представители культуры и искусства России разделились в оценке происходивших событий.
      Многие одобрили действия Президента, но немало было и тех, кто оценил их как антиконституционный переворот. Граждане России воспринимали происходящее с тревогой, что отразилось на результате ближайших выборов.
      Вскоре произошла ликвидация не только Верховного Совета, но и всей системы местных Советов. Ушел в прошлое старый герб РСФСР, и ему на смену явился двуглавый орел.


Точка зрения

      События сентября — октября 1993 г. были вызваны конфликтом между законностью и легитимностью. Действия Бориса Ельцина были незаконны (по букве закона Президент совершил уголовное преступление — государственный переворот), но легитимны — на его стороне была выраженная на референдуме поддержка большинства населения России. Действия Верховного Совета были законны, но нелегитимны.
      Госсекретарь США У. Кристофер, комментируя события октября 1993 г., отметил: «У президента Ельцина не оставалось другого выхода, кроме применения силы. Его действия были полностью оправданы».


30. Выборы 1993 г. и период
перманентного кризиса власти

      Силовое решение конфликта между Президентом и парламентом исчерпало кризис двоевластия. Эпоха 1991—1993 гг. была переходной: основной ее смысл заключался в устранении всех значительных сил и органов власти, которые могли бы способствовать реставрации СССР или сохранению советского строя в рамках России. К концу 1993 г. эта задача была новой властью решена.
      Но прекращение двоевластия и устранение источников реставрации не сняли политической напряженности в стране. Истории известно множество случаев, когда главы исполнительной власти (чаще всего президенты) разгоняли парламенты. Обычным исходом в таких случаях становилась диктатура. Однако именно этот путь для России был закрыт. Не говоря уже о некоторых ограничениях, которые накладывали демократические лозунги, с которыми новое руководство пришло к власти, для такой диктатуры просто не было достаточных ресурсов. Военной диктатуры быть не могло хотя бы потому, что Ельцин не военный. Вдобавок во время кризиса армия хотя и сохранила лояльность Президенту, но держалась пассивно и в целом оставалась в стороне. Была исключена и партийная диктатура, подобная власти большевиков, — у Президента Б. Н. Ельцина не было партии, а поддерживавшее его демократическое движение противилось партийным формам. Был и еще один, и очень важный, фактор, препятствовавший становлению открытой диктатуры: российская власть оказалась в сильной зависимости от Запада, который не дал бы согласия на такое развитие событий.
      Это накладывало ограничения на выбор Ельциным и его соратниками методов «закрепления у власти». Оно должно было быть достигнуто при сохранении демократической формы. Демократия могла быть имитационной: как бы ни проголосовали избиратели на выборах парламента, правительство останется таким, каким его назначит Президент.
      Юридически основы государственного строя постсоветской России и рыночной экономики заложила Конституция, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (референдум официально именовался не референдумом, а всенародным голосованием, чтобы обойти требование Закона РСФСР «О референдуме РСФСР», по которому для принятия решений об изменении Конституции требовалось одобрение этого большинством от общего числа избирателей).
      12 декабря 1993 г. состоялось всенародное голосование и выборы в новый парламент. Такое совмещение несло в себе определенный риск: если за Конституцию проголосовали бы менее 50% избирателей, то выборы в парламент оказались бы незаконными. Тогда новый орган законодательной власти страны не мог бы начать работу. Это обстоятельство добавляло нервозности в обществе. Но все обошлось благополучно. В голосовании приняли участие 54,8% избирателей. За принятие Конституции проголосовали 58,4% избирателей, принявших участие в голосовании. Результаты голосования и текст принятой Конституции были опубликованы 25 декабря 1993 г. Именно этот день считается официальным днем вступления в силу Конституции Российской Федерации.
      В Российской Федерации была учреждена новая политическая система. Основной закон позволил предотвратить гражданскую войну и распад России по сценарию СССР.
      На проходивших одновременно выборах депутатов Государственной Думы неожиданного успеха добилась Либерально-демократическая партия, возглавляемая В. В. Жириновским. Это был результат одновременного снижения популярности Президента и ослабления веры в КПРФ как действенную оппозиционную силу после событий 3—4 октября 1993 г. Успех же партии Жириновского показал, насколько велик в обществе запрос на патриотизм.
      После вступления в силу Конституции 1993 г. Россия стала президентско-парламентской республикой. Согласно новой структуре, законодательную власть в Российской Федерации осуществлял парламент Российской Федерации — Федеральное собрание, которое состояло из двух палат. В нижнюю палату — Государственную Думу — входили депутаты, избираемые напрямую гражданами Российской Федерации. В верхнюю палату — Совет Федерации — входили представители органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В регионах законодательную власть осуществляли избираемые народом законодательные (представительные) органы власти субъектов РФ (законодательные собрания, думы и т. д.).
      Федеральную исполнительную власть осуществляло Правительство РФ, возглавляемое председателем правительства. Исполнительными органами власти РФ являлись федеральные министерства, службы и агентства. На уровне субъектов РФ исполнительную власть осуществляли органы исполнительной власти субъектов РФ (правительства, администрации), возглавляемые главами исполнительной власти субъектов РФ (губернаторами, главами администраций, президентами республик и т. д.).
      Судебную власть осуществляли высшие федеральные суды (Конституционный суд, Верховный суд и Высший арбитражный суд), федеральные суды (общего судопроизводства и арбитражные), а также суды субъектов Федерации (мировые, конституционные и уставные).
      Ключевую роль в системе государственной власти отныне играл Президент Российской Федерации, который не входил ни в одну из ветвей власти. Президент являлся главой государства. Он выступал гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина, определял основные направления внутренней и внешней политики государства, издавал указы и распоряжения, обязательные для исполнения на всей территории Российской Федерации. С помощью специальных согласительных процедур Президент становился арбитром в разрешении разногласий между властями федерального и регионального уровней, а также между властями субъекта Федерации. Являясь Верховным главнокомандующим российскими Вооруженными силами, Президент становился руководителем всех силовых ведомств.
      Надо было добиться лишь одного: избиратели на относительно свободных (и главное, воспринимаемых как свободные) выборах, при наличии формальной альтернативы, должны были проголосовать за Ельцина.
      А для этого требовалось завоевывать поддержку элит. Или даже попросту создавать элиты, всецело обязанные правящей группе своим положением. Средством нового сплочения элиты вокруг власти стала приватизация. Естественно, что приватизация, проводимая властью, находящейся вне общественного контроля, порождала переплетение государственного аппарата с новым классом крупных собственников и своего рода круговую поруку власти и собственников, равно как и общая заинтересованность элиты в сохранении у власти Ельцина. Ведь приход к власти оппозиции привел бы к пересмотру результатов такой приватизации.
      Такая неустойчивая ситуация в конце концов не могла не привести к противоборству. Атмосфера стала постепенно накаляться с февраля 1994 г. Открытый вызов прозвучал в постановлении Думы от 23 февраля 1994 г., объявляющем амнистию лицам, находившимся под следствием в связи с событиями 21 сентября — 4 октября 1993 г. В пику инициативе Президента о заключении гражданского мира оппозиция объявила о создании движения «Согласие во имя России». Среди его учредителей фигурировали А. Руцкой, А. Лукьянов, В. Зорькин, А. Тулеев, Г. Зюганов, С. Бабурин, С. Говорухин. Летом 1995 г. Государственная Дума выразила недоверие правительству и неудачно попыталась инициировать импичмент Президента.
      В тот же период в российском обществе усиливалась ностальгия по скромной, но безопасной жизни советской эпохи. Росла обида на то, что Россия потеряла свое место в мире. Эти настроения обеспечили укрепление позиций коммунистов, еще недавно изгнанных с политической сцены страны, и потерю электората либералами. Это означало, что Президент Ельцин и его правительство не могли опереться на поддержку парламента в проведении рыночных преобразований.
      Продолжилось дальнейшее падение престижа Президента. Оно было вызвано результатами действий правительственных сил на Северном Кавказе и отсутствием плодов широко разрекламированных реформ, ростом коррупции, падением экономических показателей и общего уровня жизни. Ельцин практически утратил доверие избирателей. Его рейтинг в начале 1996 г. не превышал 4—5%. К тому же не было секретом, что Президент серьезно болен. Президентские выборы были назначены на лето 1996 г. Все шансы выиграть их были у лидера коммунистов Г. А. Зюганова, который предлагал возврат к ценностям советского периода.
      Однако большинство избирателей, в массе своей недовольных результатами правления Б. Н. Ельцина, как раз не хотели реставрации советского прошлого. А главное, не считали ее возможной. Еще в 1994 г. опрос Всероссийского центра общественного мнения показал, что 70% респондентов считают невозможным возврат к тому, что было до 1985 г. Поэтому Б. Н. Ельцин мог апеллировать и к нежеланию более чем половины избирателей вернуться в прошлое, и в неверие более чем 2/3 граждан в саму возможность такого возврата. Активная избирательная кампания, проведенная с напряжением всех сил государственного аппарата и с привлечением колоссальных ресурсов созданного благодаря приватизации крупного капитала, позволила реализовать эти возможности. Довершила дело комбинация с переходом на сторону Б. Н. Ельцина «призера» первого тура выборов — получившего почти 15% голосов харизматического генерала А. И. Лебедя, занявшего пост секретаря Совета безопасности.
      Вдобавок Г. А. Зюганов и руководство КПРФ отлично понимали, что оппозицию, идущую на выборы под лозунгом «Банду Ельцина — под суд!», к власти никогда не допустят. Победа такой оппозиции будет означать гражданскую войну. В марте думская фракция КПРФ получила выразительное подтверждение готовности Б. Н. Ельцина пойти на силовые меры: после принятия Государственной Думой постановления, отменяющего ратификацию Верховным Советом РСФСР Беловежских соглашений, в аппарате Президента были подготовлены указы о роспуске Думы, запрете КПРФ и переносе президентских выборов на 1998 г. Ельцин не подписал эти указы лишь потому, что министр внутренних дел А. И. Куликов заявил, что сил МВД может не хватить на проведение в жизнь этих мер, а руководитель предвыборного штаба А. Б. Чубайс заверил, что выборы будут выиграны. Этот эпизод стал известен обществу лишь 3 года спустя, когда А. Куликов опубликовал в прессе отрывок из своих мемуаров. Но лидеры компартии об этом знали уже в марте 1996 г. и сделали свои выводы. Так, в критический период кампании, в 16 дней между первым и вторым турами, когда Б. Н. Ельцин слег с инфарктом, а два помощника А. Б. Чубайса были задержаны на проходной Белого дома с полумиллионом наличных долларов, упакованных в коробку из-под ксерокса, Г. А. Зюганов был пассивен и не использовал ни одного из идущих в руки козырей в предвыборной игре. По сути, оппозиция подыграла власти, позволив Б. Н. Ельцину победить на выборах.
      Политическая система, включающая в себя «революционную», но бессильную прийти к власти оппозицию, была обречена на непрерывную череду кризисов. Неизбежные коллизии при этом усиливались личными особенностями Б. Н. Ельцина, который из-за своих болезней был не в состоянии в полной мере исполнять обязанности Президента. Следствием стала череда перестановок в правительстве. В его составе в 1994 г. было сделано 20 назначений и отставок, в 1995 г. — 11, в 1996 г. правительство было сформировано заново (хотя и с прежним премьер-министром), в 1997 г. — реорганизовано, в 1998 г. сменились три состава правительства.

    Документы эпохи

   Всенародное голосование 12 декабря 1993 г.

      Вопрос: «Принимаете ли Вы Конституцию Российской Федерации?»
      Число зарегистрированных избирателей — 106 170 835.
      Число выданных бюллетеней — 58 174 707 (54,79%).
      Число действительных бюллетеней — 56 368 956 (53,09%).
      ЗА — 32 931 018 (58,42% от числа действительных бюллетеней; 56,61% от числа выданных бюллетеней).
      ПРОТИВ — 23 437 938 (41,58% от числа действительных бюллетеней; 40,29% от числа выданных бюллетеней).

   Результаты выборов по общефедеральному округу 12 декабря 1993 г.

      Общее число избирателей — 106 170 835.
      Число бюллетеней, выданных избирателям, — 58 187 755 (54,81%).
      Число бюллетеней установленной формы, обнаруженных в избирательных ящиках, — 57 697 698.
      Число действительных бюллетеней (база для расчета процентов) — 53 751 696 (50,63% от числа избирателей).

   Число голосов, поданных за избирательные объединения 12 декабря 1993 г.

(в порядке убывания)

Название

Число голосов

%

Количество мест в Думе

1. Либерально-демократическая партия России (ЛДПР)

12 318 562

22,92

59

2. Выбор России

8 339 345

15,51

40

3. Коммунистическая партия РФ (КПРФ)

6 666 402

12,40

32

4. Политическое движение «Женщины России»

4 369 918

8,13

21

5. Аграрная партия России (АПР)

4 292 518

7,99

21

6. Блок: Явлинский — Болдырев — Лукин

4 233 219

7,86

20

7. Партия Российского единства и согласия (ПРЕС)

3 620 035

6,73

18

8. Демократическая партия России (ДПР)

2 969 533

5,52

14

9. Российское движение демократических реформ (РДДР)

2 191 505

4,08

 

10. Гражданский союз во имя стабильности

1 038 193

1,93

 

11. Будущее России — Новые имена

672 283

1,25

 

12. Конструктивно-экологическое движение «Кедр»

406 789

0,76

 

13. Достоинство и милосердие

375 431

0,70

 

Против всех

2 267 963

4,22

 

   Результаты выборов депутатов Государственной Думы по федеральному округу 17 декабря 1995 г.

      Общее число избирателей — 107 496 856.
      Приняли участие в выборах (определяется по числу бюллетеней, выданных избирателям) — 69 614 693 (64,76%).

   Число голосов, поданных за избирательные объединения

(в порядке убывания, только набравшие более 3%)

Название

Число голосов

%

Количество мест в Думе

1. Коммунистическая партия РФ (КПРФ)

15 432 963

22,30

99

2. Либерально-демократическая партия России (ЛДПР)

7 737 431

11,18

50

3. Наш дом — Россия

7 009 291

10,13

45

4. Яблоко

4 767 384

6,89

31

5. Женщины России

3 188 813

4,61

 

6. Коммунисты — Трудовая Россия — За Советский Союз

3 137 406

4,53

 

7. Конгресс русских общин (КРО)

2 980 137

4,31

 

8. Партия самоуправления трудящихся (ПСТ)

2 756 954

3,98

 

9. Демократический выбор России — Объединенные демократы

2 674 084

3,86

 

10. Аграрная партия России (АПР)

2 613 127

3,78

 

   Выборы Президента РФ, I тур (16 июня 1996 г.)

Общее число избирателей — 108 495 023.
Приняли участие в выборах — 75 744 553 (69,81%)
Б. Н. Ельцин 26 665 495 (35,28%)
Г. А. Зюганов 24 211 686 (32,03%)
А. И. Лебедь 10 974 736 (14,52%)
Г. А. Явлинский  5 550 752 (7,34%)
В. В. Жириновский 4 311 479 (5,70%)
С. Н. Федоров 699 158 (0,92%)
М. С. Горбачев 386069 (0,51%)
М. Л. Шаккум 277068 (0,37%)
Ю. П. Власов 151 282 (0,20%)
В. А. Брынцалов 123 065 (0,16%)
Против всех 1 163 921 (1,54%)
Недействительные бюллетени 1 072 120 (1,42%)

   Выборы Президента РФ, II тур (3 июля 1996 г.)

Общее число избирателей — 108 589 050.
Приняли участие в выборах — 74 800 449 (68,88%)
Б. Н. Ельцин 40 202 349 (53,82%)
Г. А. Зюганов 30 104 589 (40,31%)
Против всех 3 603 760 (4,82%)
Недействительные бюллетени 780 592 (1,05%)


31. Сепаратизм и угроза
распада России

      После распада СССР геостратегическое положение России значительно осложнилось. Главный положительный фактор — прекращение противостояния с Западом — стал ослабевать потому, что восточноевропейские страны из союзников превратились в субъектов европейской политики, отнюдь не стремящихся быть мостом между Россией и Западом.
      После распада СССР требовалось четко оформить национально-государственное устройство России. Согласно действовавшей Конституции, страна представляла собой федерацию. Руководство предприняло попытки сгладить остроту национально-государственных проблем. В марте 1992 г. в Москве был подписан Федеративный договор. Согласно этому документу, в состав Российской Федерации вошли 89 субъектов (21 республика, 6 краев, 49 областей, 10 автономных округов, 1 автономная область и 2 города федерального значения). По существу, предлагалась модель «договорной федерации», т. е. создание государства по типу США. Россия как государство должна была возникнуть лишь в результате согласия субъектов Федеративного договора на ее создание. Такая модель противоречила как исторической традиции России, веками существовавшей как централизованное государство, так и реальности, в которой 66 из 89 регионов управлялись губернаторами, назначенными указами Президента Б. Н. Ельцина. Модель таила в себе и другую опасность — тем самым ее тогдашнее состояние признавалось состоянием отсутствия единого государства, состоянием «перехода»: РСФСР как части СССР уже не было, а России как самостоятельного государства еще не было. Однако Чечня и Татарстан отказались подписывать договор, Башкортостан сопроводил подпись целым протоколом оговорок. Федеральный Центр шел на существенные уступки регионам.
      Однако уступки были восприняты как слабость Центра, и стремление к самостоятельности только усилилось.
      Края и области стали выбивать себе все бóльшие полномочия. Например, было заявлено о создании Уральской республики на территории Свердловской и соседних областей. С этими же целями пытался поставить вопрос о Южноуральской республике в 1993 г. Челябинский областной Совет.
      Сепаратистские настроения в бывших автономных республиках нашли отражение на Конституционном совещании, где выдвигались такие предложения, как создание федерации из национальных республик и одной «Русской республики», которая объединила бы все края, области, автономные округа и автономную область. Этот проект предложил президент Калмыкии (Республики Хальмг Танч) К. Илюмжинов. Такой вариант при сохранении двоевластия вел к распаду России по модели распада СССР.
      Конституция России, принятая 12 декабря 1993 г. всенародным голосованием, сняла часть проблем, зафиксировав равноправие субъектов Федерации в отношениях с Центром. Однако декларированное равноправие не стало фактическим. Федеральная власть ввела практику подписания договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между Центром и субъектами Федерации. Последние стремились получить как можно больше самостоятельности. В итоге некоторые республики (Башкортостан, Татарстан, Якутия) получали значительно бóльшие права, чем прочие субъекты Федерации. Противостоять этому Центр не мог в силу отсутствия дееспособного государства.
      В 1990-е гг. продолжилось ухудшение национальных отношений. Активное разрушение общегосударственного сознания привело к росту этнического самосознания. Очень важно в этом плане заметить волну переименований субъектов Российской Федерации: Марий Эл, Саха, Ичкерия и т. д. Новые названия отражали рост этнического или национального самосознания.
      Существовала и проблема русскоязычного населения, которую правительство не смогло достойно решить. 25 млн русских и 5 млн представителей других российских народов оказались за пределами России. Им и еще 2 млн беженцев не была оказана должная помощь.
      Вершиной кризиса Федерации стали события в Чечне. В сентябре 1991 г. «Объединенный комитет чеченского народа» во главе с Дж. Дудаевым захватил власть в Чечне, объявив о создании республики Ичкерия. Дудаев демонстрировал предельное подозрение к федеральной власти и собственную силу публичными акциями: разгоном умеренной оппозиции в Грозном, смертными казнями с выставлением напоказ отрубленных голов на площадях и т. д. В 1992—1994 гг. из месяца в месяц в южных регионах России захватывались автобусы с заложниками, разворовывались поезда, из Чечни изгонялось нечеченское население.
      Российское руководство решило пойти на силовые меры. В ноябре 1994 г. Президент Ельцин отдал приказ о подавлении вооруженного мятежа в Чечне. Началась так называемая Первая чеченская война (1994—1996). Российское командование недооценило противника. Зимой 1994/1995 гг. прошли кровавые сражения за город Грозный. Летом 1995 г. группа боевиков под командой Ш. Басаева захватила больницу в городе Буденновске Ставропольского края. Спешно стянутые в город федеральные силы готовились к штурму, но возможные потери оценивались как доходящие до половины всех заложников. Премьер-министр B. C. Черномырдин взял на себя ответственность и вступил в переговоры с Басаевым. В итоге бандиты оставили город и ушли в Чечню. Начавшиеся после этого мирные переговоры сепаратисты использовали для восстановления и перегруппировки своих сил.
      В конце 1995 г. боевые действия активизировались на всей территории республики. В декабре развернулись ожесточенные бои в Гудермесе — втором по величине городе республики. Затем были атака боевиков на дагестанский город Кизляр, бои в селе Первомайском, атака мятежников на Грозный 6—8 марта 1996 г. Затем чеченское командование перешло к оборонительным действиям в удерживаемых населенных пунктах и ударам по российским коммуникациям. К концу апреля федеральным силам удалось переломить ход военных действий в свою пользу. В ночь на 22 апреля был уничтожен президент республики Ичкерия Дудаев. Правительственные войска нанесли ряд поражений боевикам.
      В преддверии президентских выборов 27—28 мая 1996 г. в Кремле состоялась встреча российской и ичкерийской делегаций (с участием Б. Ельцина и З. Яндарбиева), в ходе которой было достигнуто соглашение о перемирии с 1 июня 1996 г. и обмене военнопленными в двухнедельный срок по принципу «всех на всех».
      После победы Ельцина на президентских выборах 1996 г. федеральный Центр по инициативе секретаря Совета безопасности А. И. Лебедя предпринял еще одну попытку разгромить мятежников. Но она оказалась безуспешной. В августе 1996 г. в Хасавюрте (Республика Дагестан) представителями Федерации и чеченских региональных властей были подписаны соглашения об урегулировании ситуации.
      Хасавюртовские соглашения — мирный договор от 31 августа 1996 г., прекративший Первую чеченскую войну. Итогом договоренности стало окончание военных действий и вывод федеральных войск из Чечни. 27 января 1997 г. президентом Ичкерии был избран А. Масхадов. Де-факто Чечня стала независимой.
      Подписанный договор не решил проблему. Чеченское руководство установило связи с международными террористическими сетями. На территории Чечни была сформирована террористическая инфраструктура, включающая лагеря подготовки боевиков, налаженные каналы проникновения в пределы России эмиссаров террористических организаций, поставок оружия и поступления денежных средств. Чечня, не таясь, готовилась к реализации плана, вынашиваемого в XIX столетии имамом Шамилем, — захвату Дагестана, а затем всего Северного Кавказа.
      При этом в Чечню продолжали поступать федеральные средства. Однако получаемые из Москвы трансферты тратились не на восстановление республики, а на подготовку и оснащение новой армии.
      После нападения боевиков на Дагестан в 1999 г. Российская Федерация в одностороннем порядке расторгла хасавюртовские соглашения.
      Попытка Ельцина остановить развал страны дала неоднозначный результат. В условиях непрерывной борьбы с оппозицией, развала армии, деградации экономики военная компания только усилила кризис. Оказалось, что руководство страны не смогло решить чеченскую проблему ни силовыми, ни политическими средствами. Фактически Чечня выпала из состава России. Однако в ходе военных действий было доказано не только то, что сецессия (выход отдельного региона из состава страны) возможна, но и то, что платой за это является война. Это резко умерило накал сепаратизма в других республиках и охладило горячие головы. Сепаратистские движения в регионах России во многом маргинализировались и перестали быть влиятельной политической силой.

32. Формирование олигархического
капитализма в России

      Противоречивость реформ привела к тому, что в течение 1990-х гг. валовой внутренний продукт России сократился на 55%. Инвестиции в российскую экономику сократились на 73%. На 84% сократились расходы на военную промышленность. В 1990 г. ВВП России составлял 5% мирового (СССР — 8,5%). К 1999 г. на долю РФ приходилось лишь чуть больше 1% мирового валового продукта.
      Между 1990 и 1998 гг. страны СНГ снизили уровень добычи нефти почти в 2 раза по сравнению с добывавшейся в СССР (менее 300 млн т в год вместо 590 млн т). В России добыча нефти упала до 40% от уровня 1990 г. Лишившись после приватизации государственной поддержки, предприятия сокращали производство. В итоге за 1993 г. промышленное производство сократилось на 25%, сельскохозяйственное — на 5,5%. Из-за отсутствия денег начались массовые невыплаты зарплат.
      Нерешенность макроэкономических проблем, усиленных политической борьбой, становилась причиной периодических кризисов. В 1994 г. это был «черный вторник». За один день 11 октября 1994 г. курс американского доллара подскочил на 27%. Естественно, это увеличило недоверие населения к рублю. Валютный кризис вызвал новый рост инфляции.
      Для решения ситуативных проблем правительство привлекало внешние заимствования. Внешний долг России постоянно увеличивался. Так, в 1992 г. он составлял 108 млрд долларов, в 1998 г. — 123,2. Аналогично обстояли дела с государственным долгом в государственных краткосрочных обязательствах (ГКО). В 1995 г. он составлял 1 трлн рублей, а в 1998 г. — 10,3.
      Параллельно правительство предпринимало попытки стимулировать деловую активность. Начался новый этап приватизации. Решено было перейти к открытой продаже всех акций предприятий по рыночной стоимости. Были предприняты попытки реформирования госпредприятий. С 1 июля 1994 г. отменялись квотирование и лицензирование товаров и услуг, поставляемых на экспорт. Теперь к внешней торговле допускались предприятия, которые могли конкурировать на международном рынке. На деле ими оказались лишь предприятия топливно-энергетического комплекса.
      Было сокращено общее количество налогов, на 10—12% снизился уровень налогов на прибыль и добавочную стоимость. Чтобы привлечь инвестиции в экономику, правительство стимулировало создание финансово-промышленных групп, предполагая, что деньги населения удобнее собирать и использовать через банковскую систему.
      Однако вместо инвестиций в экономику финансово-промышленные группировки занялись спекулятивными операциями. Правительство стало выпускать официальные заемные бумаги под высокие проценты (до 300% в рублях), пытаясь компенсировать дефицитный бюджет. Одновременно для привлечения средств из-за рубежа правительство стало гарантировать валютные займы, сделанные российскими банками для закупки ГКО. Именно скупкой и продажей этих ценных бумаг занимались финансово-промышленные группы и банки.
      В период президентства Б. Н. Ельцина системообразующим фактором нового социального строя стали олигархи. В нынешнем его значении термин стал употребляться с декабря 1997 г. Под олигархами понимался чрезвычайно узкий круг лиц; любой список олигархов и олигархий включал следующие 8 групп и фамилий: ОНЭКСИМ-банк (В. Потанин), ЛогоВАЗ (Б. Березовский), Мост (В. Гусинский), МЕНАТЕП (М. Ходорковский), СБС-Агро (А. Смоленский), Альфа-групп (М. Фридман), Газпром (Р. Вяхирев) и Лукойл (В. Алекперов).
      Российские олигархи представляли собой не экономическое, а скорее политическое явление. Это лица, сделавшие своим бизнесом близость к власти и влиявшие на принятие государственных решений. Они осуществляли своего рода узурпацию власти.
      Возникновение олигархов тесно связано с двумя событиями — залоговыми аукционами 1995 г. и приватизационными сделками 1996—1997 гг.
      Суть залоговых аукционов проста. Формально финансисты давали кредит правительству, получая в залог пакеты акций крупнейших компаний, приватизация которых законодательством не разрешалась. В реальности возвращать кредит правительство заведомо не собиралось — в бюджете не планировались расходы на погашение задолженности. По истечении года залоговый пакет акций переходил в собственность кредитора. Так в обход действующего законодательства происходила фактическая приватизация стратегически значимых, работающих и прибыльных предприятий.
      Идея залоговых аукционов была выдвинута руководителем ОНЭКСИМ-банка В. О. Потаниным.

Как это было

      А. Б. Чубайс вспоминал: «Какая вообще приватизация была возможна в таких условиях? Только такая, при которой каким-то фантастическим образом нам удалось бы кого-то из своих многочисленных противников превратить в своих сторонников. Было понятно, что директоров приватизированных предприятий на этом этапе сторонниками не сделаешь... Значит, оставался один потенциальный союзник — покупатель. Но как можно было заставить его раскошелиться? И тут Потанин выступает на правительстве со своим предложением по залоговым аукционам. Я сразу понял, что буду поддерживать это предложение любыми силами. Схема залога автоматически делала покупателя нашим сторонником, давала приватизации новый толчок и хороший шанс выжить в сложнейшей политической ситуации».


      Фактически путем залоговых аукционов власть приобретала политических союзников перед предстоящими в 1996 г. президентскими выборами.
      Первый залоговый аукцион прошел 3 ноября 1995 г. в Сургуте. Право прокредитовать правительство под залог 40,12% пакета акций нефтяной компании «Сургутнефтегаз» получил НПФ «Сургутнефтегаз», заплатив 8,9 млн долларов. Последний — 28 декабря 1995 г. в Москве, когда ЗАО «Финансовая нефтяная компания» (Б. Березовский, А. Смоленский и Р. Абрамович) заплатило за контрольный пакет акций НК «Сибнефть» 100,3 млн долларов.
      «Сургутнефтегаз», по сути, был выкуплен своим менеджментом, поскольку НПФ был учрежден структурами, близкими к компании. Аналогичная история произошла на залоговых аукционах, на которые были выставлены пакеты ЛУКОЙЛа (5% за 141 млн долларов, капитализация сейчас — 50 млрд долларов), Новороссийского морского пароходства (за 22,65 млн долларов) и АО «Нафта-Москва» (за 20,11 млн долларов).
      Пакет акций АО «Мечел» (Челябинский металлургический завод) был передан в залог местной финансово-промышленной группе «Рабиком» за 13,3 млн долларов. Остальные 7 предприятий отошли к крупнейшим банкам, владельцы которых вскоре стали называться олигархами. Группа ОНЭКСИМ-МФК получила в залог контрольные пакеты «Норильского никеля» (за 170,1 млн долларов) и нефтяной компании СИДАНКО (вместе с Альфа-групп за 130 млн долларов; в 1998 г. 10% пакета акций были проданы за 500 млн долларов), а также блокирующий пакет Северо-Западного речного пароходства (за 6 млн долларов) и пакет Новолипецкого металлургического комбината (за 31 млн долларов). Банк МЕНАТЕП приобрел ЮКОС (за 159 млн долларов; на максимуме капитализации ЮКОС оценивался в 26,62 млрд долларов) и Мурманское морское пароходство (за 4,125 млн долларов).
      Все участники залоговых аукционов активно финансировали предвыборную кампанию Б. Н. Ельцина в 1996 г.В марте 1996 г., когда опросы показали, что за Ельцина готовы проголосовать не больше 4% избирателей, а победа руководителя КПРФ Зюганова казалась делом практически решенным, Президент провел встречу с семью руководителями крупнейших банковских структур России. На встрече присутствовали В. Виноградов (Инкомбанк), В. Гусинский (Мост-банк), Б. Березовский (группа компаний), М. Фридман (Альфа-банк), В. Потанин (ОНЭКСИМ-банк), А. Смоленский (СБС-банк), М. Ходорковский (ЮКОС). Были достигнуты договоренности о взаимной поддержке. Этот период получил название «семибанкирщина». На предвыборную кампанию Ельцина бросили огромные ресурсы. Немедленно было привлечено большое количество политтехнологов, певцов, музыкантов, артистов, журналистов. Были задействованы эфиры радио и телеканалов. В результате рейтинг Президента стремительно взлетел к победным цифрам.
      В 1996—1997 гг. совершилась новая серия откровенно скандальных приватизационных сделок. На этот раз Кремль расплачивался государственным имуществом с теми, кто способствовал переизбранию Ельцина. 22 ноября 1996 г. состоялась «сделка года» (по определению журнала «Коммерсант — Деньги»): Столичный банк сбережений (СБС, уставный капитал 24 млрд рублей) выиграл конкурс на санацию «Агропромбанка» (до 1995 г. «Россельхозбанка») — третьего в России банка по размеру уставного капитала (130 млрд рублей) и вкладов населения, второго — по числу отделений (1200).
      В 1997 г. приватизировалась «Восточная нефтяная компания» (ВНК) — четвертая по времени создания нефтяная компания России, 11 млн т годовой добычи (ЮКОС без ВНК добывал 34 млн т). Правительство рассчитывало получить не менее 2 млрд долларов и выставило 84% ВНК сразу на два аукциона — специальный денежный (его участники вносили деньги, а затем акции делились между ними пропорционально взносу) и обычный аукцион. На участие в спецаукционе подали заявки (на общую сумму более 2 млрд долларов) МЕНАТЕП, Инкомбанк и ЛУКОЙЛ. Однако проводившие аукцион чиновники РФФИ признали заявки Инкомбанка и ЛУКОЙЛА неправильно оформленными, и контрольный пакет достался МЕНАТЕПу за 750 млн долларов. После этого дважды подряд был сорван обычный аукцион по ВНК — конкуренты М. Ходорковского не хотели тратиться на приобретение 34% акций в условиях, когда 51% уже был в руках ЮКОСа, а сам Ходорковский не собирался платить за эти акции 520 млн долларов (стартовая цена плюс погашение задолженности ВНК перед бюджетом). В 1998 г. Госкомимущество, РФФИ и Минфин осуществили обмен принадлежащих государству акций акционерных обществ «Усть-Илимский лесопромышленный комплекс», СИДАНКО, «Тюменская нефтяная компания», «Коми ТЭК», ОНАКО и «Восточная нефтяная компания» на акции коммерческого банка МЕНАТЕП. Акции банка практически ничего не стоили, но на них были приобретены реальные активы — акции одного из крупнейших в России ЛПК и пять нефтяных компаний.
      Самая скандальная приватизационная сделка — конкурс по холдингу «Связьинвест» (владеет контрольными пакетами акций 88 телекоммуникационных компаний, обслуживающих 30 млн абонентов проводной связи, в том числе главного российского оператора международной и междугородной связи «Ростелеком»). На аукцион были выставлены 25% + 1 акция по стартовой цене 1,118 млрд долларов. Заявки подали кипрская офшорная компания Mustcom Ltd, учрежденная российской инвесткомпанией «Ренессанс-капитал» (директор Б. Йордан, входила в группу ОНЭКСИМ-МФК), еще одной кипрской компанией и фирмой с острова Джерси (как выяснилось впоследствии, принадлежавшей Дж. Соросу), и «ТелеФАМ Б В» (одноименная голландская телекоммуникационная фирма и ряд фирм, принадлежавших Альфа-групп, Б. Березовскому и В. Гусинскому). Выиграла заявка Mustcom — 1,875 мрлд долларов. Проигравшие Б. А. Березовский и В. А. Гусинский через прессу обвинили устроителей конкурса в содействии победителю — заявка Mustcom была подана позже. Олигархи использовали ведущие телеканалы страны — ОРТ и НТВ. НТВ, получивший после президентских выборов 1996 г. лицензию на все эфирное время четвертого метрового диапазона, принадлежал компании Гусинского «Медиа-Мост». Хотя 51% акций ОРТ принадлежал государству, миноритарный акционер Б. А. Березовский (ему принадлежали 8% акций) фактически управлял финансовыми потоками телеканала и контролировал его менеджмент. Оба телеканала развязали информационную войну против правительства. В итоге ряду министров, обвиненных в коррупции, пришлось уйти в отставку.
      Запущенный в 1996 г. государством механизм заимствований через систему государственных казначейских обязательств (ГКО) к 1998 г. привел к закономерному кризису. Приобретая ГКО, банки кредитовали государство. Однако объемы заимствований росли, уверенность в их возврате таяла, и потому государству приходилось соглашаться на все бóльшие и бóльшие проценты. Из-за внешнего долга возникла зависимость России от кредиторов, прежде всего от Международного валютного фонда (МВФ), который фактически контролировался США. Каждый год государственный бюджет приходилось утверждать в МВФ. При любой попытке проводить самостоятельную политику, не вполне согласующуюся с рекомендациями Запада, перед страной возникала угроза банкротства.
      В 1997 г. по инициативе А. Б. Чубайса, который был тогда первым вице-премьером, был осуществлен секвестр — резкое сокращение расходных статей бюджета. Но эти меры не исправили динамику экономического развития. В 1997 г. в экономике появились признаки оздоровления. Но они оказались краткосрочными и коснулись лишь некоторых перерабатывающих и сырьевых отраслей. К 1998 г. реальный ВВП России составил 57% от уровня 1990 г. Показатели падения были больше, чем во времена Великой депрессии в США.
      К 1998 г. государство оказалось обремененным огромным долгом. Положение усугублялось неблагоприятной международной конъюнктурой, которая характеризовалась двумя болезненными для России тенденциями. Первая — международный финансовый кризис, который разразился с осени 1997 г. Рынки стран Юго-Восточной Азии дестабилизировались. Акции многих компаний стали падать в цене, и инвесторы начали выводить деньги на более надежные рынки Европы и США. Россия попала в эту волну. Инвестиции стали уходить из экономики. Для страны это означало, что произойдет сокращение налоговых сборов, спад производства и невыполнение бюджетных обязательств. Вторая беда — резкое падение цен на нефть с начала 1998 г. В итоге они опустились ниже 10 долларов за баррель, что делало добычу нефти в России нерентабельной.
      Важным фактором развития кризиса стало то, что значительная часть внимания и усилий российской элиты были направлены на разрешение политических, а не экономических проблем. Новым премьером был назначен С. В. Кириенко. Он был утвержден Государственной Думой с третьей попытки только в конце апреля, а правительство было сформировано лишь к середине мая 1998 г. Время для адекватных решений оказалось упущенным. Из-за смены правительства соглашение с МВФ о финансировании программы в 1998 г. было заключено только в конце июня, что породило неопределенность и неуверенность на рынках.
      Бремя долгов стремительно нарастало, особенно в связи с ростом процентных ставок по ГКО. Летом 1998 г. правительство должно было выплатить 60 млрд долларов по внешнему и внутреннему долгу. Долги по пенсиям на конец марта 1998 г. составили около 1 млрд рублей, долг оборонному заказу — 17 млрд рублей. Доходы в этот же период составили чуть более 20 млрд долларов.
      Кроме того, на России лежали долги СССР. Резко ухудшившееся экономическое положение заставило просить об отсрочке выплаты долгов, на что западные кредиторы были вынуждены согласиться. Начавшееся еще в годы перестройки ухудшение отношений с Ираком, Кубой, Ливией и другими традиционными союзниками СССР сделало проблематичным возвращение ими старых советских долгов. Тем не менее в 1997 г. Россия признала задолженность царского и Временного правительств французским держателям русских ценных бумаг, но выплатила, по сути, символическую компенсацию. Сумма долгов (с учетом процентов) составила около 130 млрд долларов, которые делятся на долги государственным структурам и частным владельцам ценных бумаг (Парижский и Лондонский клубы).
      В конечном итоге 17 августа 1998 г. правительство РФ и Центральный банк РФ выступили с совместным заявлением. Была проведена девальвация и объявлен дефолт (отказ платить долги). Кроме того, был введен мораторий на выплату долгов коммерческих банков иностранным инвесторам. Это решение не имело отношения к государственным интересам: государство этим актом защищало интересы ничтожно малой группы частных лиц — владельцев этих банков. Разразился невиданный прежде скандал. 23 августа Ельцин отправил правительство С. В. Кириенко в отставку. Финансовый кризис перерос в политический. В сентябре 1998 г. главой правительства стал Е. М. Примаков.

    Документы эпохи

   Совместное заявление правительства и Центрального банка РФ от 17 августа 1998 г.

      В результате ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры и неудовлетворительного положения дел с доходами бюджета резко обострилась проблема управления государственным долгом. Расходы по погашению ранее выпущенных государственных бумаг и уплате процентных платежей по ним при низком уровне налоговых поступлений стали непомерным бременем для государственного бюджета. Правительство России вынуждено сокращать внутренний государственный долг, урезая расходы федерального бюджета, осуществляя внешние заимствования. В июле экономическая программа Правительства была поддержана международными финансовыми организациями и ведущими странами мира.
      Однако углубляющийся кризис в Азии, новое падение мировых цен на нефть не позволили восстановить доверие к российским ценным бумагам, а значит, облегчить положение бюджета. Продолжается сокращение валютных резервов страны, банковская система стала испытывать определенные трудности.
      В этой ситуации Правительство и Банк России считают необходимым предпринять комплекс мер, направленный на нормализацию финансовой и бюджетной политики.
      1. С 17 августа 1998 г. Банк России переходит к проведению политики плавающего курса рубля в рамках новых границ «валютного коридора», которые определены на уровне от 6 до 9,5 рубля за доллар США. Интервенции Банка России будут использоваться в целях сглаживания резких колебаний курса рубля. В тех же целях Банк России будет использовать процентную политику.
      2. Государственные ценные бумаги (ГКО и ОФЗ) со сроками погашения до 31 декабря 1999 года включительно будут переоформлены в новые ценные бумаги. Технические параметры обмена будут объявлены в среду 19 августа 1998 г. До завершения переоформления государственных ценных бумаг приостанавливаются торги на рынке ГКО — ОФЗ.
      3. В соответствии с положениями Устава МВФ Правительство и Банк России вводят временные ограничения для резидентов Российской Федерации на осуществление валютных операций капитального характера. С 17 августа 1998 г. объявляется мораторий сроком на 90 дней на осуществление выплат по возврату финансовых кредитов, полученных от нерезидентов Российской Федерации, на выплату страховых платежей по кредитам, обеспеченным залогом ценных бумаг, на выплаты по срочным валютным контрактам. Одновременно вводится запрет для нерезидентов Российской Федерации на вложение средств в рублевые активы со сроком погашения до 1 года включительно.


33. Кризис 1998—1999 гг.

      В результате дефолта 17 августа 1998 г. вся российская банковская система оказалась на грани краха. Несколько крупных банков разорились. Вклады населения в коммерческих банках упали на 15% в рублевом исчислении, а в реальном выражении — на 52%. Вкладчики не могли получить свои деньги из коммерческих банков. Резко увеличились цены на товары широкого потребления. Разорилось множество фирм. Сотни тысяч людей, принадлежавших к так называемому среднему классу, потеряли работу и источники дохода.
      Тем не менее троекратная девальвация рубля позволила экономике войти в полосу восстановления. Падение рубля дало возможность продукции отечественных производителей конкурировать с импортными товарами. Ситуация в экономике стала стабилизироваться с начала 1999 г., когда появились некоторые благоприятные тенденции, в частности рост производства, особенно в сфере товаров народного потребления, продуктов питания. Следствием этого стало увеличение налоговых поступлений в бюджет.
      С 1996 г. начался второй и последний (по Конституции) срок ельцинского президентства. Начались поиски преемника, что не могло не обострить борьбу группировок.

Точка зрения

      В любой системе, где нет четкого и однозначного механизма передачи власти, как в монархических системах с определенным порядком престолонаследия или в демократических системах, где власть определяют выборы, передача власти всегда сопровождается кризисом и ожесточенной борьбой. В советской системе механизм передачи власти был значительно определеннее и формализованнее (избрание главы партии на Политбюро, затем его утверждение пленумом ЦК и съездом партии), чем в постсоветской. Тем не менее каждый раз передача власти сопровождалась борьбой и расколами в правящей верхушке. В постсоветской же российской системе вообще отсутствовал какой-либо орган, хотя бы формально определявший преемника. В Конституции 1993 г. Ельцин, стремившийся к полной зависимости от него всей системы власти, ликвидировал даже пост избираемого вместе с Президентом и поэтому относительно независимого вице-президента. Вторым лицом государства, к которому временно переходит власть в случае отставки или смерти Президента, стал назначаемый и отправляемый в отставку самим Президентом премьер-министр. Это создавало колоссальную неопределенность и давало Президенту практически неограниченные возможности в определении преемника.

      Ситуацию осложняло то, что Президент Б. Н. Ельцин долго не мог найти человека, которому мог бы довериться, относительно кого он был бы убежден, что тот оградит его самого и его близких от судебных преследований или какой-либо внесудебной расправы. Проявлением этих метаний Ельцина была частая смена премьер-министров, наступившая после отставки Черномырдина.
      Кризис продолжал разрастаться. КПРФ начала борьбу за досрочный уход Ельцина в отставку, для чего были организованы голосования в Государственной Думе и Совете Федерации, а после того, как Ельцин заявил: «Никуда я не уйду!», инициировала процесс импичмента (отстранения от должности по уголовному обвинению). Параллельно шел процесс самоорганизации элиты с целью определить преемника независимо от Ельцина. Его политическим выражением стало создание движений «Отечество» (лидер Ю. М. Лужков) и «Вся Россия» (лидер президент Татарстана М. Ш. Шаймиев). Лужков все более явно готовился стать кандидатом в Президенты. Другим вероятным кандидатом становился председатель правительства Е. М. Примаков.
      В этой ситуации Ельцин пошел на решительный шаг. Накануне голосования в Государственной Думе по импичменту он отправил правительство Примакова в отставку. После провала попытки смещения Президента в качестве кандидата в премьер-министры Ельцин предложил министра внутренних дел С. В. Степашина. Деморализованные депутаты сразу дали согласие на его назначение.
      Однако на этом кризис не завершился. Примаков после отставки присоединился к движению Лужкова. Был создан блок «Отечество — Вся Россия» (ОВР). Раскол в элитах и во власти стал очевиден. Россия оказалась на пороге очередного кризиса.
      Этот момент показался чрезвычайно благоприятным для авантюристов, которые не оставили замыслов изменить ситуацию на Северном Кавказе. 2 августа 1999 г. началось вторжение боевиков с территории Чечни в Дагестан. Командиры и идеологи террористов Басаев, Хаттаб и Умаров объявили о создании независимого государства Дагестан (в составе Ботлихского и Цумандинского районов республики). Целью агрессии было объявлено создание «шариатского государства от моря до моря».
      9 августа премьер-министр С. В. Степашин, ранее пытавшийся достичь компромисса с ваххабитами в Дагестане, был отправлен в отставку. На его место назначили бескомпромиссного директора ФСБ В. В. Путина. Ельцин публично объявил его своим преемником.
      С 10 по 26 августа на территории Дагестана велись боевые действия с террористами, которых удалось разбить и вытеснить обратно в Чечню. Народ Дагестана выступил против вторжения — срочно сформировалось 20-тысячное народное ополчение, которое вместе с частями федеральных сил участвовало в отражении нападения на свою республику.

Как это было

      Вот что говорил народный поэт Дагестана Расул Гамзатов в интервью «Дагпресс-инфо» (27 августа — 2 сентября 1999 г.): «Лидеры вторгшихся к нам захватчиков заявили, что они хотят освободить нас от русских, но, по-моему, они пришли освободить Дагестан от дагестанцев. И как можно говорить о ценностях ислама, придя в чужой дом с оружием в руках, да еще с бандой интернациональных террористов? <...> В этом смысле мне понравилось обращение Гаджи Махачева к ополченцам в Хасавюрте. Он говорил о том, что те, кто пришел на нашу землю якобы установить ислам, не имеют с верой ничего общего. Иначе как объяснить то, что происходит сегодня в Чечне, неужели все сегодня там живут по законам шариата? Повсеместный захват людей в заложники, зверские убийства представителей международных благотворительных миссий, террористические школы, где учат только убивать, — это разве достижения ислама?»


      Не смирившись с поражением, террористы перешли к войне против мирного населения. 4 сентября 1999 г. был взорван жилой дом в Буйнакске. 9 сентября в Москве произошел взрыв жилого дома на улице Гурьянова, а 13 сентября взорван дом на Каширском шоссе. 16 сентября 1999 г. террористы взорвали жилой дом в Волгодонске. 17 сентября премьер-министр В. В. Путин назвал заключенные в Хасавюрте мирные соглашения ошибкой. 23 сентября Ельцин подписал указ о начале боевых действий в Чечне. К 18 октября 1999 г. федеральные войска окружили Грозный. Мирным жителям был предоставлен коридор для того, чтобы покинуть город.
      Параллельно событиям на Кавказе разворачивалась предвыборная кампания. Пока проходила антитеррористическая операция, граждане России выступали с поддержкой действий федеральных властей, несмотря на пропаганду ряда телеканалов, призывавших предоставить Чечне независимость и прекратить военные действия. Поддержка населения наглядно проявилась в росте рейтинга доверия Владимиру Путину. В августе, после того как он стал премьер-министром, его рейтинг составлял 10%. В октябре, после вытеснения боевиков из Дагестана и начала антитеррористической кампании в Чечне, его рейтинг вырос до 20%. Успешное уничтожение террористов и боевиков федеральными силами, окружение Грозного и твердая решимость руководства страны довести операцию по уничтожению бандитского государства до конца привели к росту рейтинга доверия В. В. Путину до 45% в конце ноября 1999 г.
      Причины столь высокой поддержки Владимира Путина объясняются его решительными действиями по уничтожению терроризма и бандитизма на Северном Кавказе, а также активными усилиями, которые предпринимало правительство во главе с будущим президентом по разрешению экономических проблем. В частности, уже осенью 1999 г. была полностью ликвидирована задолженность по выплатам пенсии. Несмотря на антитеррористическую операцию в Чечне, правительству удалось несколько снизить инфляцию, стабилизировать ситуацию на валютном рынке, снизить безработицу, а также сократить задолженность по выплатам зарплаты. Но все же именно борьба с терроризмом дала Владимиру Путину столь мощную общественную поддержку, и, именно опираясь на эту поддержку, будущий президент смог решать проблемы, стоящие перед страной.
      7 февраля 2000 г. Грозный был взят, но боевые действия на территории Чечни еще продолжались. 20 марта 2000 г. Владимир Путин прилетел в Грозный на истребителе. Фактически бандитское сопротивление в Чечне было подавлено. Начался длительный процесс восстановления нормальной жизни в республике. 12 июня 2000 г. главой временной администрации Чечни был назначен Ахмат Кадыров. Это был первый шаг по передаче власти в республике местным жителям и возвращению населения к мирной жизни.

    Документы эпохи

   Результаты выборов депутатов Государственной Думы 19 декабря 1999 г. по федеральному округу

      Общее число избирателей — 108 073 956.
      Приняли участие в выборах (определяется по числу бюллетеней, выданных избирателям) — 66 840 638 (61,85%).
   Число голосов, поданных за избирательные объединения

(в порядке убывания)

Название

Число голосов

%

Количество мест в Думе

1. Коммунистическая партия РФ (КПРФ)

16 196 024

24,29

67

2. Единство (Медведь)

15 549 182

23,32

64

3. Отечество — Вся Россия

8 886 753

13,33

37

4. Союз правых сил (СПС)

5 677 247

8,52

24

5. Блок Жириновского

3 990 038

5,98

17

6. Яблоко

3 955 611

5,93

16


34. Внешняя политика
Президента Б. Н. Ельцина

      В период реформ Россия сделала очень непростые шаги ради того, чтобы сломать барьеры, отделяющие ее от Запада. До 1993 г. Запад не услышал от России «нет» ни по одному значимому вопросу международной жизни. Министр иностранных дел РФ А. Козырев выразился откровеннее многих: «Зачем нам своя внешняя политика, если в Вашингтоне ее делают лучше?»
      Перелом наступил после заявления президента США У. Клинтона о том, что США намерены распространить НАТО на Восток. Это было настолько неожиданно, что пребывавший в Польше с государственным визитом Б. Н. Ельцин сказал, что «ничего не имеет против». Но по возвращении в Москву он заявил о наступающем «холодном мире». В период 1994—1996 гг. Россия пыталась узнать, чем она могла напугать усиливающийся западный военный союз. Ведь в ноябре 1990 г. в Париже Горбачев подписал Хартию о безблоковой Европе. Варшавский договор исчез. Но почему продолжал расти Североатлантический союз?
      Происходящее расширение НАТО и увеличение числа членов Европейского союза во всей остроте ставили вопрос о подлинном месте России в Европе. Далеко не все на Западе с легкостью воспринимают игнорирование крупнейшего европейского государства.
      При этом Россия не вышла из процесса сокращения стратегических вооружений, поддерживать баланс которых с США ей становилось все тяжелее. Президент США Дж. Буш-старший удивил многих, когда быстро переориентировался с Горбачева на Ельцина. Он давил на российское руководство с целью подписания Договора о стратегических наступательных вооружениях-2 (СНВ-2). Ельцин же показывал всем, что теперь основывает безопасность своей страны не на оружии устрашения, а на постоянном смягчении напряженности и дружбе с США. Первое конкретное обсуждение проблем заключения Договора СНВ-2 состоялось во время первой встречи на высшем уровне Буш — Ельцин в феврале 1992 г., но завершилось созданием единого документа только через 11 месяцев.
      Согласно Договору СНВ-2 обе страны согласились на сокращение на 2/3 стратегических ядерных потенциалов (СНВ-1 — на 1/3). Были оговорены инспекции на местах. Предполагалось к 2003 г. уничтожить все «тяжелые ракеты» (типа СС-18 и СС-19), все многозарядные (мирвированные) стратегические ракеты. К 2000 г. общая численность триады боезарядов не должна была превышать 4250 единиц, а к 2003 г. — 3000 единиц. К 2003 г. общая численность баллистических ракет подводных лодок не должна была превышать 1750 единиц.
      Договор СНВ-2 с трудом прошел ратификацию в Государственной Думе. Многие депутаты не желали расставаться с последним признаком великодержавности страны, ее самозащиты. В 1995 г. Россия и США продлили на все обозримое будущее запрет на испытание всех видов ядерного оружия.
      В 1997 г. НАТО приняло решение о вступлении 10 новых государств в его состав. Россия предъявила свои возражения, апеллируя к достигнутым еще М. С. Горбачевым договоренностям о том, что НАТО не будет расширяться. Но поскольку эти договоренности носили устный характер, они не были приняты в расчет.
      Правда, в силу взаимных интересов Запад не планировал открыто идти на обострение отношений с Россией. Но и Россия не могла существенно противодействовать расширению НАТО. В мае 1997 г. между Россией и НАТО был подписан Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности. В документе говорилось о том, что стороны не рассматривают друг друга в качестве противников. Но надо понимать, что этот документ всего лишь декларация, которая не содержала никаких обязывающих положений.
      Этот дружественный шаг был вскоре полностью проигнорирован западными союзниками в процессе принятия решения о первом за историю Североатлантического союза силовом действии за пределами зоны традиционной ответственности НАТО — бомбардировке Югославии весной 1999 г. Предыстория этого события такова.
      В 1998 г. разразился так называемый косовский кризис. Югославское правительство начало борьбу с албанскими сепаратистами в крае Косово. Военные столкновения привели к страданиям гражданского населения. Международное сообщество потребовало прекратить нарушения прав человека. Но в этом конфликте страны НАТО стали на сторону косовских албанцев. Запад обвинил Югославию в геноциде и 24 марта 1999 г. напал на нее, не имея санкций со стороны Совета Безопасности ООН. Государственный секретарь США М. Олбрайт объявила, что белградское правительство под давлением массовых налетов авиации Североатлантического союза сдастся на 4-й день и пойдет на условия, ведущие к отделению югославской провинции Косово. Американцы недооценили решимость граждан Югославии. На 78-й день бомбардировок, когда Белград был готов бороться и дальше, администрация Ельцина направила в Белград Черномырдина, который в буквальном смысле заставил президента Югославии С. Милошевича подписать капитуляцию перед Западом.
      Но даже эта помощь не вызвала у американского руководства желания видеть в России партнера. Стремление России получить под временный контроль небольшую территорию Косова (чтобы уберечь от репрессий сербское меньшинство Косовского края) было отвергнуто Вашингтоном самым энергичным образом. Узнав о движении российских подразделений к косовской столице Приштине, американская сторона начала недельные дебаты в Москве и Хельсинки — ровно столько, сколько нужно было для оккупации всего Косова войсками НАТО и полной изоляции здесь небольших российских войск. Запад полностью блокировал единственную просьбу России образовать анклав вокруг исторических православных монастырей и Косова поля, что позволило бы тысячам местных косовских сербов найти убежище и избежать насилия албанской Армии освобождения Косова.
      Вскоре Косово было оккупировано американцами и их союзниками, к власти в Югославии пришло проамериканское правительство.
      Действия стран Запада на Балканах — это еще один пример гуманитарной интервенции, когда НАТО вмешалось во внутренние дела иностранного государства под лозунгом защиты гуманитарных прав. Российская элита увидела в этих действиях явный вызов национальным интересам России, а военные действия в Косове рассматривала как репетицию будущих акций НАТО против Российской Федерации или ее союзников, прежде всего Белоруссии.
      Все эти события стимулировали процесс расширения НАТО. В 1999 г. Польша, Чехия, Венгрия вступили в НАТО. А такие страны, как Албания, Болгария, Латвия, Литва, Македония, Румыния, Словакия, Словения, Эстония, стали новыми кандидатами на вступление в альянс.
      В этом же году альянс принял новую стратегическую концепцию, согласно которой НАТО, кроме коллективной обороны, готово было выполнять и другие военно-политические миссии, к тому же и за пределами территорий стран — участниц блока.
      В итоге в конце 1990-х гг. косовский кризис и возобновление боевых действий в Чечне наряду с другими факторами привели к ухудшению отношений Российской Федерации с Западом до такой степени, что впервые за десятилетие возникла возможность прямого вмешательства западных стран в дела России в форме экономических, политических и даже военных санкций. Все это доказывало, что Запад занимал достаточно враждебную позицию по отношению к России. Об этом свидетельствует политика двойных стандартов. Именно в 1990-е гг. европейские государства и органы Евросоюза стали активно выступать с критикой ситуации с правами человека в России, имея в виду прежде всего события в Чечне и в целом на Кавказе. Но в то же время они упорно не желали замечать ущемления прав русскоязычного населения в странах Балтии.

Точка зрения

      Под давлением суровых экономических и социальных обстоятельств в России рассасывается слой прозападной интеллигенции, чья симпатия и любовь по отношению к США были идеологической основой проамериканского курса внешней политики страны при позднем Горбачеве и раннем Ельцине. Именно эта интеллигенция создавала в России положительный имидж Запада, именно она готова была рисковать, идти на конфликт с правительственными структурами ради защиты и сохранения связей с западными странами.
      Если в 1993 г. почти 74% россиян, согласно опросам общественного мнения, благоприятно относились к Соединенным Штатам, то через 10 лет численность придерживающихся такого мнения стала ниже 50% опрошенных.
      Инициированное Россией окончание «холодной войны» сберегло Западу, освободившемуся от гонки вооружений, более 3 трлн долларов. Россия вывела свои войска с территории стран прежнего Варшавского договора и фактически передала в западную зону влияния Восточную Европу. Теперь, вместо того чтобы сражаться посредством союзников друг против друга во Вьетнаме и Анголе, американские и российские вооруженные силы сотрудничают друг с другом в миротворческих миссиях.
      Но если гибель коммунизма не сделала США и Россию друзьями, то поневоле приходится обращаться ко второму объяснению, выдвигаемому западными интерпретаторами российской политики Вашингтона: «Если Россия восстановит свою экономическую и политическую мощь, она станет конкурентом и соперником Соединенных Штатов; это будет не идеологическое соперничество, а соперничество великих держав».


Точка зрения

      Что Россия получила в ответ на многочисленные уступки Западу? Конкретно следовало бы выделить следующее:
      1. Вопреки косвенным обещаниям США не оказали целенаправленной массированной помощи демократизирующейся стране. За крахом «тоталитарных структур» в России отнюдь не последовало некоего нового варианта «плана Маршалла» — помощи Запада «самой молодой демократии», такой помощи, которую США оказали Западной Европе в 1948—1952 гг. Спасая демократию в Западной Европе, американцы умели быть щедрыми. «План Маршалла» — 13 млрд долларов 1951 г., что равно 100 млрд долларов в текущих ценах, — «стоил» американцам 2% валового продукта страны. Помощь же России составила всего 0,005% американского ВНП. Фактически Запад не захотел осуществить эффективную реструктуризацию национальной российской экономики.
      Американская помощь России концентрировалась в области ядерного разоружения, экономических реформ и гуманитарных проектов. Россия получила за последнее десятилетие XX в. 5,45 млрд долларов в виде помощи. Основная ее доля — сокращение бывшего ядерного потенциала СССР. И почти ничего не сделано в сфере сближения двух народов. В США учатся лишь 5,3 тыс. российских студентов (сравните со 100 тыс. китайцев), и лишь небольшая доля этих студентов поддерживается американским правительством. Международные обмены между двумя странами увяли. Все дело сводится к сокращению российского стратегического потенциала, уменьшению его примерно на 5 тыс. единиц.
      2. Столь привлекательно выглядевшая идея недавнего прошлого — соединение западных технологий и капиталов с российскими природными ресурсами и дешевой рабочей силой — оказалась мертворожденной. На фоне сотен миллиардов долларов инвестиций в коммунистический Китай скромность капиталовложений в Россию выглядят лучшим свидетельством краха экономических мечтаний российских западников. Хуже того, многолетний отток капиталов из России на Запад питает западную экономику за счет обескровливания российской экономики. Новая социальная группа — новые русские — не стала связующим звеном. Напротив, ее грубый peaлизм стал разъединяющим началом в отношениях России и Запада.
      Что же касается предоставления России хотя бы малой доли гигантского американского национального рынка (такое предоставление вывело в экономические гиганты Тайвань и Южную Корею раньше и КНР ныне), то здесь не отменены даже такие символы «холодной войны», как дискриминационная поправка Джексона — Вэника. Москве не предоставлен и стандартный статус наибольшего благоприятствования в торговле.
      3. Несмотря на окончание военного противостояния, США расширяет зону действия НАТО в восточном направлении, выходя на российские границы. В Москве ворошат архивы. В июле 1990 г. в личном письме Горбачеву президент США Буш-старший обещал: «НАТО готово сотрудничать с вами в строительстве новой Европы». Американский президент пообещал «постепенную трансформацию НАТО». Запад по меньшей мере дважды (особенно недвусмысленно на сессии 1991 г. в Копенгагене) пообещал не воспользоваться сложившейся ситуацией ради получения геополитических преимуществ над Востоком.
      Как подтвердилось довольно скоро, обещания в политике — вещь эфемерная. В январе 1994 г. президент США Клинтон указал на возможность расширения НАТО за счет бывших членов Организации Варшавского договора. Американские политические реалисты преподнесли дипломатам новой России довольно жестокий урок приоритета конкретного силового анализа над «новым мышлением для нашей страны и для всего мира». Не сразу последовавшая реакция Москвы впервые за много лет никак не сложилась в гарантированное «да».
      На роспуск Организации Варшавского договора и вывод войск из Германии и Прибалтики Североатлантический альянс ответил экспансией на Восток. Стоило ли крушить ОВД, СЭВ, демонтировать СССР ради того, чтобы получить польские танки развернутыми против России, а аэродромы прибалтийских государств сокращающими критическое подлетное время боевых самолетов и крылатых ракет?
      Строго говоря, при расширении НАТО речь идет не о «добавке» к многомиллионному контингенту альянса армий вновь вступающих в него государств, не о современных аэродромах в часе езды от российских границ и даже не о контроле над территорией, которая может послужить трамплином для наступлений на Москву. Речь идет о неудаче курса, начатого Петром Великим и патетически продолженного демократами-западниками с 1988 г. — речь идет о новой изоляции России.
      4. В этом смысле не менее важен визовый барьер, которым отгородили Россию США и Европейский союз. Не ради новых границ разбивался «железный занавес», не ради того крушили Берлинскую стену, чтобы воспрепятствовать российским гражданам ездить в Калининград хотя бы так, как граждане ФРГ в пик «холодной войны» ездили в Западный Берлин. Мечты о едином культурном пространстве, о возможности купить сегодня билет и быть завтра в Берлине, Париже, Лондоне споткнулись о визовые барьеры. Ужесточение западного и введение восточноевропейского визового барьера сделали изоляцию России такой, которая напоминает «железный занавес». Игнорирование России в новой системе европейской безопасности меняет всю парадигму благорасположения к Западу, восторжествовавшую в 1991 г. над коммунистическим изоляционизмом.

<<Предыдущий размер
<Содержание>
Следующий раздел>>