Главная страница / В помощь учителю / Буддизм

Буддизм

Древнеиндийская цивилизация

Индийская цивилизация — одна из древнейших в мире, а индуизм является одной из старейших и самых крупных религий мира. Индуизм — понятие европейской науки, используемое для обозначения целого комплекса религиозных доктрин и ритуалов, сложившихся в Индии нового времени. Зачастую это понятие используется в широком смысле в отношении всего комплекса религиозных верований, порождённых индийской цивилизацией, но более верным представляется использование этого определения в узком значении — как последующей по времени стадии развития этих религиозных представлений, после ведийской религии и брахманизма.

Индоарийские племена пришли из северных регионов Евразии в Индию около XVIII в. до н. э., в период упадка цивилизации долины Инда, и заняли обширный регион Индо-Гангской равнины. Взаимопроникновение традиционных для ариев ритуалов жертвоприношений и существовавших на Индийском полуострове автохтонных верований дравидов привело к образованию ведизма (ведийской религии) — религиозной системы, основывавшейся на авторитете Вед.

Веды — это священные тексты (гимны) ведийской религии, вошедшие в такие религиозные системы, как брахманизм и индуизм. Всего было четыре Веды: Ригведа, Сомаведа, Яджурведа и Атхарваведа. Наиболее древняя и главная из Вед — Ригведа, содержащая 1028 гимнов. Позже появились комментарии к Ведам: ритуалы комментировались в специальной литературе — брахманах. Своего рода приложением к брахманам были араньяки (лесные книги) — толкования Ригведы и Яджурведы и упа-нишады — диалоги учеников с учителями (около V в. до н. э.) — религиозно-философские тексты, объясняющие и толкующие учение Вед об устройстве мира, смысле и значении ритуалов и т. д. Все вместе они составляют Священное Писание индуизма, основанное на совокупности верований и культов, мифов и легенд. Они огромны по своему объёму и дают всестороннее представление об индийском образе жизни в целом, о нравственных нормах и принципах, социальных и личностных ценностях.

Арии верили, что их антропоморфные боги будут выполнять волю людей, приносивших им жертвы и совершавших обряды. Богов было множество, главных — 33, среди них следует упомянуть бога грозы и молнии — Индру, считавшегося главным из богов. Он не воспринимался как Творец, но всё же традиция приписывала ему некоторые черты демиурга. Из других богов следует назвать Агни (бога огня), который выполнял посреднические функции доставки сожжённых пожертвований на Небо; Сома — божество опьяняющего напитка; Ашвинов, эквивалентных греческим диоскурам, и др. К божествам солнечного цикла в Ригведе относят также Вишну, помощника Индры, который при своём рождении сделал три шага, тем самым накрыв верхний и нижний миры, а также те миры, которые находятся вне пределов человеческого понимания. Так был сотворён мир, и, следовательно, миросоздателем являлся Вишну.

Кроме Вишну, в ведизм корнями уходят такие божественные фигуры, как Шива и Брахма. Культ указанных божеств начал развиваться в последние века, предшествующие нашей эре, и своё воплощение получил в известной концепции тримурти, объединяющей Брахму-творца, Вишну-хранителя и Шиву-разрушителя. Боги воспринимались как эманация космоса, происходило отождествление бога с жертвой и жертвующим. Отсюда возникла идея, что не столь важны сами боги или люди, участвующие в обряде, важен сам ритуал и жертва. Жертвоприношения должны были совершаться регулярно, чтобы сохранялся порядок мироздания.

В Древней Индии общество состояло из четырёх основных варн — социальных групп: брахманов (жрецов), кшатриев (воинов и руководителей), вайшья (земледельцев и ремесленников) и шудр (неприкасаемых). Мужчины трёх первых варн начиная с ранней юности были обязаны изучать Веды, и их религиозным образованием занимались брахманы. Первые три варны считались благородными, имели специальный ритуал посвящения и поэтому назывались «дваждырождёнными».

К Х в. до н. э. выяснилось, что многое в смыслах Вед утеряно, и это привело к становлению специальных брахманских школ, изучавших Веды. В них принимались мальчики 6—7 лет, весь период обучения длился до 12 лет. Акцент в процессе обучения делался на буквальное повторение определённых действий, слов, заклинаний и т. п., что приводило к консервации ритуалов и обрядов. Роль брахманов возрастала, стало считаться, что жертва или боги не самое важное в ритуале, главное — это брахман. В X—VIII вв. до н. э. брахманы стали восприниматься как основные фигуры ритуалов и жертвоприношений, без которых мир и общество снова обратятся к хаосу.

Юные брахманы должны были следовать четырём основным этапам в своей жизни: 1) стадия брахмачарин — период ученичества (8—20 лет); 2) стадия грихастха — период домохозяина (20—50 лет); 3) стадия ванапрастха — период ошельничества (50—60 лет) и 4) стадия санья-син — период аскетизма (старше 60 лет). Соответственно изучались тексты: при первой стадии — Веды, при второй — брахманы, при третьей — араньяки, при четвёртой — упанишады. Когда наступал период ванапрастхи, хозяин дома уходил в джунгли (скит — ашрам) вместе с супругой, оставляя всё своим детям; при наступлении периода саньясина мужчина покидал ашрам, не оставляя себе ничего, кроме набедренной повязки и чашки для подаяний.

Будда

К середине I тыс. до н. э. индийское общество ввиду межплеменных столкновений, экономических неурядиц находилось в кризисном состоянии. Брахманы и кшатрии, которых называли «дваждырождёнными», теряли свою власть и привилегии, все касты пребывали в движении.

Брахманы монополизировали все важнейшие сферы деятельности, их влияние распространялось на медицину, математику, лингвистику, астрологию. Всё это вызвало недовольство в других слоях индийского общества. Родовая организация общества распадалась. Люди нуждались в новых учениях и идеологиях, которые могли бы дать объяснение крушению сложившегося мира. Среди множества учений буддизм постепенно стал преобладающим.

Поиски причин страданий всех живых существ составили основу духовных исканий Будды Шакьямуни (сер. VI в. до н. э.). Согласно буддийской традиции, принц из рода Шакья Сиддхартха (будущий Будда) ещё до своего рождения поклялся освободить всё сущее от страданий, раскрыв суть бытия. Для этого он родился сыном правителя небольшого государства Капилавасту на севере Индии. Его отец пытался оградить сына от мирских забот, но, несмотря на приставленную к нему охрану, принц всё же узнал правду о существовании страданий и ушёл в отшельники. После шести лет духовных и физических практик в возрасте 35 лет он стал просветлённым — Буддой.

Проповеди Будды в Варанаси, в Наланде влекли к нему множество людей. Его первыми учениками стали пять отшельников, обитавших в том месте, где под деревом бодхи Гаутама Шакьямуни достиг просветления. Будда умер («ушёл в нирвану») в возрасте 80 лет в местечке Кушинагара. Тело его, согласно индийским обычаям, было сожжено, прах роздан ближайшим ученикам, которые поместили его в воздвигнутые ступы.

Ранняя история и философия буддизма

Уже вскоре после ухода Будды в нирвану в сангхе стали возникать разногласия по разным вопросам его учения, постепенно стали складываться два основных направления — махаяна и хинаяна (с XX в. тхиравада). Согласно тхираваде, Будда — земной учитель, в махаяне — это проявление истинной сущности Будды, состоящего из трёх эманаций — дхармакайи, самбхогакайи и нирмана-кайи. В махаяне возник институт бодхисатв — существ, достигших просветления, но остающихся в миру для помощи всем желающим выйти из Колеса сансары. Нирвана же доступна всем, по учению махаяны, в тхираваде это привилегия монахов.

Развитие доктрин буддизма происходило в условиях активного взаимодействия с локальными верованиями, борьбы принципов религиозно-цивилизационных и мировоззренческих установок. Так было в Индии, в Китае, в Тибете и в других странах.

В разных регионах Азии сложились свои формы буддийской цивилизации, богатой такими памятниками искусства и материальной культуры, как фрески (настенные росписи), иконы-тханка, скульптура из различных видов материала, особого рода украшения и т. п. Самыми ранними памятниками буддизма являются ступы: субурганы (монг.), чортены (тиб.) — мемориальные сооружения. Буддийская металлическая скульптура региона корнями уходит в ведическую Индию, а огненное обрамление защитников-идамов — в учение Зороастра.

Буддийская цивилизация — это произведения последователей учения Будды, находящиеся в разных концах мира в разные периоды; это особый образ жизни, особая политическая сфера общества. Значительные достижения в изучении буддийской культуры и цивилизации принадлежат русским путешественникам и учёным: П. К. Козлову, А. М. Позднееву, С. Ф. Ольденбургу и др. Значителен вклад в буддологию таких крупных учёных и специалистов, как Ф. И. Щербатской, О. О. Розенберг, Г. М. Бон-гард-Левин, В. И. Рудой, В. П. Андросов и др.

Буддизм в Центральной Азии

Буддизм в Центральную Азию стал проникать ещё в I в., и в результате взаимодействия с культурными традициями народов, населявших тот или иной ареал этой части Азии, претерпел определённые изменения. Распространению буддизма способствовала и его исключительная веротерпимость, благодаря чему он мог мирно сосуществовать с различными местными религиозными культами и вступать с ними в симбиоз. Так, в представлениях народов Центральной Азии о загробном мире причудливо переплетались буддийские представления о небесном рае с шаманскими представлениями о подземном мире предков, а имеющая более древнюю, тотемистическую основу вера в то, что душа покойника вновь воплощается в животное или в человека, близка к буддийским представлениям о «перерождении души».

Тибетский буддизм — это региональная форма северного варианта буддизма махаяны, которая стала складываться с середины I тыс. н. э. Существует ряд тибетских буддийских школ, основные из них — Ньингма (IX в.), Сакья, Кагью (XI—XII вв.) и Гелук (XIV в.). В доктринах различия между буддийскими школами не носили принципиального характера. В школах тибетского буддизма священными признаются собрания текстов Ганджур и Данджур, имеющие в своём составе более 300 томов. Едиными являются и божества (Авалокитешвара, Тары, Махакала, Амитаюс и др.), которые вошли в гармоничное сочетание с локальными культами.

Буддизм у калмыков

У калмыков, ознакомившихся с буддизмом ещё во времена Чингисхана, наибольшее распространение получила тибетская буддийская школа Гелук. Влияние Тибета было характерным в культуре и политике калмыков практически на протяжении всего Средневековья и в последующее время. Большую роль в укреплении буддизма у ойратов и монголов сыграли ойратские ламы Нейджи тоин (1557—1653) и Зая пандита (1599—1662).

Нейджи тоин вначале вёл обычную светскую жизнь. Он женился, у него рос сын. Но случай на охоте, когда им была убита беременная лань, всё изменил. Молодой хан, с состраданием воспринявший чужую боль, ушёл в монахи. Его неординарные способности были отмечены иерархами Гелук, и он был направлен для проповедей в Монголию.
Зая ещё в семилетнем возрасте был направлен на учёбу в Тибет, где за особые успехи получил звание панди-ты. Он прославился как составитель письменности «тодо бичиг» («ясное письмо») и как переводчик на калмыцкий язык свыше 183 томов буддийской литературы: Алмазной сутры, Сутры золотого блеска и др.

Буддизм и Тибет традиционно играли значимую роль и в российском периоде истории калмыков. В начале ХХ в. благодаря стараниям известного бурятского ламы А. Доржиева, бывшего также одним из учителей далай-ламы XIII, в калмыцкой степи были открыты две Чоре-школы — центры по подготовке калмыцкого буддийского духовенства. Всего же перед Первой мировой войной в калмыцких степях было 92 хурула и более полутора тысяч лам. Крупнейшим хурульным и учебным центром был Тюменевский хурул.

Калмыцкая культура — это, по сути, культура Тибета. Благодаря значительным миграциям она стала представлять собой уникальное сочетание достижений восточной (тибето-буддийской) и западной (русско-православной) цивилизаций. Одним из наиболее примечательных образцов такого синтеза является знаменитый Хошоутовский хурул, развалины которого по сей день находятся на территории Астраханской области.

Буддизм у бурятов

Буддизм у бурятов распространялся с XVI в., но значительных успехов достиг лишь в начале XVIII в. Большая роль в этом процессе принадлежала монгольским ламам. В 1741 г. императрицей Елизаветой Петровной был издан указ, согласно которому признавалось существование «ламской веры» среди бурят и утверждалось наличие 11 дацанов. В 40-х гг. XVIII в. был построен Гусино-Озёрский (Тамчинский) дацан, бывший долгое время резиденцией руководства бурятских лам. Другим крупным подобным сооружением был Сон-гольский дацан. При дацанах действовали школы, медицинские учреждения. Буддизм в Бурятии к началу ХХ в. достиг высокой степени развития.

В 1936 г. в Бурятии под предлогом того, что многие дацаны находятся в пограничной зоне, они были закрыты. Только после войны, в 1946 г., были открыты Ивол-гинский и Агинский дацаны. Было организовано Центральное духовное управление буддистов (ЦДУБ) СССР во главе с Пандито хамбо-ламой, чьей резиденцией стал Иволгинский дацан. В настоящее время ЦДУБ переименован в Буддийскую традиционную сангху России (БТСР), куда входят все бурятские дацаны, а также практически все общины Тувы и Республики Алтай. Наиболее известные ламы — лхарампа Агван Доржиев (XIX—XX вв.), хамбо Д. Д. Итигэлов (XIX—XX вв.). Решением Сугунды (общего собрания) БТСР в качестве буддийских святынь России утверждены статуя Зандан Жуу (считается прижизненной статуей Будды), Атлас тибетской медицины и нетленное тело хамбо-ламы Д. Д. Итигэлова.

Буддизм у тувинцев и народов Алтая

В XVIII в. тибетский буддизм стал укрепляться среди тюркоязыч-ных тувинцев. Впервые буддизм пришёл к этому народу ещё на рубеже IX и X вв. от уйгуров. Наиболее известными хурэ были Эрзинский, Самагалтайский, Верхне-Чаданский и др.

Руководители тувинского буддизма имели звание Камбу-лама — как правило, ими были настоятели Ча-данского хурэ. Исторически сложилось так, что тувинский буддизм, в отличие от бурятского или калмыцкого, был в значительной степени зависим от Урги. До революции в Китае в 1911 г. Тува фактически была частью Цинской империи, потом стала независимой. Тувинская знать и духовенство неоднократно обращались к российскому правительству с просьбами принять страну под покровительство. При этом нойоны и ламы просили сохранить традиционный порядок управления и не препятствовать деятельности лам. Тува пребывала под российским протекторатом в период 1914—1918 гг., затем формально оставалась независимой вплоть до 1944 г. Известными тувинскими ламами являются Сивена, Куулар Дондука, Монгуша Лопсан-Чимит. В настоящее время можно говорить о продолжении процесса возрождения буддизма. В республике строятся новые хурэ, буддизм укрепляется. Алтайский народ стал принимать буддизм при присоединении Алтая к Джунгарскому ханству (около сер. XVII в.), и не позднее сер. XVIII в. буддизм получил широкое распространение среди актеленгитских и алтайтеленгитских родов. Алтайские ламы (судырчи) обучались в монгольских монастырях, к наиболее известным из них относятся Учар-ака, Лапас, Кокуль. Значительное влияние на духовность алтайских народов оказало движение бурхани-стов во главе с Четом Челпановым (события в логу Теренг в мае—июне 1904 г.). Сегодня в Республике Алтай возрастает интерес к традиционным культам, в том числе к буддизму и бурханизму.

Учение Будды

Основными в учении Будды являются четыре благородные истины: 1. В жизни существуют страдания. 2. Причина страданий — желания. 3. Страдание уничтожимо через избежание желаний и страстей. 4. Существует благородный восьмеричный путь. Все основные положения учения (дхармы) были даны им в ходе трёх Поворотов Колеса Учения.

Благородный Восьмеричный путь был назван Буддой срединным, поскольку он позволял избегать крайностей поведения. Он заключался в: 1) «правильных воззрениях» — понимании четырёх истин; 2) «правильных устремлениях» — решимости действовать в соответствии с этими истинами; 3) «правильной речи» — отказе от грубой, праздной, лживой речи; 4) «правильном действии», что предполагало сохранение любой формы жизни; 5) «правильном образе жизни» — честном добывании средств к существованию; 6) «правильном усилии» — постоянстве в преодолении дурных помыслов и т. п.; 7) «правильном внимании» — постоянном осознании, припоминании основных положений буддизма об иллюзорности мира; 8) «правильном сосредоточении» — достижении спокойствия и невозмутимости.

Быть буддистом — это значит принять «Три Драгоценности» как Прибежище. Трижды произносится сакральная формула: «Иду под защиту Будды (Buddham sharanam gacchami)», «Иду под защиту дхармы (Dharmam sharanam gacchami)», «Иду под защиту сангхи (Sangham sharanam gacchami)». Тем самым обращённый воспринимает Будду как Наставника, его учение как Путь и буддийскую общину как добрых друзей на этом Пути. Главное для буддиста — это дисциплина ума, поскольку в нём кроется первопричина счастья и несчастий, именно он может привести человека к просветлению или же скинуть его в пропасть страданий и желаний. «Как в дом с хорошей крышей не просачивается дождь, так в хорошо развитый ум не просачивается вожделение» (Дхаммапада. 14).

Ум — это первопричина и сущностная часть всякой активности; если он добродетельный, то все физические и речевые действия оказываются добродетельными, становятся источником счастья и просветления для других. Будда говорил: «Радуйтесь серьёзности, охраняйте свой ум! Выбирайтесь с плохого пути, как слон, застрявший в грязи» (Дхаммапада. 327). Мир (сансара) признавался подобным иллюзии, и только заблуждающееся сознание может воспринимать его как реальность; своё физическое тело все существа получают согласно закону кармы.

Будда призывал не искать первоначальную причину существования реального бытия, а всмотреться в жизнь как она есть в данный момент. Он говорил, что появляющиеся и исчезающие мысли и желания, настроение, ощущения убеждают нас в суетности и быстротечности жизни. То, что было в прошлом, прошло, и поиски первопричины не дадут нам желаемого утешения, говорил Будда. Главное — признание реальности мира не таковым, каким он представляется нам в чувствах, ощущениях и т. д.; далее необходимо познать истину бытия и прекращение присущих ему страданий. Таким образом, основной вопрос — как достичь такого знания и состояния. Будда отвечает на него следующим образом: жизнь ниоткуда не начиналась, она безначальна, и то, что вы сейчас есть и страдаете, — не ваша вина. Ваше нынешнее состояние — результат действия вашей кармы. Как бы она ни была плоха или хороша — она полезна уже тем, что вы родились человеком, следовательно, ближе других живых существ стоите на пути к просветлению. Только одно осознание этой очевидной истины должно настроить вас позитивно как по отношению к людям, так и по отношению ко всем живым существам.

Возможно ли спасение, т. е. окончание цепи перерождений, там, где нет начала? Будда отвечает утвердительно: у всякого последствия есть своя причина, но не всякое последствие может стать причиной для другого последствия. Нирвана (высшее состояние реального бытия) — цель буддиста — достигается выходом за пределы санса-ры (бытийного мира), когда в человеке подавляются эгоизм, привязанность к «я». Нирвана — это не рай, а нечто высшее (трансцендентное), неописуемое. Для достижения нирваны необходимо пройти пять ступеней: 1) путь накопления добродетелей; 2) путь йоги; 3) путь просветления; 4) путь созерцания; 5) путь конечный.

Космология буддизма

Буддисты признают существование разного рода божеств и высших существ, имеющих свою карму и находящихся в колесе сансары. Буддийский пантеон включает множество будд, божеств, полубогов, положительных и отрицательных существ, вариативность которых зависела от конкретного места распространения буддизма. В мифологии буддизма есть животные и растения, которые играли особую роль в жизни и деятельности Будды: газели были первыми слушателями первой проповеди Будды, змеи (наги) сохранили учение о запредельной мудрости, лотосы раскрывались при каждом шаге новорождённого Гаутамы Шакьямуни, под деревом бодхи Гаутама достиг просветления и т. д. Развит культ грядущего Будды — Майтрейи.

Согласно космологии религии, вокруг горы Меру (Сумеру), где живут будды и божества, расположено множество миров. По буддизму, любой мир (в частности, наш) состоит из трёх сфер: камалоки (чувственный мир), рупалоки (иллюзорный мир) и арупалоки (истинный мир). Каждая лока имеет несколько уровней внутри себя, где расположены такие миры, как ад и рай, мир животных и мир духов, мир демонов и мир людей, область будд и т. д. Всё сущее перерождается в этих сферах по закону кармы, и, таким образом, всё сущее взаимозависимо.

Миры существуют в течение махакальп, состоящих из кальп. Каждая кальпа длится миллионы лет. Одни кальпы богаты буддами, другие — пусты. Нынешняя кальпа благоприятна для человечества — в ходе неё всего должно появиться 1008 будд. Будда Шакьямуни — седьмой Будда, Бодхисатва Майтрейя — грядущий будда. Он придёт на смену, когда учение Будды Шакьямуни полностью исчезнет, в соответствии с положением веры, что нет ничего вечного и необусловленного.

Согласно буддизму, мир развивается циклично. Возможно, для современников эпохи перемен и потрясений многие события носят апокалипсические знамения, с точки же зрения буддизма идёт смена одной эпохи другой, но вовсе не конец света, Апокалипсис. Приведённая религиозная интерпретация мира являлась средством овладения миром. Вероучение обеспечивало религиозное осмысление повседневной жизни людей, определяло нормы, в соответствии с которыми одни действия были разрешены, другие запрещены, и тем самым определялись моральные позиции по отношению к миру.

Милосердие и сострадание

Согласно Будде, поскольку всё сущее в большей или меньшей степени обладает одной и той же природой, то религиозная практика привносит нечто глубокое и полезное в жизнь каждого человека. Это не обязательно должна быть возможность благополучного перерождения и тому подобные блага. Если мы научимся правильно относиться к своим соплеменникам, вообще к людям и всем живым существам, то взамен обретём великое удовлетворение уже в этой жизни — вот установка буддиста. «Если даже человек мало повторяет Писание, но живёт, следуя дхамме, освободившись от страсти, ненависти и невежества, обладая истинным знанием, свободным разумом, не имея привязанностей ни в этом, ни в ином мире, — он причастен к святости» (Дхаммапада. 20).

Одна из основных этических заповедей буддизма — щедрость в благотворительности. «Будда сказал: «Если вы видите кого-либо, идущего Путём дарения, с радостью поддержите его, и вы обретёте огромное благо». Шраман спросил: «Есть ли конец этому благу?» Будда ответил: «Представь пламя одного светильника. Даже если сотня тысяч людей придёт и зажжёт от него свои светильники, чтобы у них было на чём приготовить пищу и чем разогнать тьму, первый светильник останется таким же, как прежде. Подобное же происходит с благами» (Сутра сорока двух разделов. 10). «Когда тебя просят — пусть о немногом, — дай», — говорится в Дхаммападе. Верующий человек следует основным принципам своей религии, а спецификой буддизма является особое отношение к чувствам всех живых существ, к их страданиям в цикличном существовании, где они оказались по неведению; это особое отношение развивается из принципов милосердия и сострадания, которые канонизируются здесь в цельную, рационально обоснованную систему.

Первый положительный аспект в религиозности буддиста составляет осознание последствий собственного действия (или бездействия) для благополучия других людей. Это осознание оказывает значительное влияние на принципиальную черту буддизма — сострадание и связано с одним из основных постулатов буддийского учения — законом кармы. Далай-лама отмечал: «Сострадание — это нечто принципиальное, что наполняет нашу жизнь смыслом… Это и есть моя подлинная религия, моя простая вера. Наше собственное сердце, наш собственный ум и есть храм. А доктрина — это сострадание». Будда утверждает в «Гандавьюха-сутре»: «Великое, исполненное сострадания сердце — это средоточие Будды».

Милосердие и сострадание в буддизме отнюдь не являются синонимами всепрощения и всяческого вспомоществования, ибо в таком случае они вступают в противоречие с теорией кармы. Есть примечательная история: убитая горем мать, у которой умер маленький сын, обращается к Будде с просьбой воскресить его, на что Будда на примере смертности всего сущего объясняет женщине истину страданий, привязанности к цикличному существованию, после чего она воспрянула духом и вступила в общину. Таким образом, основной принцип в реализации чувства милосердия и сострадания в буддизме — нацеленность на конкретный результат, активное сострадание в реальном времени и при реальных условиях. Любовь Будды к живым существам, по сути, была не чем иным, как жалостью к тем, кто вынужден жить в мире-страдании. Объяснить людям путь к спасению — вот чем ограничивалась его задача: «Вот путь, и нет другого для очищения зрения. Следуйте по нему. Всё иное — наваждение Мары» (Дхаммапада. 274). Поэтому в буддийских текстах можно найти немало высказываний о том, что праведному буддисту должны быть равно чужды и чувство вражды, и чувство активной любви.

Свидетельством любви к ближнему и сострадания ко всему живому считается в буддизме широкая пропаганда ахимсы. Самое ценное — это жизнь любого существа, и прежде всего человека. Убийство — самый тяжкий грех, чем бы оно ни объяснялось. В «Сутта-нипате» отмечается: «Когда кто-либо обращается с другим, думая так: «Как и я, так и они, как и они, так и я», он никогда не убьёт и не подвигнет других к убийству». Буддисты считают, что за многие тысячелетия инкарнаций все существа так или иначе были друг другу родителями, братьями и сёстрами, родственниками, поэтому к другим следует относиться как к своим прежним мамам и папам, детям и друзьям. А это предполагает любовь и сострадание. У буддистов чрезвычайно развито чувство нравственной ответственности не только за свою жизнь и будущие жизни, но также за жизни других существ. Помогая другим, человек накапливает благую карму, добивается лучшего перерождения и в конечном итоге — спасения.

Труд и повседневная активность

Буддизм призывает к самому активному участию в практической деятельности, что непосредственно стимулировало чисто прикладное применение достижений буддийской психокультуры к окружающей социокультурной и природной среде. «Кто не встаёт, когда время вставать; кто исполнен лени, несмотря на молодость и силу; у кого решимость и мысль подавлены, — тот, беспечный и ленивый, не найдёт пути к мудрости» (Дхаммапада. 280).

«Человек из-за своего богатства, добытого ценой усилий, труда и пота, радуется и своему богатству, и своим достойным поступкам, связанным с ним. При мысли: «Как я добыл своё богатство… меня радует и моё богатство, и достойные поступки» — к нему приходит блаженство, к нему приходит удовлетворение. Это называется «счастье богатства» (Ануттара Никайа. 68). Все действия должны соизмеряться с принципом недеяния, что предполагает деятельность, гармоничную с внешним миром, идущую в контексте объективно наличествующих процессов и тенденций.

Общество и государство

Буддисты придают исключительное значение вопросам образования как средству лепки общественных черт характера и поведения человека. Основы воспитания закладываются в семье. Залог успеха — воспитание у ребёнка чувства уважения, скромности, милосердия и сострадания к другим людям и живым существам. Только образованный человек может осознать свой долг перед обществом и содействовать прогрессу. Но, в отличие от западного представления об образовании как методе профессиональной выучки, буддизм ратует не только за развитие интеллекта, но и за воспитание высоких, «правильных» моральных качеств: правильного понимания добра и зла, чувства симпатии к окружающим, осознания своего долга по отношению к родителям, старшим, государству, нации, обществу в целом. Уважение к старшим — одно из принципиальных начал: «У того, кто почтителен и всегда уважает старых, возрастают четыре дхаммы: жизнь, красота, счастье, сила» (Дхаммапада. 109).

Понимая мир и своё место в нём, буддист обязан соотносить знания со своим поведением. Имеется поучительная история об учёном муже и йогине тибетской буддийской школы Кадам, прочитавшем в Винае (сборник поучений), что недопустимо использовать шкуру животного в качестве подстилки. А поскольку он сидел на медвежьей шкуре, то тут же выдернул её из-под себя. Продолжив читать, он выяснил, что если погода холодная или человек болен, то сидеть на шкуре животного разрешается. Тогда он снова подстелил медвежью шкуру. Так, через образы, доводится одна из главных идей буддизма — немедленно воплощать в жизнь то, что только что узнал.

Буддизм традиционно нёс в себе идею единства государства и крепкой централизованной власти. Это свойство буддизма, выражавшееся в освящении единого государства в противовес раздробленности, помогло ему на первых порах становления в Индии, где буддисты были потенциальными союзниками правителей древнеиндийских государств в борьбе с племенной раздробленностью (Г. М. Бонгард-Левин). В этой роли буддизм в периоды социальной напряжённости общества (например, по причине войн) легитимировал отклоняющееся от буддийских норм поведение членов общества, тем самым вступая в ещё более тесный союз с властью.

Человек должен заботиться о процветании своего общества и государства, которые, в свою очередь, должны всячески содействовать развитию своими подданными положительных качеств и способностей. Вместе с тем «лучше проглотить раскалённый железный шар, подобный огненному пламени, чем нечестивому и невоздержанному воспользоваться благотворительностью страны» (Дхаммапада. 308). Буддизм через учение о многомерности личности, огромных потенциальных способностях человека, уважение и сострадание ко всему живому утверждает возможность органичного вхождения в окружающий мир и природу, позитивного воздействия на общество.

Образование и наука

Структура религиозного сознания логически тождественна структуре личности. Более глубоко осознавая свою религию, в частности буддизм, люди становятся в известной мере сотворцами веры. Такое положение в религии не является новшеством, кощунством или святотатством, поскольку покушения на фундаментальные положения буддизма не происходит, ведь основа буддизма — доброта, положительная мотивация и сострадание, т. е. обычные чувства, понятные и знакомые всем людям. Эти чувства соответственно вполне доступны дальнейшему развитию и распространению. Данный подход является одним из фундаментальных положений буддизма — не доверяя никому, испытать учение на себе; во время медитативных и других духовных занятий следовало уподобиться соответствующему богу или бодхисатве. В специфическом состоянии сознания, по учению буддизма, происходило единение человека с истиной Учения, с сознанием Будды, человек достигал «буд-довости». Он становился сам для себя авторитетом. «Я всё победил, я всё знаю; при любых дхаммах я не запятнан. Я отказался от всего, с уничтожением желаний я стал свободным. Учась у себя самого, кого я назову учителем?» (Дхаммапада. 353). Эта уникальная установка позволила зародиться многим направлениям буддизма.

Далай-лама отмечает: сам Будда говорил, что его учение нужно не принимать на веру, но следовать ему, опираясь на размышления и логический анализ. Он объяснял, что высказывания, которые нельзя применить к практической ситуации и которые обнаруживают логические несвязности, следует отвергать. Благодаря такому подходу к сознанию и мышлению личность становилась развитой, интеллектуально раскрепощённой.

По мнению далай-ламы, если в ходе какого-то научного исследования учёные пришли к некоему заключению, которое противоречит учению Будды, то верующие буддисты обязаны принять результат научного исследования. «В этом и заключается общий буддийский подход, что мы должны всегда принимать только факты», — отмечает он. Безусловно, данная гипотеза должна быть полностью и обоснованно доказана.

Логике и умозаключениям в буддизме отводится значительное место. Вера должна быть рациональна. Интеллект — важная составляющая буддизма, иначе невозможно понять глубину буддийской доктрины. Поэтому умению слушать, думать и медитировать в этой религии уделяется первостепенное значение. «Нет размышления у того, кто не знает; нет знания у того, кто не размышляет. У кого же и размышление и знание, тот действительно близок к нирване» (Дхаммапада. 372).

Существуют четыре опоры, которые необходимы буддисту при постижении и практике учения: 1) полагаться на учение, а не на человека, который обучает; 2) полагаться на смысл, а не на слова; 3) полагаться на писания точного значения, а не на те, которые нуждаются в толкованиях; 4) полагаться на мудрость, а не на обычное знание.

Через реализацию четырёх указанных принципов, как утверждается, можно осознать пустоту (основу буддийского мировоззрения), которая не есть утверждающее отрицание, или ничто, но есть просто устранение того, что отрицается. Тем самым осознаётся истинное существование мира. «Идите, смотрите на сей мир, подобный пёстрой царской колеснице! Там, где барахтаются глупцы, у мудрого нет привязанности» (Дхаммапада. 171).

Семья, любовь и дружба

Людям следует с большим уважением относиться к родителям, к старшим. Родители дали своим детям рождение и всегда беспокоятся о них. «Например, скорбит сердце матери и отца, если видят они, что сын их болен. Жалостью отравлено сердце, рассудок болезненно цепенеет», — написано в «Махапари-нирвана-сутре». Родители должны воспитывать детей личным примером, чтобы те передали своим потомкам нравственные ценности и моральные принципы. За это дети в неоплатном долгу перед родителями. Согласно буддизму, дети сами выбирают своих родителей, таким образом, выбор семейного окружения был сделан ими самими. Будда говорил: «Братья, я утверждаю, что человек в вечном долгу перед двумя людьми. Перед какими двумя? Перед матерью и отцом. Даже если он должен будет носить на одном плече мать, а на другом отца, и будет так делать сто лет; и если он должен будет ухаживать за ними, умащая их мазями и растирая их члены, а они будут испражняться на него — даже и тогда он останется в долгу перед родителями. Более того, если он даст своим родителям высшую власть, полное господство над всей землёй, изобилующей семью сокровищами, — даже и тогда он не сможет вернуть долг своим родителям. Почему не сможет? Братья, родители много делают для детей; они рождают их на свет, они питают их, они вводят их в этот мир» (Ангуттара Никайа. 1.61).

Вырастая, человек должен следовать таким путём, чтобы жизнь была полна любви и сострадания. Семья — основа человека, общества, будущего страны. Большая ответственность за благополучие семьи лежит на хозяйке дома. Согласно Суджатта-сутте, есть семь разновидностей жён. Те, что были определены как «госпожа», «убийца» и «вор», будут после смерти блуждать в мучениях ада, другие же — «мать», «сестра», «друг» и «служанка» — окажутся в счастливом небесном мире. Помогать родителям, завести семью и трудиться — таковы добродетели мужчины: «Поддерживать отца и мать, ласкать жену и детей и заниматься мирным трудом — вот величайшее благословение» (Сутта-нипата).

Дружба — один из важных аспектов в вероучении буддизма. У Будды в странствиях всегда был рядом его близкий друг Ананда, в иконографии рядом с Буддой часто изображают его двух ближайших учеников — Маудгаль-яяну и Шарипутру. Вот что написано о дружбе в Дхам-мападе: «Если найдёшь разумного друга, готового идти вместе, праведно живущего, мудрого, превозмогающего все невзгоды — иди с ним, радостный и вдумчивый. Если не найдёшь разумного друга… иди один, как царь, отказавшийся от завоёванного царства, или как слон в слоновом лесу» (Дхаммапада. 328, 329).

Обеты и предписания

В буддизме нет жёстко установленных правил и предписаний, многое определяется согласно Пратимокше — учению о нормах поведения, позволяющих избегать омрачения кармы. Верующие должны сознательно ограничивать себя в тех или иных поступках, например в отношении причинения вреда всему живому («Если не можешь помочь, то хотя бы не навреди»). Им следует заниматься самосовершенствованием, постигать суть учения Будды. Праведный образ жизни имел свои градации у монахов и мирян, у мужчин и женщин. Единым было одно: сохранять жизнь; не воровать; не пустословить и не злословить; уважать людей и семейные ценности; беречь здоровье, не употреблять опьяняющие напитки, наркотические вещества и т. п. «Тот, кому ведомо понятие о благе… должен поступать следующим образом: обрести, в высшей степени, в самой высшей степени, способность к благородному изъяснению мыслей, быть честным, приветливым и смиренным. Всем он доволен, уравновешен, скромен в желаниях и удовлетворяется малым, спокоен, неприхотлив, нет в нём дерзости», — отмечается в Сутта-нипате.

Женщины как матери обладают немаловажным статусом в буддизме. Согласно учению, они также могли быть лидерами общин монахинь, их сострадание и материнская любовь воспеваются в ряде буддийских сутр. В тибетском буддизме есть даже культы бодхисатв-женщин (Белая Тара, Зелёная Тара и др.), в Китае бодхисатва-мужчина Авало-китешвара трансформировался в бодхисатву-женщину Гуанинь. В целом же следует отметить, что идеал женщины в буддизме — это любящая мать и верная жена, хранительница семейного очага и помощница членам семьи в следовании предписаниям Пратимокши.

Путь добродетели, предписания по поддержанию и сохранению мира среди членов общества противопоставлялся безнравственности и негативным эмоциям и действиям. Порочные наклонности, бандитизм и разбой влекли за собой по закону кармы несчастливое «перерождение» и последующую жизнь, полную тягостных страданий и забот.
Нарушение положений Пратимокши означало отступление от обещаний, данных Будде, общине и учению, и влекло за собой соразмерное наказание. Самым тяжким грехом, преступлением считалось убийство. Негативными поступками, очерняющими карму и жизненный путь, признавались воровство, половая распущенность. «Кто разрушает жизнь и произносит ложь, хватает то, что ему не дано в этом мире, и ходит к жене другого, человек, который предаётся пьянству, — подрывает себе корень здесь, в этом мире» (Дхаммапада. 246—247).

Особое место занимали грехи речи: ложь, злословие, клевета, грубая речь, пустословие, сплетни и др. Человеку следовало следить за своими словами: «Хорошо сказанное слово человека, который ему не следует, столь же бесплодно, как и прекрасный цветок с приятной окраской, но лишённый аромата» (Дхаммапада. 51).

Пьянство и наркомания воспринимаются как средства, не позволяющие человеку контролировать свой разум, тело, речь, влекущие аффективные действия и проступки. Человеку могут быть присущи такие отдельные качества, как гордыня и тщеславие, невежество и коварство, когда страсти и инстинкты оказывают значительное влияние на разум человека; задача состоит в осознании сущности подобных негативных качеств и состояний и в решимости их трансформации.

В буддизме принято считать, что отрицательные поступки, эмоции и мысли не только ведут к накоплению отрицательной кармы для будущих рождений, но также отрицательно сказываются на нынешнем здоровье человека, его моральном и физическом состоянии. Целые разделы «буддийской» медицины наполнены объяснением взаимосвязей между теми или иными проступками и их отражения на работе различных органов человека. «Здоровье — величайшая победа; удовлетворение — величайшее богатство; доверие — лучший из родственников; нирвана — величайшее благо», — утверждается в Дхам-мападе.

Буддизм и другие религии

В области мировоззрения и общественного сознания буддизм занимает прочное место благодаря своей архаической по форме, но подвижной по содержанию картине бытия, утверждающей приоритет морально-нравственных установок перед любыми социальными преобразованиями. Далай-лама отмечал, что религиозная задача состоит в сдерживании самого себя, а не в нападках на других.

Буддизму не присуща нетерпимость. В основе такого подхода лежат два взаимосвязанных мировоззрения: первое — буддизм отталкивается не от богодухновенного текста, а от идеи; второе — в буддизме отсутствует структурная жёсткость других мировых религий, следовательно, нет контроля за соответствием между «высшим предписанием» и человеческой деятельностью. Новые толкования слов Будды могли иметь успех лишь в том случае, если под них подводилось серьёзное, фундаментальное теоретическое обоснование, но и в этом случае они не объявлялись ересью — многое зависело от конкретных исторических условий общества. Не могло быть и речи о трансформации жизненных условий общества для соответствия неким «первичным ценностям» религии — буддизм не привязан к определённой формации, стилю жизни и т. д.

Буддизм исповедуют люди, верящие в возрождение живых существ и наличие взаимообусловленных связей между ними, иначе говоря — в существование непрерывного жизненного цикла, связующего все формы жизни. Поэтому буддизм распространён не только в своих традиционных регионах, но и среди интеллигенции западных стран, с той разницей, что на Западе речь идёт не столько о вере в учение Будды, сколько о симпатии к этому учению.

Буддизм — человеколюбивая и демократичная религия, где приоритет отдаётся личности, когда свобода выбора действий постулируется осознанием закона причинно-следственной связи. Буддизм позитивно относится к иным верованиям, мнениям и образам жизни и не считает свои мировоззренческие положения единственно верными. Учение о карме было призвано не только примирить человека с его собственным внутренним миром, но также построить новый порядок отношений с любыми другими живыми существами, творениями природы. Например, есть специальная буддийская духовная практика: надо не моргая смотреть на солнце (это возможно в условиях Индии). Очень скоро человек осознает, что нет солнца, отдельного от него, так же как и он не может восприниматься в отрыве от солнца, но есть единая система — «человек, смотрящий на солнце» или «солнце, видимое человеком».

Изучение буддизма, использование его открытий и потенциалов может оказаться полезным для создания концепции о человеке, что особенно актуально в наше время, когда вопрос взаимодействия людей и наций налагают на проблемы взаимодействия человечества и природы — так называемый антропогенный фактор. Согласно учению Будды, человек — это средоточие космических энергетических полей и потоков, неких физических масс, благодаря взаимодействию которых он может получать дополнительную внешнюю энергию и информацию и таким образом органически вписываться в окружающий мир и природу.