Главная страница / В помощь учителю / Смысл и назначение этики

Смысл и назначение этики

Влияние этики на жизнь и характер личности и общества трудно переоценить. Это система знаний, помогающая судить о том, что следует и чего не следует делать, отличая добро от зла, прекрасное от безобразного. Всё многообразие этих знаний можно свести к моральным понятиям, суждениям и нормам.

Моральные понятия являются отображением в отдельном слове различных проявлений и оттенков добра и зла. Таковы понятия честности, щедрости, великодушия, чуткости, лживости, скупости, мстительности, чёрствости и т. д. В каждом из естественных языков таких слов сотни.

Моральные суждения и нормы строятся на основе моральных понятий и составляют большой список оценок и предписаний, наставлений, запретов, приуроченных к различным жизненным ситуациям и положениям: «Стыд — страх перед ожидаемым бесчестьем», «Мужество — стойкость в исполнении должного», «Получив добро — помни, а сделав — забудь», «Не похваляйся своими успехами». К числу развёрнутых моральных суждений можно отнести этические рассказы, притчи, басни.

Этические знания человек получает и осваивает с раннего детства, поддерживая с их помощью необходимый уровень согласия и порядка в обществе. Неэтично, некрасиво браниться, сорить, обманывать, красть, завидовать, обижать слабых, предавать друзей. С этических позиций оценивает ребёнок не только собственное поведение, слова и поступки сверстников, но и поведение взрослых, в том числе и родителей.

В быту, в повседневном взаимодействии человека с миром этические знания служат средством постоянного и действенного контроля и самоконтроля мышления и поведения. Через представления о нравственном и безнравственном, приличном и неприличном, прекрасном и уродливом люди познают и оценивают сложный, противоречивый мир в себе и вокруг себя, выбирая на этой основе приемлемые формы поведения и стиля жизни. Этика, по мнению известного английского философа Дж. Мура, может нам подсказать, какую из альтернатив, лежащих в границах нашего выбора, лучше предпочесть.

Среди сил, формирующих действительность, нравственность является первой, хотя нынешнее время выдвигает на первый план политические и экономические задачи. При наличии очевидной связи между добрым и прекрасным следует признать, что прекрасное является элементом целого, которое есть добро само по себе (А. Швейцер).

Определение этики как отдельного раздела философии связано с именем древнегреческого философа Аристотеля (384—322 до н. э.). В основе используемого для этого термина лежит греческое слово ethos — этос, что означает «привычка, обычаи, нравы». В переводе на латинский язык, сделанном впервые римским оратором и мыслителем Цицероном, слову ethos соответствует mores и производные от него moralis — моральный и moralitas — мораль. В русском языке в таком же значении используются термины «нравственный», «нравственность».В определённом смысле можно утверждать, что понятия «этика», «нравственность», «мораль» совпадают. В обыденной речи, а зачастую в научной и научно-методической литературе они употребляются как синонимы. Однако в отечественной философии сложилась традиция различать эти понятия. Под этикой подразумевают теоретическое знание, науку, а под моралью и нравственностью — изучаемый этой наукой предмет — моральное (нравственное) сознание и поведение. Это не значит, что подлинной реальностью этики являются лишь системы абстрактного знания, этика — наука о том, что должно быть, а не о том, что на самом деле есть и может дыть. Этика — наука о морали и в определённой степени элемент самой морали.

Существует также условное, но важное с психологической точки зрения разграничение морали и нравственности. Мораль — это заданные этикой конкретные правила и предписания поведения. Нравственность — внутренняя предрасположенность и потребность соблюдать эти правила. Мораль в таком понимании предстаёт как нечто внешнее, что необходимо знать, усваивать, соблюдать. Это материал для социализации, для воспитания. Нравственность, в отличие от этого, соотносима в большей степени с воспитанностью, со сложившейся системой моральных ценностей. Мораль — это страж снаружи, а нравственность — страж внутри, наша совесть, наши нравственные устои. Мораль — это долг, ответственность перед другими, а совесть — это ответственность перед самим собой.

Моральное сознание и понимание

Сфера морального сознания и понимания представлена сложнейшей системой моральных понятий и суждений, ориентированных на этическую рационализацию мира. Моральные понятия, которыми оперирует наше сознание, — это добродетель и порок, верность и предательство, благодарность и неблагодарность, сердечность и чёрствость, тактичность и бестактность, терпимость и нетерпимость… В самом противопоставлении этих категорий присутствует оценка, помогающая человеку отличить нравственное от безнравственного.

Моральные нормы и развёрнутые моральные оценки запечатлены в афоризмах, пословицах, притчах, этических рассказах, баснях, кодексах поведения. Они составляют моральный опыт каждого народа и человечества в целом. И этот опыт не только постоянно используется, но и обогащается, оттачивается людьми, способствуя развитию морального сознания и понимания. Мир предстаёт перед нами в этическом измерении. Например, почти у всех народов мира в той или иной форме представлено «золотое правило нравственности», которое гласит: «Не делай другим того, чего не желаешь себе». Так сказал живший ещё в VI—V вв. до н. э. китайский философ Конфуций. И с тех пор норма взаимности остаётся в центре всех этических учений. Но в начале прошлого века английский писатель и драматург Бернард Шоу со свойственным ему английским остроумием и сарказмом отреагировал на это суждение следующим образом: «Не желайте другим того, чего желаете самому себе, у вас могут оказаться разные вкусы».

Причина, казалось бы, шутливого «спора» Бернарда Шоу с Конфуцием гораздо глубже и серьёзнее, чем кажется на первый взгляд. Высказывание знаменитого писателя служит напоминанием о том, что у разных людей и сообществ имеются свои не вполне совпадающие представления о благе, о нравственном долге и совершенстве. Признавая общее, универсальное в нравственном опыте человечества, мы не можем отвергать различия в отношениях к тем или иным конкретным, частным фактам жизни. Этого не отрицал и Конфуций, о чём свидетельствует следующий рассказ из его «Бесед и высказываний»: «Е-гун сказал Кун-цзы: «У нас есть прямой человек. Когда его отец украл барана, сын выступил свидетелем против отца». Кун-цзы сказал: «Прямые люди у нас отличаются от ваших. Отцы скрывают ошибки сыновей, а сыновья покрывают ошибки отцов, в этом и состоит прямота».

Хорошо понимал Конфуций и условность, недостижимость провозглашённого им идеала взаимности в отношениях между людьми. Когда один из его учеников по имени Цзы-гун (Дуаньму Сы) сказал, что, следуя «золотому правилу», он не хочет делать другим того, чего не хочет, чтобы делали ему, Конфуций ответил, что этого добиться невозможно. Тем самым подчёркивается, что моральному совершенству нет предела, между нравственным идеалом и реальностью человеческого существования, между должным и сущим в моральном сознании и поведении есть некоторая дистанция.

С одной стороны, это дистанция, которую не удаётся преодолеть в полной мере, так как идеал нравственного совершенства недостижим. С другой стороны, перед нами поле свободного выбора, открывающее возможность по-своему интерпретировать принципы этики, формировать собственную шкалу моральных ценностей и приоритетов, не всегда совпадающую с той, что задана обществом. Каждый человек живёт, постоянно снимая данное, присущее самой природе морального сознания противоречие. В зависимости от того, как и насколько это ему удаётся, мы судим о его моральных и волевых свойствах.

Понятие о нравственном прогрессе и регрессе

Глобальная этика

История человечества является историей восходящего развития морали, выделения общих для всего человечества универсальных этических ценностей. Так, ещё до формирования мировых религий у людей сложились представления об искуплении вины через покаяние и очищение души, через сочувствие и помощь страждущему. Эти формы нравственного мышления и поведения постепенно оттесняли механические и догматические формы достижения цели: очищение огнём, золой, водой, путём задабривания или, напротив, устрашения духов, демонов, принесения им жертв и даров. Существует твёрдое убеждение в том, что, воздерживаясь от зла, человек каждодневно и неустанно должен совершать добрые дела, спасая и успокаивая собственную душу.

Под влиянием таких идей происходило смягчение нравов, развивалась культура сочувствия, ушли в небытие распространённые в прошлом обычаи каннибализма, умерщвления стариков, принесения богам человеческих жертв. Были ликвидированы жестокие формы публичной казни: через сожжение на костре, побивание камнями, повешение, отсечение головы гильотиной, отменены различные формы смертной казни. Ещё в середине прошлого века Дж. Мур, прибегая к более широким обобщениям, писал о том, что ни один поступок, называемый убийством, ни при каких обстоятельствах не осуществит столько добра в универсуме, сколько его несовершение.

Мораль как система норм и ценностей, постоянно трансформируясь, наполняется новым духовным и гуманистическим содержанием. Приходит право морального выбора, возможность решать, как поступать в конкретном случае, не нарушая универсальных этических установок. При этом следует признать, что в связи со смещением акцентов в современной жизни с внешних моральных ограничений к внутренним нравственным установкам и ори-ентациям личности, что является особенно характерным для нашего сверхскоростного мира, существенно возрастает роль этического образования в воспитании подрастающего поколения. Ведь будущее, по мнению оптимистов, готовит нам «общество тотальной свободы», где внешние сдерживающие программы (мораль) перейдут во внутренние запреты: я не буду так поступать не потому, что это неприлично и вызовет осуждение окружающих, а потому, что не хочу причинять другому человеку неудобства, а люди в своём выборе будут ориентироваться на общеэтические универсальные человеческие ценности.

Различие между этикой и моралью состоит в том, что первая включает в себя всеобщие, неизменные принципы, выражающие важнейшие ценности и убеждения личности и общества, тогда как вторая содержит более специфические и изменчивые правила, через которые реализуются эти общие принципы.

Универсальная этика, к которой, по мнению учёных, неизбежно придёт человечество в своём развитии, — одно из магистральных направлений научного поиска в современной этической теории и одновременно важнейшая практическая задача на пути глобализации современного мира — создание универсальной (глобальной, планетарной, общечеловеческой) этики. Под универсальной этикой понимается система ценностей, которая могла бы стать основой для единого культурного пространства всего человечества в будущем или, по крайней мере, в рамках которой уже сейчас приходится вести так называемый диалог цивилизаций. Иными словами, глобальная этика призвана найти такие безусловные ценности, которые содержатся во всех культурах и принимаются представителями всех этносов, социальных групп и классов, как верующими разных конфессий, так и атеистами. Можно сформулировать главную задачу универсальной этики и по-другому: она должна выработать такие определения добра и зла, которые были бы приемлемы для всех людей, ибо на данный момент то, что признаётся добром в одном обществе, может оказаться злом в другом, и наоборот, а это, в свою очередь, чревато нарастанием различных видов экстремизма (в чём мы достоверно убеждаемся в последние годы) и с лёгкостью может перерасти в новую мировую войну.

Вместе с тем эпоха глобализации, несмотря на выработанные всей историей человечества универсальные этические ценности и установки, порождает и крайне негативные, неустойчивые и условные характеристики глобальной этики сетевого мира, для которых становятся тесными даже предельно общие моральные принципы. Стремительность социальных изменений, нарушая преемственность культуры, приводит к нравственному регрессу, парадоксальным образом нарушая общий процесс гуманизации и либерализации общественной и личной жизни.

Для обозначения таких состояний французский социолог конца ХIХ в. Эмиль Дюркгейм, например, ввёл понятие аномии (букв. «без норм»), понимая под этим неоправданное ослабление и рассогласование ценностей и норм, утрату эффективности нравственных рамок, регулирующих общественную и индивидуальную жизнь.

К крайним проявлениям и последствиям аномии относят обычно суицидогенные импульсы и суицид. Следует включить сюда и наиболее жестокие, бессмысленные формы насилия, а также другие проявления деградации культуры, в не меньшей степени расшатывающие устои общественной жизни.

Американский социолог Г. Блумер выделял форму социального самочувствия, именуемую социальным беспокойством. Характерными для социального беспокойства являются, с одной стороны, смутные предчувствия и страхи, растерянность и неуверенность, инертность и внушаемость, а с другой — агрессивность и повышенная раздражительность, носящая часто суетливый, беспорядочный характер. Это состояния, близкие к панике, страху, унынию.

Обычно такого рода спады морального состояния общества и личности являются результатом каких-либо больших социальных, экономических катаклизмов: социальная революция, экономический кризис. В состоянии аномии находилось и российское общество, что было обусловлено распадом Советского Союза, болезненным переходом к рыночной экономике. В состоянии вялотекущей аномии находится сейчас всё мировое сообщество: в период экономического кризиса, поразившего с 2009 г. всю планету, стали очевидными издержки глобальной этики, которая может обернуться для человечества и глобальным хаосом.

Глобальные проблемы, катастрофы, войны, с одной стороны, и экология — с другой, стимулируют разработку глобальных проектов спасения планеты и человеческой цивилизации и международных усилий и действий, направленных на их реализацию. «Глобальное образование», принципы которого нацелены на осмысление глобальных проблем и выработку ответственности за всё происходящее на планете, уже практикуется во многих американских и европейских школах. Без универсальных человеческих ценностей, связывающих людей, не может быть мира и единства. Именно они должны лежать в основе жизнедеятельности современного человеческого общества и эффективного диалога между разными государствами, группами и сообществами, как бы они ни отличались друг от друга по своим расовым, национальным, социальным, религиозным и иным признакам.